Статья:

Проблемы отграничения преступлений с двумя формами вины от сходных деяний

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №16(16)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Яцына А.П. Проблемы отграничения преступлений с двумя формами вины от сходных деяний // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2017. № 16(16). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/16/26139 (дата обращения: 20.02.2020).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Проблемы отграничения преступлений с двумя формами вины от сходных деяний

Яцына Алексей Петрович
студент, Марийский государственный университет, РФ, г. Йошкар-Ола

 

Статья посвящена проблемам отграничения преступлений, совершенных с двумя формами вины, от сходных деяний: рассматриваются распространенные проблемы отграничения в правоприменительной практике, делается попытка установить причины возникновения трудностей. Проводится сравнительный анализ преступления с двумя формами вины с шестью видами сходных деяний, в каждом случае предлагается критерий отграничения преступления с двумя формами вины от сходного деяния. Среди перечня причин трудностей выделены две основные: частичное несовершенство законодательства и человеческий фактор.

Российский уголовный институт ответственности за преступление, совершенное с двумя формами вины, закрепленный в УК РФ в 1996 г., до сих пор является предметом настойчивой критики в правовой науке. Объектом критики является сложное, квалифицированное, составное преступление, образовано совокупностью двух преступлений – умышленного и неосторожного, когда в результате одного умышленного действия (бездействия) наступают два различных последствия, причем второе последствие является итогом неосторожности виновного.

Истоки критики базируются на более чем двухсотлетней дискуссии по вопросу, следует ли признать за преступлениями с двумя формами вины право на существование [5, с. 28–32]. Казалось бы, УК РФ 1996 г. поставил в дискуссии точку и закрепил данный институт в уголовном законодательстве РФ (ст. 27) [2]. Однако, теперь направление критики несколько изменилось, а именно, часть авторов, продолжая настаивать на ненужности данного вида преступления в УК [9, с. 99] (или настаивая на кардинальном реформировании конструкции ст. 27 [4, с. 8]), заявляют о том, что данное преступление вызывает трудности квалификации, в частности, в области отграничения преступлений, совершенных с двумя формами вины от сходных деяний.

Представляется интересным и актуальным рассмотреть, действительно ли проблемы отграничения так трудны для практиков, каковы, собственно, эти проблемы, в чем причины возникновения трудностей.

При анализе вопрос об отграничении преступлений, совершенных с двумя формами вины, от сходных деяний, обнаружилось шесть распространенных правоприменительных ошибок в процессе отграничения названных преступлений от: 1) неосторожных преступлений, 2) односоставных умышленных преступлений, 3) совокупности преступлений; 4) преступлений с двумя и более последствиями, являющимися альтернативными признаками одного и того же состава; 5) правонарушений, когда причинение по неосторожности тяжких последствий превращает административный проступок в неосторожное преступление; 6) а также от других преступлений, обусловленных различным комбинированием умысла и неосторожности.

Как выяснилось, причина трудностей предельно проста, а именно, практикам следует научиться соблюдать правило квалификации в отношении преступлений с двумя формами вины: в полном соответствии с указаниями ст. 27 УК РФ, в преступном деянии в случае наступления более тяжких производных последствий необходимо установить каждую из форм вины (умысла и неосторожности) отдельно для прямого и производного последствия. Это даст возможность отграничить преступления, совершенные с двумя формами вины, от сходных деяний. Это − основной критерий отграничения. В качестве дополнительного доказательства в пользу сказанного следует вспомнить, что значит само понятие «квалификация». Например, как пишет А.А. Рождествина: «квалификация преступлений – это процесс, при котором выявляется соответствие между совершенным лицом общественно опасным деянием и признаками конкретного состава преступления, описанного в одной из статей Особенной части УК РФ, а в необходимых случаях – и Общей части уголовного закона» [6].

Так, при отграничении преступлений с двумя формами вины от неосторожных преступлений следует знать, что неосторожные преступления (например, ст. 109 УК РФ) имеют только одну форму вины и одно последствие – неосторожность, а в преступлениях с двумя формами вины – основанная форма вины − всегда умышленная, вторая форма вины – всегда неосторожная. Тот же принцип – одна вина/одно последствие – свойственен односоставным умышленным преступлениям: одна форма вины – умысел (прямой или косвенный) и одно последствие – умышленное. Но если к наступившему тяжкому последствию, например, наступившей смерти будет установлена даже неосторожная вина, то это будет сложносоставное умышленное преступление с двумя формами вины.

Так, например, в 2015 г. Л. и З. обвинялись по ч. 2 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». Суд первой инстанции их оправдал, но последующие действия стороны потерпевшего способствовали пересмотру приговора. Как следует из материалов дела, воспитатели детского сада Л. и З. оставили: «без надлежащего присмотра несовершеннолетнего С., который самовольно отлучился от группы детей вверенного им отряда, по дереву забрался на трубы теплотрассы, где оступился и упал на расположенное под ними ограждение, получив телесные повреждения, от которых на ступила его смерть» [10]. Cторона истца настаивала на факте умышленного преступления с двумя формами вины, совершенном Л. и З. Но судом второй инстанции было установлено, что в нарушение таких-то пунктов федерального закона и приказа учреждения Л. и З. именно ненадлежащим образом исполняли свои профессиональные обязанности, что, по мнению суда, «находится в прямой причинно следственной связи с наступившими последствиями в виде смерти малолетнего С.» [10]. То есть, инкриминируемое Л. и З. преступление не было умышленным, тем более, умышленным с двумя формами вины, что Л. и З. виновны по ст. 109 УК РФ.

Аналогично, процессом отграничения преступлений, совершенных с двумя формами вины от совокупности преступлений служит тщательный анализ каждого преступного действия и его последствия, установление между ними причинной связи. Если была умышленная форма вины в основном составе одного преступления и неосторожная форма вины по отношению к тяжкому последствию этого же преступления, тогда это преступление с двумя формами вины. Если же в процессе исполнения указанного преступления виновным были совершены иные преступные действия, то оцениваются и эти преступные действия, а далее, руководствуясь ст. 17 УК РФ о совокупности преступлений, суд устанавливает эту совокупность и назначает соответствующие наказания [7, с. 23].

Вызывает трудности, как выяснилось, отграничение преступлений, совершенных с двумя формами вины, от преступлений с двумя и более (альтернативными) последовательно совершенными деяниями или с двумя и более альтернативными последствиями. Однако, никакой трудности не возникло бы, если внимательно прочитать формулировку норм, например, ст. 228 УК РФ. Здесь ясно, что законодатель указал конкретно одну форму вины − «незаконное приобретение, хранение, перевозка…» и т.д., и т.п., несмотря на перечень перечислений того, другого, третьего; а самое главное − в конструкции этой статьи нет частей вроде − «повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего», которые указали бы, что возможно преступление, совершенное с двумя формами вины. Данный вид преступлений является сложным единичным преступлением.

Со следующими имеющимися трудностями, видимо, следует согласиться. Речь идет о том, что правоприменитель сталкивается с фактом, что российский законодатель в КоАП РФ и в УК РФ говорит о нарушениях одинаковых нормативных предписаний как основном составе (проступка в КоАП и преступления в УК). Например, если один водитель ночью в отсутствие других транспортных средств на проезжей части дороги сознательно выехал на полосу встречного движения (это было зафиксировано), то он подлежит привлечению к административной ответственности (ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ) [1]. Ситуация существенно меняется, когда подобный маневр осуществляется во время интенсивного движения транспорта, второй водитель совершает запрещенный маневр, легковесно относясь к ситуации и собственным возможностям, что является причиной дорожно-транспортного происшествия, в результате которого гибнет человек. В итоге второй водитель будет привлечен к уголовной ответственности, а первый − к административному взысканию, хотя оба нарушили одно и тоже предписание явно умышленно. Но, уголовное деяние чаще будет квалифицировано судом как неосторожное преступление (ст. 264 УК РФ) – нарушение правил дорожного движения – а не как преступление, совершенное с двумя формами вины, хотя основной состав преступления – явно умышленный (водитель решил нарушить правило), а последствие – явно неосторожное. Здесь приходиться констатировать, что классический критерий отграничения преступлений, совершенных с двумя формами вины, от односоставных преступлений не работает, ибо законодатель сконструировал норму ст. 264 УК РФ так, что она не дает ответ какова форма вины для основного преступления – нарушения правил дорожного движения. Поэтому, не смотря на дополнительные формулировки «повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека» (ч.ч. 2-5 ст. 264 УК РФ) и «повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц» (ч. 6 ст. 264 УК РФ), преступление судом чаще всего признается односоставным неосторожным, что влечет более мягкое наказание, чем умышленное преступление [3, с. 30]. Что нарушает, по нашему мнению, несомненно, принцип справедливости при назначении наказания.

Наконец, в ситуациях отграничения преступлений, совершенных с двумя формами вины, от других преступлений, обусловленных различным комбинированием умысла и неосторожности, следует руководствоваться правилом, что сочетание в односоставном преступлении прямого умысла с косвенным или легкомыслия с небрежностью не образует двух форм вины [8, с. 301].

Таким образом, в преступном деянии или в правонарушении в случае наступления более тяжких производных последствий необходимо установить каждую из форм вины (умысла и неосторожности) отдельно для прямого и производного последствия. Это дает возможность отграничить преступления, совершенные с двумя формами вины от смежных преступлений. Это основной критерий отграничения.

Все сказанное позволяет сделать вывод, что институт преступлений, совершенных с двумя формами вины, вызывает трудности квалификации на практике не самим фактом его закрепления в российском уголовном праве, а наличием двух причин: 1) несовершенство формулировок ряда статей УК РФ (пример со ст. 264 УК РФ); 2) человеческий фактор, когда лица, обозначающие квалификацию, не оперируют твердыми характеристиками, что есть неосторожное односоставное преступление или односоставное умышленное, или совокупность преступлений и пр.

 

Список литературы:
1. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 10.08.2017) // Российская газета. – 2001. – № 256. – С. 1–4.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 26.08.2017) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.
3. Гладких В.И. Приглашение к дискуссии: все ли нас устраивает в современных формах вины и практике их применения? / В.И. Гладких // Российский следователь. – 2016. – № 3. – С. 27–33.
4. Латыпова Э.Ю. Ответственность за преступления, совершаемые с двумя формами вины, по уголовному праву России и зарубежных стран: дисс. … канд. юрид. наук: / Э.Ю. Латыпова. – Казань, 2009. – 219 с.
5. Никитина Н.А. Преступления с двумя формами вины: дисс. … канд. юрид. наук / Н.А. Никитина. – СПб., 2011. – 185 с.
6. Рождествина А.А. Уголовное право: особенная часть. Онлайн–учебник. – М.: Институт экономики и права Ивана Кушнира, 2009. – URL: http://www.be5.biz/pravo/uraa/toc.htm (дата обращения: 01.09.2017).
7. Сорочкин Р.А. Правила квалификации преступлений с двумя формами вины / Р.А. Сорочкин // Российский следователь. – 2007. – № 24. – С. 22–24.
8. Уголовное право России. Части общая и особенная: учебник / под ред. А.И. Рарога. – М.: Проспект, 2016. – 624 с. 
9. Янина И.Ю. Преступления с двумя формами вины, осуществленные групповым способом: соучастие или неосторожное причинение? / И.Ю. Янина // Вестник Казанского юридического института МВД России. – 2017. – №2 (28). – С. 96–99. 
10. Решение Верховного суда: Определение № 50–УД16–17 от 08.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация // Сайт «Кодексы и законы РФ». – URL: http://www.zakonrf.info/suddoc/071969a447a69e51a0826d2ea0c81402/ (дата обращения: 01.09.2017).