Статья:

Лексико-стилистические средства в американской онлайн периодике

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №26(119)

Рубрика: Педагогика

Выходные данные
Алхасова А.А. Лексико-стилистические средства в американской онлайн периодике // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2020. № 26(119). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/119/75930 (дата обращения: 20.09.2021).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Лексико-стилистические средства в американской онлайн периодике

Алхасова Амина Алхасовна
студент, Дагестанский государственный университет, РФ, г. Махачкала
Дарбишева Хадижат Асхабалиевна
научный руководитель, канд. филол. наук, доцент, Дагестанский государственный университет, РФ, г. Махачкала

 

Данная статья посвящена изучению функционально-семантических особенностей лексико-стилистических средств, используемых в американских средствах массовой информации. Материалом исследования послужили статьи интернет изданий «The New York Times» и «The Washington Post» за период с 20 февраля 2020 года по 10 марта 2020 года.

Методом сплошной выборки из публицистических текстов мы выявили следующие лексические стилистические средства: метафора, эпитет, метонимия, ирония, антономазия. По нашим данным наибольшей популярностью в материалах данной газеты пользуется метафора (25%). Следующими по частотности употребления идут эпитет (20%), метонимия (10%), сравнение (10%), ирония (10%).

Будучи самым распространенным стилистическим средством в публицистическом тексте метафоры выполняют информативную функцию, описывая определенную эвиденциальную ситуацию. В то же время они выступают в текстообразующей и стилеобразующей функциях.

На примере проанализированных нами статей мы выделили следующие образы, на которых основаны метафоры политического дискурса: Политика – Здание, Политика – Водоем, Экономика – Пузырь, Экономика – Здание. Это ключевые метафоры языковой картины мира, связанные с понятием вместилища, введенным Дж. Лакоффом. Согласно ученому, «мы представляем собой физические существа, ограниченные в определенном пространстве и … воспринимаем остальной мир как находящийся вне нас. Каждый из нас есть вместилище, ограниченное поверхностью тела ... Эту нашу ориентацию мы мысленно переносим на другие физические объекты, ограниченные поверхностями. Тем самым мы также рассматриваем их как вместилища, обладающие внутренним пространством и отделенные от внешнего мира» [Лакофф 1990]. В то же время Трамп в большинстве медиатекстов воспринимается как угроза этому вместилищу, отсюда появление метафоры Трамп - Разрушение.

Именно такую метафору мы и видим в следующем примере: Significant fissures remain between Mr. Trump and Republican congressional leaders (20 February, 2020). При помощи этого приема автор описывает разногласия между Трампом и Республиканскими лидерами. А готовность Дональда Трампа «латать заборы» и работать на благо страны наравне с теми, кто выступает против него, входит в пропозицию следующего высказывания: Donald J. Trump has been working to mend fences with many of his detractors, but among literary luminaries, it is looking like it will be a tough sell (5 March, 2020).

Второе по частотности стилистическое средство – эпитет - от определения отличается оценочностью, т.е. выражает отношение говорящего к описываемой действительности. Большинство эпитетов, представленных в политическом дискурсе, носят негативный характер:  nasty, vicious, troublesome, ugly, scalding rebuke; small, insecure, money grubber. Такие эвалюативы не только эксплицируют критику автора, но и способствуют формированию определенного общественного мнения, как в следующем высказывании, в котором предвыборная кампания Трампа характеризуется как порочная и отвратительная: But the video Trump published on Instagram and blasted out to his 8 million Twitter followers marked a particularly vicious turn in a campaign that already is expected to become extremely nasty (5 March, 2020).

Позитивно окрашенная или нейтральная лексика в определенном контексте также может приобретать негативную оценочность. Например, лексические единицы rhetorical, gauzy не имеют в своей семантике  оценочного значения, но в следующем контексте выполняют обличительную функцию:

Following that race, the Republican National Committee issued an “autopsy” calling for outreach to minority voters, and Ryan renounced his own rhetorical division of Americans into “makers” and “takers.” But it is has not been Trump’s adherence to gauzy principles that has been most troublesome for Ryan and the House Republicans who elected him speaker (5 March, 2020).

Определение rhetorical в данном предложении означает голословный, а словосочетание gauzy principles употреблено в ироническом смысле и выражает насмешку журналиста над ценностными установками Трампа.  

В структурном отношении в политическом дискурсе, как и в художественном, большая часть эпитетов представлена качественными прилагательными в препозиции к существительному, как в приведенных выше примерах. Но нами отмечены также существительные в функции определения: autopsycalling, и эпитеты, выраженные сочетанием наречия и прилагательного: a particularly vicious turn, extremely nasty.

Реже всего встречаются фразовые эпитеты, но их стилистический потенциал наиболее мощный: not-very-accurate papier-mâché model: The man shouted from underneath a giant and not-very-accurate papier-mâché model of Donald Trump’s head.

Метонимия является неотъемлемой частью современного политического дискурса, так как обладает необходимыми параметрами для включения в контекст, даёт возможность оценивать ситуацию, может трактоваться по-разному, воздействует на сознание, обладает долей экспрессии, привлекая при этом внимание читателей.

Выбранные нами метонимические комплексы можно распределить по нескольким тематическим группам. Наиболее распространенным случаем метонимии в политическом дискурсе является метонимия, базирующаяся на именах собственных: China is "behaving very, very badly" by devaluing its currency (5 March, 2020).

В этом примере мы видим, что под Китаем автор подразумевает политиков, стоящих в его главе, а не всю страну в целом. Это наиболее традиционная форма переноса названия страны на правительство или народ. Такая метонимическая форма настолько часто используется журналистами и политиками, что стала маркером политического дискурса.

К такому же виду метонимии мы относим перенос названия региона на его жителей: He’s going to win the whole west coast, said Angelique Orman, relaxing on the lawn of a massive Sanders rally near Eugene (25 February, 2020). В данном предложении говорится, что Трамп собирается заполучить все западное побережье. Но подразумевается не само побережье, и даже не все его жители, а только голоса избирателей.

Еще одной формой метонимии является перенос, базирующийся на переносе номинации с представителя определенной группы  на социальную общность: Clearly, the standard bearer of the Republican party is the Republican nominee for president, and when elected, the president of the United States is the face 44 of the Republican Party,” said Rep. Chris Collins (R-N.Y.), who was among the first House members to endorse Trump earlier this year (25 February, 2020). В указанном примере мы видим перенос значения с Доналда Трампа на всю Республиканскую партию. Помимо экспрессивной функции вышеперечисленные случаи метонимии выполняют функцию экономии языковых средств.

В следующем примере представлена такая разновидность метонимии как синекдоха - перенос значения с части тела на целое: The man shouted from underneath a giant and not-very-accurate papier-mâché model of Donald Trumps headthe papier-mâché head continued. Понятно, что говорила не маска из папье-маше в форме головы Трампа, а человек, скрывавшийся под ней, и метонимическая единица в этом предложении создает юмористический эффект.

Антономазия представляет собой один из случаев метонимии.  В отобранных текстах нами были найдены только два примера антономазии и оба обнаружены в речи Д. Трампа. В одном случае он использует имя собственное в качестве нарицательного, когда называет Элизабет Уоррен прозвищем индейской принцессы «Покахонтас»: He also targeted Warren, calling herPocahontasand accusing her of saying that she was Native American becauseher cheekbones were high.” (10 March, 2020). Основной целью Трампа было высмеивание политического оппонента, но он не учел культурный контекст и позитивную коннотацию образа Покахонтас в массовом сознании, и его насмешка возымела обратный эффект. Трампа обвинили в расизме и провокации межэтнических конфликтов.

Второй случай основан на употреблении имени нарицательного в качестве имени собственного: Once again, Clinton was the Comeback Kid. Антономазия снова употреблена с целью высмеивания, и на этот раз объектом нападок Трампа становится Билл Клинтон. Следует отметить, что это прозвище не было придумано Трампом, так Клинтон сам назвал себя после неожиданно хорошего результата в предвыборной гонке 1992 года. Трамп применил антономазию в новом контексте, что свидетельствует о том, как быстро стилистические приемы политического дискурса становятся речевыми клише и жанрообразующими факторами.

Ирония, с одной стороны, может считаться проявлением агрессии и способом нападением на оппонента, с другой – средством смягчения высказывания и снятия напряжения в дискуссии.

В рассмотренных нами примерах самой распространенной функцией иронии стало высмеивание политического противника: Donald Trump is worried about helping poor little Wall Street? (1 March, 2020).В данном примере прилагательное poor употреблено в противоположном значении, поскольку улица, на которой расположен центр фондового рынка США не может быть бедной. Но объектом иронии становится не Уолл-стрит, а Трамп и его политика помощи финансовым воротилам. Элизабет Уоррен продолжает свою атаку, разворачивая иронию в метафору:  Let me find the world’s smallest violin to play a sad, sad song (5 March, 2020). Насмешка политика подкрепляется повтором: sad, sad song.Таким образом иронический эффект создается целым комплексом стилистических приемов.

Вышеприведенные примеры содержат случаи явной эксплицитной иронии, но не всегда интенция говорящего легко распознаваема.  В следующем контексте трудно понять, иронизирует ли адресант или это домыслы журналистов: Calling their 15-minute conversationcordial,” Mr. Graham offered rare praise for Mr. Trump (10 March, 2020). Здесь не совсем понятно, был ли телефонный звонок, о котором говорится в этом предложении,  сердечным cordial, потому что отношения между двумя политиками никогда не были теплыми. Не ясно также, принадлежат ли кавычки автору высказывания или его ретранслятору. В интенцию  ретранслятора может входить как констатация факта, и тогда словосочетание rare praise употреблено в его прямом значении, так и высмеивание Д.Трампа, и тогда мы снова имеем дело с речевой иронией. 

Таким же двусмысленным в контексте отношений Трампа и Райна предстает следующее высказывание: In public, Mr. Ryan praised Mr. Trump, the presumptive Republican presidential nominee, as warm and genuine, and declared that a process of reconciliation was underway. С одной стороны два позитивных оценочных прилагательных warm and genuine, с другой – два политических оппонента. Но если мы не знаем об истории отношений политиков, то и не распознаем иронию в тексте. Так прагматический потенциал иронии может оказаться утраченным, так как адресату может не хватить фоновых знаний для декодирования интенции адресанта.

Таким образом, лексические стилистические средства выполняют оценочную функцию в публицистических текстах и служат способом усиления экспликации интенции говорящего.

 

Список литературы:
1. Дж. Лакофф, М. Джонсон. Метафоры, которыми мы живем // Теория метафоры. М., 1990.
2. The New York Times. [Electronic resource] URL:  https://www.nytimes.com/ 
3. The Washington Post  [Electronic resource] URL:  https://www.washingtonpost.com/