Статья:

К вопросу о субъекте уголовно-процессуальной деятельности

Конференция: XII Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Гузов А.С., Стручалина О.А. К вопросу о субъекте уголовно-процессуальной деятельности // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. XII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(12). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/11(12).pdf (дата обращения: 15.09.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

К вопросу о субъекте уголовно-процессуальной деятельности

Гузов Александр Сергеевич
студент, Юридический институт Сибирского федерального университета, РФ, г. Красноярск
Стручалина Ольга Александровна
студент, Юридический институт Сибирского федерального университета, РФ, г. Красноярск

 

Субъект – хозяин деятельности, её автор, субъект свободен в наполнении содержанием элементов деятельности. И здесь мы сталкиваемся с особенностью уголовно-процессуальной деятельности. Основным формированием структуры и содержания уголовно-процессуальной деятельности является не субъект, а закон. [4, с. 36] Но, тем не менее, это не умаляет роль субъекта. Ведь без субъекта становится невозможным осуществления деятельности. Так А.А. Давлетов, отмечал, что «Всякая деятельность производится не сама по себе. Она осуществляется человеком – субъектом того или иного вида практики. При этом каждый придерживается определенных правил». [3, с. 87]

УПК РФ не оперирует понятием «субъект уголовно-процессуальной деятельности», нет в нем и понятия «участник уголовно-процессуальной деятельности», зато имеется целый раздел (раздел II УПК РФ), который называется «Участники уголовного судопроизводства». Возникает вопрос: как соотносятся понятия «субъект уголовно-процессуальной деятельности», «участник процесса» и «субъект уголовно-процессуальных отношений»?

По мнению В.П. Божьева, участниками уголовного судопроизводства следует считать лиц и государственные органы, наделенных совокупностью определенных УПК процессуальных прав и обязанностей, реализующих эти права и исполняющих эти обязанности в ходе осуществления уголовно-процессуальной деятельности.[2, с. 43] Далее автор выделяет признаки участника уголовного процесса: во-первых, выполняют одну из основных или вспомогательных функций; во-вторых, наделены совокупностью прав и обязанностей; в третьих, выступают в качестве правомочного субъекта уголовно-процессуальных отношений.

Рассматривая эту позицию, нам кажется, что автор определяет понятие участника судопроизводства через процессуальную правоспособность. То есть, каждый правоспособный становится участником судопроизводства, когда он реализует свои права или выполняет свои обязанности. По поводу функций, автор в качестве обязательного признака выделил выполнение основной или вспомогательной функции. Возникает вопрос, а кто остается за рамками этих функций, кого нельзя причислить к участникам судопроизводства? Какую иную функцию они должны выполнять? По моему мнению, автор не достаточно аргументировал свою позицию, не раскрыв что понимает под основной и вспомогательной функциями, иначе получается, что более никого к данной классификации отнести нельзя так как все выполняют одну из этих функций.

М.С. Строгович разграничивал понятия «участник уголовного процесса», «участник уголовно-процессуальной деятельности» и «участник уголовно-процессуальных правоотношений». В качестве признаков участника уголовного судопроизводства выделял: наличие прав и обязанностей и участие в уголовно-процессуальных правоотношениях или осуществление уголовно-процессуальной деятельности.

По мнению М.С. Строговича, эксперты, переводчики, свидетели, понятые, специалисты, секретари, то есть, так называемые в УПК РФ «иные участники уголовного судопроизводства», не являются участниками уголовно-процессуальной деятельности, в силу того, что они не выполняют ни одной из трех процессуальных функций – обвинение, защита, разрешение дела. Однако участниками уголовного судопроизводства они являются. Из этого автор делает вывод: «Если любой участник уголовно-процессуальной деятельности – участник уголовного судопроизводства, то далеко не всякий участник процесса – это участник уголовно-процессуальной деятельности это может быть и участник правоотношения». [5, с. 111]

По нашему мнению, необоснованно считать секретарей, понятых, переводчиков, специалистов, свидетелей и экспертов участниками уголовного судопроизводства, субъектами уголовно-процессуальной деятельности. Они не имеют материального или процессуального интереса в исходе дела. Они входят в уже начавшуюся деятельность, причем не по собственной инициативе. Тем не менее, их статус закреплен в законе, они имеют права и обязанности, могут вступать в отношения, следовательно, они субъекты уголовно-процессуальных отношений. Считается, что уголовно-процессуальные отношения, возникают, изменяются и прекращаются в ходе осуществления субъектом уголовно-процессуальной деятельности. Уголовно-процессуальные отношения имеют властный элемент. «Вне государственно-властного веления и, следовательно, вне прямого или косвенного участия субъекта, от которого оно может исходить невозможно ни возникновение, ни изменение, ни прекращение уголовно-процессуальных отношений.» [6, с. 32]

На наш взгляд, наиболее проработанной точкой зрения по данному вопросу является точка зрения Ю.К. Якимовича. Этот ученый разводит понятия «участник уголовного процесса» и «участник уголовно-процессуальной деятельности». Его критике подвергаются, как точки зрения других ученых, так и уголовно-процессуальный закон, то есть те источники, которые отождествляют эти понятия. Критикуя УПК, автор заметил, что законодатель, назвав раздел «участники уголовного судопроизводства», преследуя цель перечислить всех участников уголовно-процессуальной деятельности, не смог перечислить в нем всех участников, так в частности отсутствует указание на законного представителя потерпевшего, присяжных заседателей, адвоката свидетеля. Нет во втором разделе УПК и указаний на участников особых производств, например судебно-контрольных органов. [7, с. 113]

Основным критерием, разграничивающим участника уголовного процесса и участника уголовно-процессуальной деятельности, по мнению Ю.К. Якимовича, является наличие у первого уголовно-правового или иного материально-правового интереса в ходе и исходе дела.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что так называемые «иные участ­ники уголовного судопроизводства», ошибочно помещены законодателем в данный раздел УПК РФ. Либо же, данный раздел имеет порок в названии и следовало его назвать «Субъекты уголовно-процессуальных отношений». Как уже говорилось выше, они являются субъектами уголовно-процессуальных отно­шений. Субъектами уголовно-процессуальных отношений следует считать всех предусмотренных уголовно-процессуальным законом лиц и все органы, которые имеют права и обязанности и вступают во взаимодействие с другими в процессе их реализации.

Таким образом, определяя субъекта уголовно-процессуальной деятель­ности, было бы ошибочным опираться только лишь на раздел II УПК, в виду юридического несовершенства данного раздела. Субъектом уголовно-процессуальной деятельности следует считать органы государства, ведь именно они в силу публичности процесса осуществляют уголовно-процессуальную деятельность, они вовлекают в эту деятельность других участников (участников процесса, субъектов правоотношений). На них возложены две группы обязанностей – обязанности по отношению к государству и обществу в целом и обязанности по отношению к конкретному участнику процесса. Перед субъектами деятельности государством поставлены конкретные цели, которые требуют исполнения. Реализация целей уголовно-процессуальной деятельности – их основная обязанность, именно поэтому они монопольно наделены властными полномочиями. Органы государства – хозяева уголовно-процессуальной деятельности, т.к. от них зависит её ход, они ответственны за результат. [1, с. 312]

 

Список литературы: 
1. Барабаш А.С. Публичное начало российского уголовного процесса. – Спб. : Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс». 2009. – 418 с.
2. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. – М., 1975. – 176 с.
3. Давлетов А.А. Принципы уголовно-процессуальной деятельности // Известия. Правоведение. - 2008. - № 2. – С. 90-96.
4. Метод российского уголовного процесса./ А.С. Барабаш, А.А. Брестер: Юридический центр- Пресс. М.: 2013. – 224 с.
5. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. / М.С. Строгович. – М.: Академия наук СССР, 1951. – 470 с.
6. Элькинд П.С. Сущность советского уголовного процесса. – Л., 1963. – 171 С.
7. Якимович Ю.К. Участники уголовного процесса и субъекты уголовно-процессуальной деятельности // Вестник ОмГУ. - Серия. Право. - 2008. - №1. - С.110-118.