Статья:

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ ПРОЦЕДУР НАБЛЮДЕНИЯ И ФИНАНСОВОГО ОЗДОРОВЛЕНИЯ ПРИ ПРОХОЖДЕНИИ ПРОЦЕДУРЫ БАНКРОТСТВА ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №35(171)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Владов Е.А. ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ ПРОЦЕДУР НАБЛЮДЕНИЯ И ФИНАНСОВОГО ОЗДОРОВЛЕНИЯ ПРИ ПРОХОЖДЕНИИ ПРОЦЕДУРЫ БАНКРОТСТВА ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2021. № 35(171). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/171/99288 (дата обращения: 17.08.2022).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ ПРОЦЕДУР НАБЛЮДЕНИЯ И ФИНАНСОВОГО ОЗДОРОВЛЕНИЯ ПРИ ПРОХОЖДЕНИИ ПРОЦЕДУРЫ БАНКРОТСТВА ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ

Владов Евгений Андреевич
магистрант, Аккредитованное образовательное частное учреждение высшего образования Московский финансово-юридический университет МФЮА, Начальник юридического отдела ООО «ТКСК МОСТ», РФ, г. Москва
Юзефович Жанна Юрьевна
научный руководитель,

 

PERFORMANCE EVALUATION OF OBSERVATION AND FINANCIAL IMPROVEMENT PROCEDURES DURING BANKRUPTCY OF THE LEGAL ENTITY

 

Evgeny Vladov

Student of Accredited Private Educational Institution of Higher Education Moscow University of Finance and Law MFUA, Head of the Legal Department of LLC «TKSK MOST», Russia, Moscow

 

Аннотация.  В статье исследуются вопросы эффективности проведения процедур наблюдения и финансового оздоровления в делах о банкротстве юридических лиц. Дается оценка причинам скептического отношения научного сообщества к их существованию и необходимости их исключения, рассматривается вопрос ряда законодательных несовершенств по вопросам их правового регулирования, также предлагаются возможные пути совершенствования процедур наблюдения и финансового оздоровления, способные повысить их качество и эффективность, не ущемляя при этом прав ни должника, ни кредиторов.

Abstract. The article examines the effectiveness of monitoring procedures and financial recovery in bankruptcy cases of legal entities. The authors assess the reasons for the skeptical attitude of the scientific community to their existence and the need to exclude them, consider a number of legislative imperfections in their legal regulation, and suggest possible ways to improve the monitoring procedures and financial recovery, which can improve their quality and efficiency, without infringing on the rights of either the debtor or creditors.

 

Ключевые слова: несостоятельность, банкротство, процедуры банкротства, наблюдение, финансовое оздоровление, восстановление платежеспособности.

Keywords: insolvency, bankruptcy, bankruptcy procedures, supervision, financial recovery, restoration of solvency.

 

Некоторые авторы утверждают, что поскольку процедура наблюдения при проведении банкротства юридических лиц обладает признаками факультативности, то есть необязательности, вопрос целесообразности ее применения можно поставить под сомнение, и имеет смысл отказаться от ее проведения вовсе [1].

Для того чтобы дать однозначный ответ, является ли указанное мнение аргументированным и содержательным, необходимо, в первую очередь, дать краткую характеристику целям, задачам и порядку проведения наблюдения в рамках дел о банкротстве юридических лиц.

Так, основная задача наблюдения, как указывают многие авторы [2], и описывает сам ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», это всестороннее исследование экономического положения должника, выявление признаков (их наличия или отсутствия) фиктивного или преднамеренного банкротства, формирование перечня кредиторов и организация их собрания, безусловно, при наличии судебного контроля со стороны.

Первоначально, в рамках данной процедуры арбитражный управляющий, согласно Постановления Правительства №367 [3] проводит анализ финансового состояния должника, чтобы в будущем иметь возможность предложить способы восстановления платёжеспособности, подготовить план внешнего управления и в целом, оценить перспективы введения в отношении такого юридического лица соответствующей процедуры банкротства.

После проведения финанализа, первое собрание кредиторов приступает к формированию комитета кредиторов, определению его состава, необходимости введения в отношении должника процедур финансового оздоровления, внешнего управления, конкурсного производства и т.д., а также разрешению иных вопросов, относящихся к компетенции первого собрания кредиторов в соответствии с Законом. После того, как суд, руководствуясь решениями первого собрания кредиторов, постановляет ввести ту или иную процедуру несостоятельности, стадия наблюдения заканчивается.

Еще одной достаточно дискуссионной процедурой банкротства, целесообразность существования которой вызывает сомнения у ряда представителе научного сообщества [4], является финансовое оздоровление, то есть попытка «реанимировать» способность должника к оплате своих задолженностей в рамках определенного графика. Длительность данной процедуры, как допускает закон, может составлять до двух лет.

Также кратко характеризуя особенности данного этапа банкротства юридических лиц, отметим, что в рамках процедуры финансового оздоровления вводится ряд ограничений по взысканию собственности должника и ряд обременений его имущественных прав, следовательно, исполнительные производства в отношении такого юридического лица приостанавливаются, а кредиторы формируют в рамках дела о банкротстве свои заявления (требования), за счет чего административный управляющий составляет реестр требований кредиторов.

Полагаем, что существование такой реабилитационной процедуры в рамках дела о банкротстве как финансовое оздоровление – является необходимым и полностью отражающим сущность самого института несостоятельности. Так, как прямо следует из текста ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», процедура банкротства представляет собой сочетание двух целей, которые в литературе принято именовать «прокредиторской» и «продолжниковской» [5].

Это означает, что с одной стороны, процедура банкротства преследует цели защиты интересов кредиторов, путем максимально возможного удовлетворения всех их требований, а с другой стороны, процедур банкротства должна быть построена таким образом, чтобы помочь должнику не выпасть из экономического оборота, восстановить свою платежеспособность. Даже в легальном определении финансового оздоровления, данного в Законе, специально подчеркивается двойственная, и «продолжниковская» и «прокредиторская» сущность данный процедуры – помочь преодолеть должнику финансов кризис, с одновременным предоставлением гарантированности удовлетворения требований кредиторов.

Однако как показывает статистика Судебного департамента при Верховном Суде РФ [6], популярность данной процедуры в несколько десятков раз ниже, нежели, например, внешнего управления или конкурсного производства.

Это демонстрирует направленность процедуры банкротства исключительно на ликвидацию должника, на полное исключение его из хозяйственно оборота, что не совсем соответствует изначальному предназначению и задумке процедуры несостоятельности, и в целом, функциям права. Как верно указывает Ж. Ю. Юзефович «функции права всегда направлены на достижение социальных, экономических и культурных целей, стоящих пред личностью и обществом» [7], однако, существующее в настоящее время положение вещей полностью нарушает все эти постулаты.

Причин же этому видится несколько, в частности:

– Нежелание должников своевременно обращаться в суд с инициацией процедуры банкротства, распространенность мнения, что войти в процедуру банкротства легко и никогда не поздно, а выйти из нее – почти не возможно. Такой подход приводит к нарастанию недоверия к должнику со стороны кредиторов, формированию устоявшегося мнения о его неблагонадежности, а потому, и нецелесообразности введения реабилитационный процедур, так как возможность восстановить платежеспособность к этому моменту фактически полностью отсутствует;

– Участившиеся случаи недобросовестности со стороны кредиторов, которым в настоящее время действующим законом предоставлено излишне много правомочий, которые никак не уравновешены с правомочиями должника. Так, в частности, собрание кредиторов вправе решать вопросы о введении финансового оздоровления, об утверждении графика погашения задолженности и т.д. В то же время, какого либо действенного механизма понудить собрание кредиторов принять такое решение (например, если об этом ходатайствует должник) – в законе не наблюдается, что вполне может приводить к случаям злоупотребления своей властью над должником со стороны кредитора, в целях, к примеру, рейдерского захвата.

– Слишком маленький срок, отведенный для проведения финансового оздоровления, что может вызывать обоснованные сомнения в успехе процедуры. По примеру многих зарубежных стран с высокоразвитой культурой банкротства, можно сделать вывод, что минимальный срок финансового оздоровления должен составлять 5 лет (как, например, в США), или даже 10 лет (Франция) [8].

Следовательно, из всего сказанного можно заключить, что наблюдается общая незаинтересованность всех участников процедуры банкротства в осуществлении финансового оздоровления, которое, тем не менее, как показал анализ, является крайне важной и ценной ступенью при прохождении процедуры банкротства, отказ от которой не позволяет достичь всех целей банкротства, провозглашенных в Законе.

Возможно, имеет смысл, для повышения авторитета финансового оздоровления как этапа банкротства, также усилить меры государственной поддержки. Так, например, К. С. Кондратьев предлагает в целях стимулирования должника инициировать процедуру реабилитации на ранних стадиях банкротства, разработать перечень критериев, которые давали бы такому должнику права на ряд субсидий или льгот [9].

Мы также полагаем, что имеет смысл рассмотреть все возможные пути развития и улучшения правовых механизмов реабилитационных процедур при проведении банкротства, но никак не отказываться от них, в виду их статистической непопулярности. Особенно стоит отметить прошедший 2020 год, который прошел в условиях пандемии, и возможно, в настоящем 2021 году приведет к буму банкротных дел, при рассмотрении которых особенно важно будет дать возможность бизнесу реструктурировать все кредиторские задолженности, восстановить свою ликвидность на рынке, не допустив массовой ликвидации предприятий, и, как следствие, всех негативных тому явлений, например, безработицы и прочего.

Это же можно сказать и о процедуре наблюдения, к которой многие авторы, как мы уже отмечали ранее, относятся крайне скептически. Так, например, А. П. Юшин пишет, что «по сути, наблюдение – своеобразная «предварительная» стадия банкротства, которая часто лишь продлевает «агонию» умирающего предприятия» [10].

И. И Иванов также пишет, что «введение процедуры наблюдения в обязательном порядке в отношении обычного должника юридического лица необоснованно и не оправдан, так как от него должна исходить личная инициатива» [11]. Мы же полагаем, что отказ от процедуры наблюдения, и переход сразу же к конкурсному производству (как и предлагают многие сторонники исключения наблюдения из процедуры банкротства) – приведет к однозначному нарушению прав должника, усилит и так значительное неравенство правового положения должника и кредиторов в деле о банкротстве. Однако решение о том, чтобы сделать эту стадию инициативной – то есть по желанию самого должника, видится нам более подходящим и справедливым предложением. При всем при этом, мало проследить неэффективность и непопулярность каких-либо явлений, дав оценку лишь причинам и следствию. Важно, кроме всего прочего, рассмотреть и возможные меры исправления сложившейся ситуации. Так, поскольку исключение процедуры наблюдения и финансово оздоровления – кажется нам крайней и абсолютно неэффективной мерой, имеет смысл рассмотреть возможные пути улучшений, которые необходимо произвести, дабы повысить их значимость и эффективность при рассмотрении дел о банкротстве.

В качестве мер по совершенствованию процедуры финансового оздоровления, мы предлагаем:

–  увеличение количества действительно работающих мероприятий, допустимых в рамках финансового оздоровления как то: реорганизация должника, продажа части имущества должника; замещение активов должника;

–  увеличение срока действия периода финансового оздоровления, то есть предоставление возможности должнику и кредитору самостоятельно определять временной период, в течение которого будет произведена оплата всех долгов, с указанием предельно допустимого верхнего предела 8 годами;

– в ряде случаев допустимость начала процедуры банкротства с финансового оздоровления, так как чем раньше должник продаст заявление о введении финансового оздоровления, тем больше шансов действительно восстановить его платёжеспособность.

Говоря же о перспективах совершенствования процедуры наблюдения в рамках рассмотрения дел о банкротстве юридических лиц, мы предлагаем следующее нововведения:

– конкретизация последствий так называемого «незавершенного наблюдения», когда по истечении предельно установленных законом 7-ми месяцев заявление о банкротстве в суд так и не поступает;

– назначить фигуру контролирующего деятельность арбитражного управляющего, осуществляющего финансовый анализ в рамках процедуры наблюдения;

– возможность заключать мировое соглашение на этапе наблюдения, механизм которой, в настоящее время, отсутствует в тексте Закона;

– сделать данный этап процедуры банкрота добровольным, то есть инициированным по желанию (заявлению) самого должника.

  Все вышеперечисленные меры, которые мы предлагаем предпринять в отношении законодательного регулирования процедур наблюдения и финансового оздоровления в делах о банкротстве юридических лиц, – будут, на наш взгляд, с учетом проведенного анализа причин их неэффективности, и потому, множества научных мнений о целесообразности их отмены, –  наиболее оптимальными, способными повысить как общий имидж данных процедур, так и их действенность и результативность в итоге.

 

Список литературы:
1. Кузнецов С. А. Основные проблемы правового института несостоятельности (банкротства): монография. М.: Инфотропик Медиа, 2015. С. 201.
2. Сильченко Е. С. Наблюдение и финансовое оздоровление как процедуры банкротства юридического лица // Наука. Общество. Государство. 2018. №1(21). С. 2.
3. Об утверждении Правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа: постановление Правительства РФ от 25.06.2003 г. № 367 // Собрание законодательства РФ. 2003. №26. Ст. 2664. 
4. Юшин А. П. Процедуры наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления или реструктуризация долгов // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2021. №1(232). С. 60.
5. Фролов И. В. Проблемы прокредиторской и продолжниковой концеп-ции современного российского законодательства о несостоятельности банкротстве) // Предпринимательское право. 2011. № 4. С. 20-25.
6. Данные судебной статистики // URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=3579 (дата обращения: 22.02.2021).
7. Юзефович Ж. Ю. Функции юридической ответственности и формы их реализации по российскому законодательству: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 15.
8. Кондратьева К. С. К вопросу об эффективности процедуры финансового оздоровления в Российской Федерации // Молодой ученый. 2017. №13 (147). С. 445. 
9. Кондратьева К. С. К вопросу об эффективности процедуры финансового оздоровления в Российской Федерации // Молодой ученый. 2017. №13 (147). С. 446.
10. Юшин А. П. Процедуры наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления или реструктуризация долгов // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2021. №1(232). С. 61.
11. Ксанаев А. Б. Оценка эффективности введения процедуры наблюдения в деле о банкротстве // Сервис в России и за рубежом. 2018. №3(81). С. 160.