Статья:

К ВОПРОСУ О ТРАНСФОРМАЦИИ СРЕДСТВ ДОКАЗЫВАНИЯ В УСЛОВИЯХ ВНЕДРЕНИЯ ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВОСУДИЯ

Конференция: CCXXVI Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Логунова Е.С. К ВОПРОСУ О ТРАНСФОРМАЦИИ СРЕДСТВ ДОКАЗЫВАНИЯ В УСЛОВИЯХ ВНЕДРЕНИЯ ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВОСУДИЯ // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. CCXXVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 35(226). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/35(226).pdf (дата обращения: 23.02.2024)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

К ВОПРОСУ О ТРАНСФОРМАЦИИ СРЕДСТВ ДОКАЗЫВАНИЯ В УСЛОВИЯХ ВНЕДРЕНИЯ ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВОСУДИЯ

Логунова Екатерина Сергеевна
магистрант, Белорусский государственный экономический университет, РФ, г. Минск
Шафалович Анна Анатольевна
научный руководитель, канд. юрид. наук, доцент кафедры теории и истории права, Белорусский государственный экономический университет, РФ, г. Минск

 

Несмотря на различную интенсивность проникновения цифровых устройств в практическую деятельность судов в разных государствах, процесс цифровизации судопроизводства позиционируется в науке как объективная и закономерная тенденция, в отношении которой прогнозируется существенная в ближайшем будущем трансформация не только организационно-коммуникативной и инструментальной стороны повседневной правоприменительной деятельности судов, но также процессуального законодательства вплоть до перехода к новой исторической модели судопроизводства, базирующейся на обновленной системе принципов и процедурных правил.

Распространение цифровых устройств в совокупности с широкой базой пользователей электронных услуг и услуг связи существенно повлияло и на сферу правосудия, а именно на доказательственную базу. Судебная практика свидетельствует о росте количества споров, по которым стороны представляют в суд сведения о фактах, зафиксированные на технических носителях информации (аудио- и видеопленках, картах памяти мобильных телефонов, лазерных дисках, флэш-картах, жестких дисках ноутбуков, серверах глобальной сети Интернет), а также распечатки данной информации. Сегодня такие материалы именуют электронными доказательствами. Однако в настоящее время в процессуальном законодательстве Республики Беларусь отсутствует понятие электронных доказательств, не регламентирован порядок их предоставления и определение юридической силы. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что вопросы электронного правосудия, электронных доказательств недостаточно освещены в отечественной юридической литературе и затрагивались другими авторами, как правило, фрагментарно в рамках исследований по другим проблематикам. Все вышеизложенное обусловливает актуальность и важность проведенного исследования. Рассмотри данный вопрос на примере Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) [1].

В соответствии с положением ст. 8 ХПК, суд, рассматривающий экономические дела, в пределах своей компетенции и подсудности осуществляет защиту прав и законных интересов участников гражданских, административных и иных правоотношений способами, предусмотренными Гражданским кодексом Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. № 218-З (далее – ГК) [2]. В свою очередь, ГК в ст. 2 закрепляет принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты, а граждане и юридические лица вправе защищать свои гражданские права с соблюдением пределов, определенных законодательством. Из этого принципа вытекает, что защита своих прав и интересов может осуществляться с представлением любых доказательств, которые предусмотрены законодательством. При этом, согласно ст. 100 ХПК, каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений.

Несмотря на то, что в современной правовой литературе и правоприменительной практике все чаще стал употребляться термин «электронные доказательства», в белорусском законодательстве отсутствует легальное определение доказательств, зафиксированных на электронном носителе. Исходя из самой сути, и способов фиксации электронные доказательства можно отнести к письменным доказательствам. Однако ввиду специфики источников и способа предоставления электронных доказательств в качестве доказательственной базы представляется необходимым закрепить их в качестве отдельного средства доказывания. В связи с этим предлагается дополнить ч. 2 ст. 83 ХПК следующим содержанием:

«К средствам доказывания относятся письменные и вещественные доказательства, звуко- и видеозапись, объяснения лиц, участвующих в деле, консультации специалистов, заключения экспертов, показания свидетелей, заключения государственных органов, органов местного управления и самоуправления, электронные доказательства, а также другие носители информации, если с их помощью можно получить сведения о фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела».

В процессе развития информационных технологий, взаимодействие людей осуществляется не только путём непосредственного общения, но и при использовании электронных средств коммуникации. Участились случаи ведения в мессенджерах деловой переписки, согласования содержания договоров, условий сделок. В результате содержание сообщений в переписке приобретает  юридическую значимость. Как показывает судебная практика, одним из наиболее распространенных способов обмена сообщениями в практике электронного документооборота является электронная почта, которая позволяет не только осуществлять переписку, но и отправлять, принимать документы, в том числе договоры, платежные документы. Порядок оценки судом такого электронного доказательства, как переписка субъектов хозяйствования в различных мобильных приложениях и посредством электронной почты, в действующем законодательстве регламентирован недостаточно. Так, на практике встречались случаи обеспечения электронных доказательств нотариусом, а также выявлены случаи, когда в судебном заседании проводился осмотр электронного почтового ящика. Указанные обстоятельства, в свою очередь, свидетельствуют о том, что у суда отсутствует единая практика фиксации такого электронного доказательства, как переписка субъектов хозяйствования.

В зависимости от содержания информации, зафиксированной на техническом носителе, электронные доказательства могут представляться и исследоваться в рамках ХПК по правилам, предусмотренным для письменных доказательств (ст. 84 ХПК) или звуко- и видеозаписей (ст. 90 ХПК). При этом, в ст. 84 ХПК закреплено лишь положением о том, что документы, полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи, в том числе с использованием глобальной компьютерной сети Интернет, а также документы, подписанные электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи, являются доказательствами при условии их надлежащего оформления. Однако не только документы, полученные с помощью технических устройств, являются электронными доказательствами. Поэтому необходимо классифицировать данный вид доказательств. Все электронные доказательства можно разделить на электронные документы, электронные материалы, электронные сообщения, электронные переписки. Стоит отметить, что порядок предоставления электронных документов как доказательств, регламентирован в наибольшей степени. Это обусловлено наличием такого правового акта, как Закон Республики Беларусь от 28 декабря 2009 г. №113-3 «Об электронном документе и электронной цифровой подписи» [3]. Исходя из анализа данного нормативного правового акта, можно сделать вывод, что при использовании электронного документа в качестве доказательства, предоставляется копия, удостоверенная нотариусом, иным должностным лицом, имеющим право совершать нотариальные действия.

Поскольку все доказательства должны оцениваться с точки зрения относимости, достоверности, достаточности, необходимо определить порядок исследования электронных материалов, сообщений, переписок. Для подтверждения достоверности перечисленных электронных доказательств, предлагается ввести обязанность сторон также, как и электронные документы, удостоверять у нотариуса содержащуюся в них информацию. При этом, предоставление нотариусу печатаных копий не всегда представляется возможным. Согласно п. 1 и п. 2 ст. 111 Закона Республики Беларусь от 18 июля 2004 г. № 305-З «О нотариате и нотариальной деятельности» до возбуждения дела в суде общей юрисдикции нотариус обеспечивает письменные доказательства, если у лица есть причины полагать, что эти доказательства впоследствии будет невозможно или затруднительно представить [4]. Следовательно, нотариус может удостоверять и электронные доказательства путем составления протокола проверки доказательств на предмет достоверности.

Специфика электронных доказательств требует специального порядка их исследования судом. Зал судебного заседания не всегда снабжен специальным техническим оборудованием для исследования электронных доказательств, поэтому представляется необходимым закрепление обязанности заинтересованных в исходе лиц содействовать суду предоставлением оборудования для исследования электронных доказательств, либо обязанности уведомить суд заранее до начала рассмотрения дела о предоставлении доказательств, требующих техническое обеспечение. Также ввиду того, что исследование электронных доказательств может требовать специальных познаний в области информационных технологий, считается необходимым участие в судебном процессе специалиста или эксперта, в том числе по ходатайству заинтересованных в исходе дела лиц.

Таким образом, электронные доказательства – сведения о фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела, содержащиеся в зафиксированных на технических носителях информации записях. Считается необходимым внесение электронных доказательств в перечень средств доказывания, закрепленных в ч. 2 ст. 83 ХПК, определения видов электронных доказательств, порядка из предоставления и исследования в суде, рассматривающем экономические дела. Отметим также, что результаты исследования использования электронных доказательств представляется целесообразным рассматривать в контексте как хозяйственного, так и других видов судопроизводств, поскольку в качестве одного из перспективных направлений инновационного развития Республики Беларусь является внедрение электронного правосудия.  

 

Список литературы:
1. Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь: Кодекс Респ. Беларусь, 15 декабря 1998 г., № 219-З: в ред. Закона Респ. Беларусь от 17.07.2023 г. № 284-З // Эталон  – Беларусь – [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2023. – Дата доступа: 05.11.2023. 
2. Гражданский кодекс Республики Беларусь: Кодекс Респ. Беларусь, 07.12.1998 г. №218-З: принят Палатой представителей 28 октября 1998 г.: одобрен Советом Респ. 19 ноября 1998 г.: в ред. от 17.07.2023 г. // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс]/Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2023. – Дата доступа: 05.11.2023.
3. Об электронном документе и электронной цифровой подписи: Закон Респ. Беларуси от 28.12.2009 г. № 113-3 // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2022. – Дата доступа: 05.11.2022
4. О нотариате и нотариальной деятельности: Закон Респ. Беларуси от 18.07.2004 г. № 305-3: в ред. Закона Респ. Беларусь от 26.01.2007 г. № 301-З // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2023. – Дата доступа: 05.11.2023