Статья:

Тенденции развития международных валютных отношений в современных условиях

Конференция: XL Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Экономика

Выходные данные
Степкина И.В., Кузеванова М.А. Тенденции развития международных валютных отношений в современных условиях // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XL междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(40). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/11(40).pdf (дата обращения: 17.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 30 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Тенденции развития международных валютных отношений в современных условиях

Степкина Ирина Владимировна
студент, ФГБОУ ВО Сибирский Государственный Индустриальный Университет, РФ, Кемеровская область, г. Новокузнецк
Кузеванова Маргарита Александровна
студент, ФГБОУ ВО Сибирский Государственный Индустриальный Университет, РФ, Кемеровская область, г. Новокузнецк
Дранишникова Вера Васильевна
научный руководитель, канд. экон. наук, доц., ФГБОУ ВО Сибирский Государственный Индустриальный Университет РФ, Кемеровская область, г. Новокузнецк

 

Одной из главных особенностей развития современного мирового хозяйства является быстрое развитие валютной и финансовой глобализации.

Валютная глобализация – самая высокая степень интернационализации валютных отношений, которые связаны с функционированием валют разных стран в мировой экономике и организацией этих отношений согласно принципам мировой валютной системы [1].

Одна из причин наступления валютной глобализации – противоречие между высокой степенью интернационализации валютных отношений и организацией их в форме мировой валютной системы и в то же время сохранение национальных особенностей международных валютных отношений и валютной системы. Валютная глобализация превосходит глобализацию в области материального производства.

Направление развития валютной глобализации проявляется в существенном отставании реального сектора от быстрого развивающегося финансового сектора. Это выражается в быстрых темпах развития финансовой и валютной глобализации по отношению к глобализации в области материального производства.

В настоящее время происходит расширение валютной глобализации, так как валютные отношения строятся на растущих объемах международной торговли услугами и товарами. Значительную роль играет движение международного капитала, включая фиктивный, в т.ч. базовых и произвольных финансовых инструментов.

Тенденция использования нескольких конкурирующих денежных единиц как мировых валют возникла из-за развития полицентризма в мировой экономике. Базовой основой считается изменение соотношения между силами финансовых и мировых экономических центров.

Тенденцией интернационализации валют стран является использование национальных валют как мировых, за счет чего перераспределяются силы между финансовыми мировыми экономическими центрами в условиях глобализации мировой экономики, и это ведет к снижению доли трех центров – Западной Европы, США и Японии по прогнозам до 28% в 2030 г.[1].

Тенденция к уменьшению монопольной роли доллара в качестве мировой валюты проявилась во время кризиса Бреттон – Вудской валютной системы в 1960-е года. Наступление западноевропейских валют – особенно французского франка, марки ФРГ (еще до введения евро), а также японской иены - на доллар снизили его монопольные позиции в качестве мировой валюты со статусом резервной.

Валютный полицентризм нашел отражение и в валютной корзине СДР – международной счетной единице, на которой основана Ямайская валютная система. Сейчас в ее состав входят доллар, фунт, евро стерлингов и иена, получившие статус свободно используемых валют.

Еще одна из новых тенденций – появление международных валютных единиц – единиц, которые представляют условный масштаб цен, впервые появившихся в 1930-х годах [1]. В течение многих лет их применение ограничивалось операциями международных организаций и определялось с помощью межгосударственных соглашений.

C 60-х годов увеличилась область использования международных валютных единиц по причине нестабильности резервных валют – фунта стерлингов и доллара США. Валютные единицы международного уровня использовались в качестве валюты международных кредитов, а с 70-х годов стали базой для определения курсов валют. В ЕЭС использовалась ЕРЕ – это европейская расчетная единица, после ЭКЮ – европейская валютная единица в качестве базового стандарта Европейской валютной системы, которая предшествовала созданию ЭВС (в 1999 г.), основанного на евро [3].

Ямайская мировая валютная система основана на СДР – специальных прав заимствования. СДР является базовым стандартом мировой валютной системы. Сначала эта расчетная единица использовалась в международных кредитных и торговых отношениях, а сейчас осуществляет функцию как международное резервное средство [2]. Необходимость наднациональной валюты проявляется тем, что более всего она соответствует нуждам глобализирующей экономики. Наднациональная валюта в качестве масштаба соизмерения соотношений курсовых валют нужна для снижения рисков, которые связаны с нестабильностью национальных валют, которые используются как мировые, в целях обеспечения стабилизации мировой валютной системы.
 Отметим, что значительную роль в международных экономических валютных отношениях играют золотые резервы стран и экономических союзов. Так, в условиях экстремальной ситуации для погашения внешних обязательств золото используют как чрезвычайное международное платежное средство. Периодически для того, чтобы погасить международные обязательства, особенно долговые, страны-должники продают золото из официальных резервов на конвертируемые валюты, в которых номинирован внешний долг [2].

Под восприятием золота как реального резервного актива понимается, что при создании современной мировой валютной системы, сохранилась тенденция в международных экономических отношениях участниками рыночной экономики использования золота, как международного резервного средства. Золотые резервы также хранят Международный валютный фонд и Банк международных расчетов.

В период кризисов усиливается тенденция использования золота в качестве реального резервного актива. В условиях глобального кризиса появляется тенденция к повышению спроса на золото. Это говорит о сохранении весомого значения золота в международных валютно-экономических отношениях.

Характерным для глобализации регулирования международных валютных отношений является повышение степени интернационализации рыночного и государственного валютного регулирования, которое проявляется в его расширении и углублении. Это прослеживается по увеличению числа стран, участвующих в мировой валютной системе. При создании Бреттон-Вудской системы их число составляло 44 (в 1944 г.), а в условиях современной Ямайской валютной системе-187 [1].

В ситуации современного кризиса новое качество глобализации валютного регулирования проявило себя в формировании более представительной «Группы 20», куда включены не только развитые, но и развивающиеся государства.

Условия кризиса показали банкротство либеральной модели экономического, в том числе валютного регулирования. Это привело к ослаблению надзора и контроля над деятельностью участников мирового финансового рынка. Глобальное валютное регулирование продолжает развиваться, появляются новые глобальные правила регламентации деятельности мирового финансового рынка. В антикризисных программах, принятых на саммитах «Группы 20», основное внимание уделено разработке мер по обеспечению стабильного развития мировой экономики и валютной системы, предупреждению стран о возможном возникновении кризисных потрясений, в частности, на мировом финансовом рынке.

 

Список литературы:
1. Красавина Л.Н. Международные валютно-кредитные и финансовые отношения: учебник. – М.: Юрайт, 2014. – 543 с.
2. Прокушев Е.Ф., Внешнеэкономическая деятельность: учебник. – М.: Дашков и Ко, 2008. – 498 с.
3. Панфилов В. С. Финансовое и экономическое прогнозирование: методология и практика. М.: МАКС ПРЕСС, 2009.