Статья:

Оспаривание сделок должника в рамках трансграничной несостоятельности

Конференция: XII Студенческая международная научно-практическая конференция «Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Кулинченко И.И., Шогенова А.М. Оспаривание сделок должника в рамках трансграничной несостоятельности // Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. XII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(12). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_social/1(12).pdf (дата обращения: 06.07.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Оспаривание сделок должника в рамках трансграничной несостоятельности

Кулинченко Илья Игоревич
студент ФБГОУ ВО СГЮА, РФ, г. Саратов
Шогенова Альбина Мартиновна
студент ФБГОУ ВО СГЮА, РФ, г. Саратов
Ермолаева Тамара Александровна
научный руководитель, канд. юрид. наук, доцент, ФБГОУ ВО СГЮА, РФ, г. Саратов

 

Аннотация. Статья посвящена вопросам регулирования общественных отношений в трансграничной несостоятельности. Особое внимание уделено проблеме оспаривания сделок должника, признанного банкротом и находящегося в ином правопорядке в отличие от его активов, кредиторов. На основании обобщенной судебной практики делается вывод о том, что существует необходимость коллизионного регулирования вопросов, связанных с трансграничной несостоятельностью как на уровне международных договоров, так и национального законодательства.

Ключевые слова: трансграничная несостоятельность, трансграничное банкротство, должник, иностранный элемент, оспаривание сделок.

 

Основополагающими принципами экономики являются: многообразие форм собственности, рыночное ценообразование, свободные договоры связи, ограниченное вмешательство государства в экономические отношения. Неспособность некоторых участников адаптироваться к сложившейся ситуации зачастую приводит к их несостоятельности. В свою очередь активные интеграционные процессы, протекающие в мировой экономике, породили такое явление как трансграничное банкротство.

Легального определения понятия «трансграничное банкротство» как на уровне национальных, так и в международных нормативных актах не сложилось. Точки зрения исследователей сводятся к тому, что трансграничное банкротство как правовой институт представляет совокупность норм, регулирующих отношения в связи с несостоятельностью должника, находящегося в ином правопорядке в отличие от его активов, кредиторов.

На данном этапе развития внутреннее и международное коллизионное регулирование данных правоотношений носят фрагментарный характер. Не приходится говорить и об унифицированных материально-правовых нормах.  Прежде всего, это обусловлено существенными отличиями конкурсного производства в различных правопорядках. Законодательство Российской Федерации также не содержит адекватных правовых механизмов, регулирующих процедуру банкротства, осложненную иностранным элементом.

Интерес представляет институт оспаривания сделок должника, направленных на вывод ликвидных активов в целях причинения вреда имущественным интересам кредиторов, в случае если процедура банкротства уже была инициирована в рамках иностранной юрисдикции.

Проблема заключатся в следующем. Помимо общегражданских оснований для признания сделок недействительными, существуют специальные основания, применяемые в деле о банкротстве, к таковым можно отнести подозрительные сделки, сделки, влекущие оказание предпочтения одним кредиторам перед другим. Однако в современных правовых условиях отсутствуют процессуальные и коллизионные нормы, позволяющих определить компетентный суд и применимый правопорядок в указанном случае.

В действительности это влечет, с одной стороны, уменьшение конкурсной массы должник за счет распространения юрисдикции Российской Федерации на имущество, на которое может быть обращено взыскание, неудовлетворение имущественных требований всех кредиторов; с другой стороны, создает условия для необоснованного оспаривания сделок, нарушение стабильности гражданского оборота. И как следствие, исключает широкое привлечение иностранного капитала на территорию нашего государства.

В 2011 году Департамент корпоративного управления Минэкономразвития представил проект, в котором было предложено использовать к процедурам банкротства, а также их последствия право страны, на территории которой возбуждено производство по делу о банкротстве. Таким образом, привязка указанной нормы, содержит основополагающий принцип-lexconcursus, определяющий ряд правоотношений связанных с трансграничной несостоятельностью, в том числе порядок оспаривания сделок, нарушающих права и законные интересы кредиторов(совершенных в ущерб правам кредиторов).Практическая ценность указанного положения заключалось в том, что позволяла соблюсти процессуальное единство в конкурсном производстве и исключить основания для непризнания иностранным судом решения отечественного суда по данному вопросу.

К тому же вышеизложенная идея соответствовала подходам, выработанным международными организациями. Так Комиссией ООН по праву международной торговли ЮНИСТРАЛ был разработан Типовой закон ЮНИСТРАЛ «О трансграничной несостоятельности» от 30 мая 1997 года, в преамбуле которого в качестве цели указано: «справедливое и эффективное урегулирование случаев трансграничной несостоятельности при обеспечении защиты интересов всех кредиторов и других заинтересованных лиц, включая должника». [3]

В реализации этой идеи предполагалось, что после признания процедуры банкротства, осуществляемой в рамках иностранной юрисдикции, национальному правоприменителю следует осуществлять меры по защите интересов кредиторов, в том числе путем признания действий, наносящим им ущерб, недействительными.

Однако положения законопроекта «О трансграничном банкротстве», так и не нашли законодательного закрепления что подтолкнуло правоприменителя к поиску подходов решения сложившиеся проблемы.

Высшим Арбитражном судом Российской Федерации по резонансному делу, связанному с процедурой банкротства литовского банка СНОРАС, в постановлении от 12.11.13 №10508/13 было указано, что «при рассмотрении вопроса о недействительности сделки по  зачету встречных однородных требований суды не учли ряд обстоятельств, а именно: иск банка СНОРАС о признании сделки недействительной заявлен в связи с осуществлением в Литовской Республике процедуры банкротства этого банка, также был введен мораторий и аннулирована лицензия на ведение банковской деятельности». [2]

Правовая позиция заключалась в необходимости оценки допустимости и действительности оспариваемого зачета, исходя из статьи 1202 ГКРФ и норм, государства, в котором осуществляется процедура банкротства (lex concursus).

Из приведенного примера следует, что применение российскими судами иностранного права, несмотря на отсутствие национально-правового регулирования указанного механизма, становится необходимым для защиты имущественных интересов кредиторов от недобросовестного вывода активов компании в преддверии банкротства.

Интерес представляет Определение Арбитражного суда Брянской области об оставлении искового заявления без рассмотрения в соответствии с п.4. ч.1ст148 АПК РФ.В данном случае истец обратился с иском к ответчику о взыскании денежных средств, при этом было установлено, что в отношении ответчика принято решение Специализированного межрайонного экономического суда о возбуждении процедуры банкротства. Тем самым суд указал, что «регулирование вопросов, касающихся правовых последствий признания организации-ответчика банкротом должно осуществляться на основании норм законодательства Республики Казахстан в связи с тем. Что правоприменительным органом этого государства принято решение о признании его банкротом». Тем самым суд обосновал применение права страны место возбуждения производства (lex fori concursus). Суд, используя данный принцип, признал необходимость применения иностранного права. При этом исключил возможность рассмотрения иска в рамках отечественной юрисдикции, так как подобные обособленные споры, должны рассматриваться в деле о банкротстве. То есть сам факт инициации банкротных процедур за рубежом влечет предупреждение исков к должникам в России, в том числе такой подход возможен и в отношении оспаривания сделок. [1]

Таким образом существует объективное необходимость коллизионного регулирования вопросов, связанных с трансграничной несостоятельностью как на уровне международных договоров, так и национального законодательства. Иное влечет в условиях ограниченного правого инструментария отсутствие единства судебной практики и тем самым неблагоприятные последствия для участников дел о банкротстве.

 

Список литературы:
1. Определение Арбитражного суда Брянской области об оставлении искового заявления без рассмотрения по делу № А09-14352/2014 от 14.01.2016. 13 [сайт] URL: http//kad.arbitr.ru/PdfDocument/9a26008d-3f75-4b86-856a-214d100e769f/A09-14352-2014_20160114_Opredelenie.pdf (дата обращения: 20.11.2018).
2. Постановление Президиума ВАС РФ от 12.11.2013 N 10508/13 по делу N А40-108528/12-50-1134 // «Вестник ВАС РФ», 2014, N 4 // СПС КонсультантПлюс.
3. Типовой закон ЮНИСТАРЛ «О трансграничной несостоятельности» от 30 мая 1997 года [сайт] URL: http://www.uncitral.org/uncitral/ru/uncitral_texts/insolvency/1997Model.html (дата обращения 22.11.2018).