Статья:

ПРИНЦИП ЗАЩИТЫ ДЕЛОВОГО РЕШЕНИЯ В СПОРАХ О ВЗЫСКАНИИ УБЫТКОВ С РУКОВОДИТЕЛЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №6(185)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Томтосова В.Е. ПРИНЦИП ЗАЩИТЫ ДЕЛОВОГО РЕШЕНИЯ В СПОРАХ О ВЗЫСКАНИИ УБЫТКОВ С РУКОВОДИТЕЛЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2022. № 6(185). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/185/105932 (дата обращения: 08.02.2023).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

ПРИНЦИП ЗАЩИТЫ ДЕЛОВОГО РЕШЕНИЯ В СПОРАХ О ВЗЫСКАНИИ УБЫТКОВ С РУКОВОДИТЕЛЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

Томтосова Вероника Евгеньевна
магистрант, кафедра Гражданское право и процесс, Северо-восточный федеральный университет имени М.К. Аммосова», РФ, г. Якутск

 

Директор несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей он действовал недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску (п. 1 ст. 53.1 Гражданского кодекса  РФ).

Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска (абз. 2 п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее - Постановление ВАС РФ № 62).

Данный подход известен как доктрина (или принцип) защиты делового решения (business judgement rule), которая основана на том, что суды не приступают к оценке решения руководителя по существу, если не будет доказана недобросовестность со стороны директора или заведомая неразумность его действий (бездействия). При этом простая небрежность в принятии решений со стороны руководителя юридического лица не является основанием для взыскания с него убытков1. Приведем примеры из судебной практики, когда суды посчитали, что действия руководителя юридического лица вышли за пределы предпринимательского риска и не применили принцип защиты делового решения.

Пример 1.

07.07.2010 между ООО «СП» (займодавец) в лице его директора – Б. заключен договор займа со С. (заемщик), на основании которого займодавец передал заемщику денежные средства в размере 28 000 000 руб., что подтверждается расходным кассовыми ордерами от 12.07.2010 № 970 на сумму 15 000 000 руб. и от 03.08.2010 № 1108 на сумму 13 000 000 руб., подписанные директором общества Б.

Данная операция отражена в финансово-хозяйственной деятельности ООО «СП». При этом отчетом кассира общества от 12.07.2010 подтверждается факт отсутствия денежных средств на начало данного дня. Также отчетом кассира за 03.08.2010 подтверждается факт отсутствия денежных средств на начало данного дня. Бухгалтерские балансы ООО «СП» содержат сведения о краткосрочных финансовых вложениях в размере 28 000 000 руб.

Вступившим в законную силу апелляционным определением Судебной коллегией по гражданским делам Амурского областного суда от 24.09.2015 по делу № 2-9334/2015 было принято решение об отказе в удовлетворении иска ООО «СП» к С. о взыскании задолженности по договору займа, процентов. Апелляционным судом договор займа от 07.07.2010 признан незаключенным ввиду отсутствия факта подписания договора займа и передачи суммы займа в размере 28 000 000 руб.

Впоследствии ООО «СП» было признано несостоятельным (банкротом).

Полагая, что в результате недобросовестных действий директора ООО «СП» Б. в преддверии банкротства общества последнему причинены убытки, выразившиеся в неосновательной выдаче наличных денежных средств в размере 28 000 000 руб. физическому лицу в виде займа, конкурсный управляющий должника обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с Б. 28 000 000 руб. убытков.

Определением Арбитражного суда Амурской области от 30.10.2017 по делу № А04-5473/2010, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 10.01.2018, постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 04.04.2018 по тому же делу, требование удовлетворено.

Суды учли установленные вступившим законную силу судебным актом факт не передачи денежных средств С. и незаключенности спорного договора займа, исходя из отсутствия документов, подтверждающих расходование должником денежной суммы в размере 28 000 000 руб., принимая во внимание наличие доказательств, подтверждающих факт внесения руководителем должника Б. фиктивных записей в бухгалтерский учет предприятия, утрату контроля над имуществом должника и его сохранности в виде принятия мер по возврату обществу денежных средств путем их взыскания, признали доказанным факт недобросовестности руководителя общества Б. при заключении договора займа от 07.07.2010.

Пример 2.

Руководителем ООО «ХКА» У. в период с июля 2014 года по 31.08.2015 из кассы компании получены денежные средства в общей сумме 12 286 659,84 руб. Документы, подтверждающие, что полученные денежные средства израсходованы на хозяйственные нужды должника либо возвращены компании, представлены У. на общую сумму 8 716 394,84 руб.

Впоследствии ООО «ХКА» было признано несостоятельным (банкротом).

Поскольку оправдательных документов (авансовых отчетов, чеков и т.п.) на общую сумму 3 570 265 руб. У. не представлено, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с бывшего руководителя должника убытков в данной сумме.

Определением Арбитражного суда Алтайского края от 14.08.2019 по делу № А03-6148/2016, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 08.10.2019, постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.12.2019, требование удовлетворено.

Суды пришли к выводу о доказанности конкурсным управляющим всей совокупности условий, необходимых для привлечения У. к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков. Суды исходили из того, что расходование руководителем должника денежных средств юридического лица, не относящихся к вознаграждению за труд, должно подтверждаться оправдательными документами, бремя оформления и представления которых лежит на получившем денежные средства руководителе.

При этом расходование денежных средств юридического лица руководителем без оправдательных документов явно не охватывается принципом защиты делового решения, поскольку с очевидностью выходит за пределы стандарта поведения разумного и добросовестного менеджера, описанного в пунктах 2 - 5 Постановления ВАС РФ № 62.

Пример 3.

ООО «Ф» обратилось в арбитражный суд с иском к Б. о взыскании 6 130 152 руб. убытков.

Истец ссылался на то, что Б. в период нахождения в должности генерального директора ООО «Ф» были приняты решения о выплате себе премий и с января 2010 по май 2013 года из средств общества Б. выплачены премии на общую сумму 6 130 152 руб.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 30.06.2014 по делу № А56-16114/2014, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2014, постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.04.2015 по тому же делу, иск удовлетворен.

Суды, учитывая, что в соответствии с трудовым договором право применять меры поощрения к генеральному директору принадлежит обществу, сделали вывод о том, что действия Б. по начислению себе премии совершены с превышением полномочий. Поскольку Б. выплачивал себе значительные суммы, превышающие размеры чистой прибыли общества, что являлось экономически нецелесообразным, а следовательно, его действия не являлись добросовестными и разумными, суды удовлетворили иск.

Также приведем примеры судебной практики, когда суды отказали в привлечении руководителя юридического лица к гражданско-правовой ответственности, принимая во внимание принцип защиты делового решения.

Пример 1.

Конкурсный управляющий ООО «ГКС» обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании убытков с Д. в размере 10 800 000 руб., М. в размере 1 400 000 руб. по делу о признании несостоятельны (банкротом) ООО «ГКС».

Как установлено судами, заявитель ссылается на то, что в период с 24.04.2012 по 01.02.2017 генеральным директором должника являлся Д., с 01.02.2017 г. по дату введения процедуры конкурсного производства – М.

Согласно выписке по счету должника 17.05.2016, 10.08.2016, 12.09.2016 и 25.10.2016 были произведены платежи на общую сумму 10 800 000 руб. в пользу ООО «СО» в счет оплаты за ООО «ФС» за строительно-монтажные работы по договору подряда от 28.04.2016.

14.04.2017 и 18.04.2017 с расчетного счета ООО «ГКС» было произведено перечисление денежных средств на расчетный счет ООО «СО» в общей сумме 1 400 000 руб. в счет оплаты за ООО «ФС» за строительно-монтажные работы по договору подряда от 28.04.2016.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 24.09.2019 по делу № А40-233741/2017, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2019, постановлением Арбитражного суда Московского округа от 12.02.2020 по тому же делу, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Суды, руководствуясь принципом защиты делового решения, пришли к выводу, что совершенные должником платежи за третье лицо не привели к причинению убытков, а послужили основанием для возникновения у должника прав требования к ООО «ФС». Также судами сделан вывод о том, что доказательств невозможности реализации указанных прав ввиду действий Д. или М. конкурсным управляющим не представлено.

Пример 2.

Т. (акционер ЗАО «Т») обратился в арбитражный суд с иском к П. о взыскании в пользу ЗАО «Т» 719 057 руб. 50 коп. убытков.

Обращаясь в суд, истец ссылался на то, что ЗАО «Т» в период 2015-2017 гг. осуществило платежи в адрес ООО «К» в размере 719 057 руб. 50 коп. по договорам возмездного оказания услуг от 13.03.2017, от 31.03.2017 (далее – договоры) по поиску клиентов для заключения договора аренды нежилого помещения, которые, по мнению истца, не направлены на достижение основной цели коммерческой организации - извлечение прибыли от своей деятельности.

Таким образом, истец полагал, что неразумными действиями генерального директора ЗАО «Т» П. обществу причинены убытки в виде реального ущерба, поскольку поиск клиентов для заключения договоров аренды нежилого помещения мог осуществляться обществом самостоятельно.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 29.06.2018 по делу № А40-90909/2018, оставленным без изменения постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.11.2018, постановлением Арбитражного суда Московского округа от 24.01.2019 по тому же делу, в иске отказано.

Суды установили, что сдача собственного недвижимого имущества в аренду является основным источником дохода общества. По каждому договору обществом перечислены суммы в размере 100% стоимости одного месяца аренды помещения, то есть в размере ставки арендной платы за один месяц. Стоимость услуг ООО «К» не завышена и является разумной. Были отклонены доводы истца об отсутствии экономической целесообразности в заключении и исполнении договоров ввиду отсутствия их документального обоснования. При этом суды отметили, что в штате общества два человека: генеральный директор и главный бухгалтер (на условиях совместительства), а советом директоров общества были признаны обоснованными и одобрены расходы на поиск новых арендаторов, включая услуги риэлторов и рекламу помещений.

Пример 3.

ООО «ФБ» обратилось в арбитражный суд с иском к С. о взыскании убытков в размере 144 591 305 руб.

В обоснование иска указано, что в период осуществления полномочий генерального директора С. от имени ООО «ФБ» (займодавец) был заключен ряд договоров займа. Обязательства по договорам займа в пользу общества не были исполнены, что подтверждается вступившими в законную силу судебными актами о взыскании задолженности. Кроме того, исполнительные производства по взысканию задолженностей окончены в связи с невозможностью установить местонахождение должника (его имущества) или ввиду отсутствия у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебными приставами-исполнителями допустимые законом меры по отысканию имущества должников оказались безрезультатными.

Учитывая изложенное, истец полагал, что совершенные С. от имени общества сделки с учетом их неисполнения контрагентами и невозможности принудительного взыскания задолженности в рамках исполнительного производства являются для общества убыточными (невыгодными). Размер имущественных потерь общества по указанным сделкам составил 144 591 305 руб., что эквивалентно сумме неисполненных в натуре обязательств по договорам займа, а именно: сумма невозвращенных обществу займов в размере 51 420 000 руб. и процентов по займу, начисленных, но не выплаченных обществу согласно условиям обязательства в размере 54 217 624 руб. 93 коп.; сумма неисполненных перед обществом обязательств по оплате товара в рамках договоров поставки в размере 38 953 709 руб. 96 коп., права требования по которым приобретены обществом в результате цессии.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 08.02.2018 по делу № А40-208534/17 исковые требования удовлетворены. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2018, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Московского округа от 02.08.2018 по тому же делу, решение суда первой инстанции отменено, в иске отказано.

Суды апелляционной и кассационной инстанции пришли к следующим выводам. Заключение вышеуказанных сделок входило в компетенцию ответчика как генерального директора общества, а выдача займов относилась к обычным гражданско-правовым сделкам. Доказательства того, что С. заключал сделки с целью их неисполнения и его действия выходили за пределы обычного делового риска, суду не представлено. Более того, выдача рассматриваемых займов осуществлялась на условиях, не отличающихся от заключенных в данный период иных сделок - договоров займа, которые выдавались по аналогичной процентной ставке. Указанные договоры займа были заключены на возмездной основе и на непродолжительное время (до 1 года), что свидетельствует о намерении при их заключении получить вложенные денежные средства обратно. При этом, процентная ставка по договорам займа составляла 13-15% годовых, что свидетельствует об их заключении на рыночных и возмездных условиях.

Кроме того, из пояснений ответчика следует, что денежные средства по договорам займа выдавались ООО «ФБ» не из собственных средств, а из средств, полученных от головной компании ЗАО «СИЛ». Отклоняя доводы истца о том, что при заключении договоров ответчик не проявил должной осмотрительности, не проверил их местонахождение, наличие у них имущества и платежеспособность, суд апелляционной инстанции исходил из представленных ответчиком в материалы дела документов, свидетельствующих о том, что контрагенты по сделкам являлись действующими и вели уставную деятельность. Более того, суд установил, что все заемщики входили в одну группу лиц с ЗАО «СИЛ» и ее владельцем и руководителем Р., либо характер их деятельности был тесно связан с указанной компанией, стоимость активов которой превышала 50 млрд. руб. Отклоняя доводы истца о недобросовестности действий ответчика, суды исходили из того, что последним предпринимались меры для принудительного взыскания задолженности - путем подачи соответствующих исков по взысканию задолженности со всех перечисленных в иске заемщиков, которые были поданы ООО «ФБ» в период до прекращения полномочий С. как генерального директора.

Как видно из приведенных кейсов, споры о взыскании с руководителя юридического лица убытков очень разнообразны, и каждый случай разрешается с учетом конкретных обстоятельств. Действия руководителей проверяются на предмет разумности, добросовестности, выхода за пределы обычного предпринимательского риска.

Доктрина (принцип) защиты делового решения активно применяется судами, но далеко не всегда помогает недобросовестным руководителям избежать справедливой ответственности.

 

Список литературы:
1. Кузнецов А.А. Оспаривание решений общих собраний участников (акционеров) // Корпоративное право в ожидании перемен: сборник статей к 20-летию Закона об ООО / Отв. ред. А.А. Кузнецов. Москва: Статут, 2020. С. 231 - 233.
2. Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» — Режим доступа: СПС «Консультант Плюс». — Текст : электронный.
3. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 04.04.2018 по делу №А04-5473/2010 — Режим доступа: СПС «Консультант Плюс». — Текст:электронный.
4. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.12.2019 по делу №А03-6148/2016 — Режим доступа: СПС «Консультант Плюс». — Текст:электронный.
5. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.04.2015 по делу №А56-16114/2014 — Режим доступа: СПС «Консультант Плюс». — Текст:электронный.
6. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.02.2020 по делу №А40-233741/2017— Режим доступа: СПС «Консультант Плюс». — Текст:электронный.
7. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.01.2019 по делу А40-90909/2018 — Режим доступа: СПС «Консультант Плюс». — Текст:электронный.
8. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.08.2018 по делу №А40-208534/17— Режим доступа: СПС «Консультант Плюс». — Текст:электронный.