Статья:

Современные представления об объективных признаках мошенничества

Конференция: CXXXIII Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Рогозин Н.С. Современные представления об объективных признаках мошенничества // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. CXXXIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 23(133). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/23(133).pdf (дата обращения: 24.04.2024)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Современные представления об объективных признаках мошенничества

Рогозин Николай Сергеевич
магистрант, АНО ВО Российский новый университет, РФ, г. Москва
Янина Ирина Юрьевна
научный руководитель,

 

MODERN IDEAS ABOUT THE OBJECTIVE SIGNS OF FRAUD

 

Nikolay Rogozin

Master’s student, ANO VO Russian New University, Russia, Moscow

 

Аннотация. Данная статья посвящена исследованию современных представлений об объективных признаках мошенничества. Автор рассматривает проблемные аспекты содержания некоторых объективных признаков состава преступления. Обоснованы авторские предложения относительно толкования таких из них, как объект и предмет преступления, а также отдельных признаков его объективной стороны.

Abstract. The article is devoted to studying modern ideas about the objective signs of fraud. The author examines the problematic aspects of the content of some objective signs of corpus delicti. The author's proposals are substantiated regarding the interpretation of such of them as the object and subject of the crime, as well as individual signs of its objective side.

 

Ключевые слова: мошенничество, преступление, состав преступления; содержание; элементы; объективные признаки, объект и предмет преступления.

Keywords: fraud, crime, corpus delicti; content; elements; objective signs, object and subject of the crime.

 

Постановка проблемы. Согласно Уголовному кодексу РФ основанием наступления уголовной ответственности является совершение лицом общественно опасного деяния, содержащего состав преступления. Указанным обусловливается профессиональный интерес к категории «состав преступления», что является одной из основных в уголовном праве.

Вопросам состава мошенничества как преступления или отдельных его аспектов посвящены научные труды многих теоретиков в области уголовного права. Но учение о составе преступления развивается. Меняются представления специалистов и о его содержании, особенно о сущности его элементов и признаков, порождает разночтения в характеристике указанных составляющих этой фундаментальной уголовно-правовой конструкции. Поэтому возникает потребность в периодической «инвентаризации» высказанных мнений относительно содержания отдельных элементов состава преступления, связанного с мошенничеством, с целью осовременивания общего представление о нем. Указанным и обуславливается актуальность темы публикации.

Цель статьи заключается в исследовании современных представлений об объективных признаках мошенничества.

Изложение основного материала исследования необходимо начать с замечания, что авторское понимание проблемы основывается на уверенности в многозначности состава преступления и понятия о нем, что обусловливает, в частности, нецелесообразность его противопоставления понятию «преступление».

В составе мошенничества одновременно отображаются как типичная модель преступного поступка, так и фактически совершенное преступление. Содержание состава преступления образуют следующие обязательные элементы: 1) объект преступления; 2) предмет преступления; 3) объективная сторона преступления; 4) субъект преступления; 5) субъективная сторона преступления [3, с.134].

По объекту мошенничества следует руководствоваться тем, что с точки зрения формального его определения - это то, что испытывает деструктивное влияние в результате совершения преступного деяния.

При осуществлении сущностного определения объекта мошенничества сегодня не существует никаких оснований обращаться к абстрактной философской категории «общественные отношения», особенно для оперирования ею при определении объекта определенного преступления. Категорийный статус общественных отношений в большей степени соответствует достаточно абстрактному уровню философского взгляда на общество. Общественные отношения как социально-философское понятие могут выполнять роль сущностной характеристики общества, а не узкой юридической категории, которой есть состав преступления [5, с.81].

В понятии «общественные отношения» акцент сделан на его первой части - «общественные», что подчеркивает надиндивидуальный характер социальных зависимостей и, соответственно, трансиндивидуальной устойчивости сторон общественных отношений. Настоящими субъектами общественных отношений являются не индивидуумы, не локальные социальные группы, а исключительно большие социальные общности (классы, нации и т.д.), что составляют сверхиндивидуальную реальность [1, с.79].  

Общественные отношения - это категория, выражающая способ общественного взаимосвязанного сосуществования больших социальных образований, а не отдельных индивидуумов или их групп [6, с. 72-73].

Адепты теории «объект преступления - общественные отношения» игнорируют это свойство последних и, подменяя понятия, отождествляют общественные отношения с отношениями между людьми в обществе. Тезис о том, что объектом преступления являются общественные отношения, очень удален от непосредственной практики юриста, поскольку отдельный субъект или их группы (соучастие в преступлении) ни прямо, ни косвенно не могут нарушить общественные отношения в названном выше их понимании.

Категория «общественные отношения» отражает действительность в чрезвычайно высоком уровне абстракции. Как правило, правовед с такими уровнями абстракции не работает. Он имеет дело с вопросами правовой защиты жизни, здоровья, достоинства, собственности, политической системы, но, будучи обученным основам уголовного права на существующей теории «объект преступления - общественные отношения», склонен трактовать преступление как посягательство именно на такие отношения, имея в виду не их, а отношения между людьми в обществе [4, с.159].

Это недоразумение возникает из-за того, что общественные отношения путают с формами их внешнего проявления. Чаще всего общественные отношения отождествляют с межличностными отношениями, а интересы, потребности, ценности и идеалы считают содержанием этих отношений.

Более корректным было бы такое решение этого вопроса: объектом мошенничества являются не общественные отношения, а определенные ценности, по которым возникают отношения между людьми в обществе, а не общественные отношения как отношения между обществами (классами, нациями, конфессиями и т.д.). Нормы действующего уголовного права охватывают сферу конкретных действий индивидуумов или их групп относительно друг друга. Это ограничивает возможность спекуляций вокруг общественных отношений как объекта преступления. В преступных действиях отдельных лиц не существует угрозы общественным отношениям. Последнее под силу поднять более мощные социальные проблемы, например, революции, войны. От преступления страдают не мифические общественные отношения, а конкретные ценности: личность, жизнь, здоровье, общественная безопасность, собственность и тому подобное.

Важное уголовно-правовое значение имеет разделение объектов преступления на виды. Обычно выделяют три их вида: общий, родовой и непосредственный. Последний вид разделяют на подвиды: основной и дополнительный. При этом дополнительный объект является обязательным и факультативным. Указанный подход требует некоторых уточнений. В частности, прежде чем делить объекты на указанные выше виды, следует выделить два явления и понятия о них: объект уголовно- правовой охраны и объект преступления. Первое охватывает собой определенные ценности до момента преступного посягательства на них. То есть об объекте уголовно-правовой охраны можно говорить только как об объекте возможного правонарушения (статика), а не как об элементе состава преступления, что уже совершается или было совершено (динамика) [2, с.131].  

По родовому объекту следует отметить, что он является структурным элементом так называемого родового состава мошенничества как определенной абстракции, теоретической конструкции, обеспечивает познание уголовно-правовых признаков группы однородных преступлений. Родовым объектом является совокупность однородных ценностей, охраняемых в группе однородных уголовно-правовых норм. Отсюда - второе название этого объекта групповой. Родовой объект является частью общего объекта уголовно-правовой охраны.

Еще одним элементом состава мошенничества, что объединяет группу его объективных признаков, является объективная сторона преступления. Она является внешней стороной преступления в том смысле, что большинство ее признаков воспринимаются органами чувств, в отличие от стороны субъективной, которая такому восприятию не поддается, поэтому называется внутренней стороной преступного деяния.

Объективная сторона - это внешний процесс совершения преступного деяния и его вредные последствия. Ее образуют обязательные и факультативные уголовно-правовые признаки. К обязательным относятся: преступное деяние, вызванный им вред или созданная опасность ее причинения и причинная связь между ними. Установка последнего иногда вызывает существенные трудности в правоприменительной деятельности [3, с.135].

Не следует также забывать, что существуют два вида связи между деянием и вредом в составе преступления: непосредственный и опосредованный. Только первый из них является собственно связью причинной. В ситуациях, когда ущерб влечет за собой не действия субъекта, а что-то другое, причинную связь между деянием и вредом искать бесполезно, ее не существует. Зато в таких случаях имеет место обусловливающий связь в том, что деяние является необходимым условием наступления вреда в результате действия какой-то другой силы. Примером последнего служит оставление человека в опасности, если это повлекло тяжкие последствия.

Выводы. Таким образом, изложенное выше показало, что некоторые объективные признаки состава мошенничества требуют определенного переосмысления в связи с более детальным исследованием их сущности и содержания. В целом же содержание состава мошенничества как единственного и достаточного материально-правового основания уголовной ответственности остается неизменным, что подтверждает фундаментальность этой уголовно-правовой категории.

 

Список литературы:
1. Аистов И.А. Уголовно-правовая и криминалистическая характеристика мошенничества пара-психологического направления в сети Интернет / И.А.Аистов, Д.Н.Палагин // Фундаментальные и прикладные исследования кооперативного сектора экономики. - 2016. - N 4. - С.79-82.
2. Акчурин А. Способы совершения мошенничества осужденными, содержащимися в исправительных колониях // Уголовное право. - 2018. - N 3. - С.129-133.
3. Кочетков А.М. Особенности использования специальных знаний в сфере экономики при расследовании мошенничества, совершаемого в отношении государственного имущества / А.М.Кочетков, И.Н.Сенчев // «Черные дыры» в рос. законодательстве. - 2017. - N 3. - С.133-136.
4. Красикова А.А. К вопросу о признании мошенничества одной из форм хищения // Рос. юрид. журнал. - 2012. - N 3. - С.158-164.
5. Уголовное право России. Части Общая и Особенная. 2-е издание. Учебник для бакалавров / Под ред. Рарога А.И.  - Проспект – 2016.
6. Уголовно-правовая охрана бюджетных средств. Монография / Под ред. Пикурова Н.И., Карабановой Е.Н. - Проспект – 2016.