Статья:

Правовые гарантии соблюдения конституционных прав человека и гражданина при проведении оперативно-розыскных мероприяти

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №27(120)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Воронцова Е.С., Исайкин Н.М. Правовые гарантии соблюдения конституционных прав человека и гражданина при проведении оперативно-розыскных мероприяти // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2020. № 27(120). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/120/76041 (дата обращения: 30.06.2022).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Правовые гарантии соблюдения конституционных прав человека и гражданина при проведении оперативно-розыскных мероприяти

Воронцова Екатерина Сергеевна
студент Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), РФ, г. Москва
Исайкин Николай Михайлович
студент Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), РФ, г. Москва
Кособродов Владимир Михайлович
научный руководитель, канд. юрид. наук, доцент, Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), РФ, г. Москва

 

Аннотация. В данной статье мы затрагиваем обеспечение гарантии соблюдения конституционных прав и свобод но с возможными ограничениями.  Учитывая скрытый характер оперативно-розыскных мероприятий, каждый гражданин несмотря на данный факт должен быть осведомлён, что данные действия осуществляются на основе Конституции РФ, с учетом всех прав и свобод граждан; обеспечивают защищенность государства; основываются на установленных правовых нормах; их применение контролируется на государственном уровне.

 

Ключевые слова: оперативно-розыскная деятельность, защита, гарантии, тайна, прокурорский надзор, запреты.

 

ФЗ «Об ОРД» устанавливает запреты, наложенные на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. Сотрудники не могут осуществлять деятельность с целью защиты интересов политических партий и различных объединений; в тайне вмешиваться в работу государственных органов и различных объединений; придавать общеизвестный характер сведениям, ставшим известными при проведении оперативно-розыскных мероприятий. К таковым относят неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан; принуждать кого-либо различными способами к совершению незаконных действий; искажать результаты своей деятельности, предоставлять неправомерную информацию.

Говоря о неприкосновенности частной жизни, важно отметить, что она включает в себя следующие аспекты: запрет на какие-либо действия с информацией о жизни лица без его согласия, обеспечение права на тайну связи и неприкосновенность жилища [2].

К личной тайне относят сведения только об одном конкретном человеке, т.е. информация о нем самом, которая не должна стать известна иным лицам. Например, отношения дружбы, интимные отношения, убеждения и мнение по конкретным вопросам, материальное положение, хобби, интересы, болезни.

Обладателями семейной тайны становятся члены семьи и эта тайна связана с отношениями между ними [3]

Честь и доброе имя никак не должны затрагиваться при проведении ОРМ. Вся ставшая известной информация не должна подвергаться огласке и порочить репутация и статус человека в обществе.

Здесь возникает новый вопрос: могут ли негласные методы являться нравственными? Для начала, нужно понять суть негласных методов оперативно-розыскной деятельности, которая состоит в тайном характере проведения оперативно-розыскных мероприятий. Они осуществляются скрытно с целью предотвращения возникновения препятствий со стороны объектов ОРМ [1].

Этот вид деятельности применяется только в исключительных случаях, когда решение проблемы гласными методами не представляется возможным. Учитывая скрытый характер оперативно-розыскных мероприятий, каждый гражданин несмотря на данный факт должен быть осведомлён, что данные действия осуществляются на основе Конституции РФ, с учетом всех прав и свобод граждан; обеспечивают защищенность государства; основываются на установленных правовых нормах; их применение контролируется на государственном уровне [4].

Государство использует оперативно-розыскные методы для гарантирования общественной безопасности и эффективного разрешения насущных проблем. Здесь встает вопрос доверия граждан к государству. Доверие подразумевает под собой взаимопонимание между личностью и государством [5]

Граждане, предоставляя государству права обеспечения своих прав и законных интересов, должно понимать возможность и необходимость его вмешательства в личные отношения, но только в том случае, когда присутствует опасность дальнейшего функционирования данных отношений. Государство в свою очередь ожидает чувства моральной ответственности от граждан, которая определяет рамки его поведения, выйдя за которые, наступает реальная опасность дальнейшего нормального функционирования данных отношений, устранения которой невозможно без государственного участия.

Поэтому взаимопонимание между гражданами и государством не должно быть нарушено в случае его вмешательства в личную жизнь, так как оно осуществляется с целью защиты интересов самих граждан. Главным является то, что оперативно-розыскная деятельность ограничена не только целями и задачами такой деятельности, но и моральной ответственностью государства перед личностью. Граждане обязаны доверять государству личную информацию, но только в случаях, когда это необходимы для раскрытия преступлений. Понимание этого факта необходимо в правовом государстве.

Только придание малой важности данному аспекту приводит к конфликтам между гражданами и государством. Государство, в свою очередь, получая необходимую информацию от граждан, не должно превращать ее в средство воздействия на граждан. Какие-либо доводы о целесообразности, необходимости использования данных сведений в конкретной ситуации не могут иметь места для произвольного воздействия на граждан.

Деятельность по осуществлению прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью предполагает эффективное выявление нарушений в данной сфере. При этом качество выявления нарушений прав и свобод человека и гражданина в оперативно-розыскной деятельности требует наличия знаний у надзирающего прокурора групп типовых нарушений, которые встречаются в деятельности оперативных подразделений [6].

Практика прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности позволяет выделить типичные нарушения законов.

В настоящее время отсутствуют нормативные определения понятия «оперативно-розыскное мероприятие», равно как и определения конкретных оперативно-розыскных мероприятий, в связи с этим существуют различные подходы к пониманию их содержания, что отрицательно сказывается на эффективности прокурорского надзора.

 

Список литературы:
1. Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: учеб. пособие. 4-е изд., перераб. и доп. / Н.В. Витрук. - М.: Норма: Инфра-М, 2012. – С. 87.
2. Глушков Е. Л., Свистильников А. Б. О некоторых проблемах при осуществлении оперативно-розыскной деятельности // Вестник Белгородского юридического института МВД России имени И.Д. Путилина. - 201S. - № 1. - С. 49.
3. Зеленкин Н. Г., Хармаев Ю. В. Защита прав и свобод гражданина при проведении оперативно-розыскных мероприятий // Экономика, политика, право: вчера, сегодня, завтра. Роль профсоюзов. Улан-Удэ: БФ АТИСО, 2016. С. 59. 
4. Крылов А.Д. О некоторых проблемах обеспечения прав и свобод человека и гражданина в процессе реализации задач оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации: Матер. XV Междунар. науч.-практ. конф. «Та-тищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» // Актуальные проблемы юридической науки: В 3-х т. Т. 3. Тольятти: Волжский унт им. В.Н.Татищева, 2018. С. 39.
5. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Панова Юрия Георгиевича на нарушение его конституционных прав статьей 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» [Электронный ресурс]: определение Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2011 г. № 580-О-О. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Барковского Константина Олеговича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 127 УПК РСФСР, пунктом 1 части первой статьи 6 и пунктом 3 части первой статьи 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» [Электронный ресурс]: определение Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1999 г. № 211-О. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
Дело «Михеев против Российской Федерации»: постановление ЕСПЧ от 26 января 2006 г. // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2006. № 6. С. 99 105.
Дело «Маслова и Налбандов против Российской Федерации»: постановление ЕСПЧ от 24 января 2008 г. // Российская хроника Европейского Суда. Специальный выпуск. 2009. № 1. С. 76-90.
Дело «Алчагин против Российской Федерации»: постановление ЕСПЧ от 17 января 2012 г. // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2013. № 8.
Дело «Валяев против Российской Федерации»: постановление ЕСПЧ от 14 февраля 2012 г. // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2013. № 8.
Дело «Насакин против Российской Федерации»: постановление ЕСПЧ от 18 июля 2013 г. // Российская хроника Европейского Суда. 2014. № 1.
6. Миронов В.О. Прокурорские гарантии реализации прав и свобод человека в России // Актуальные вопросы образования и науки. 2012. № 3-4. С. 26