Статья:

ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ, КАК СПОСОБ ЗАЩИТЫ ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №26(249)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Макаренко У.С. ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ, КАК СПОСОБ ЗАЩИТЫ ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2023. № 26(249). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/249/129846 (дата обращения: 27.02.2024).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ, КАК СПОСОБ ЗАЩИТЫ ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

Макаренко Ульяна Сергеевна
студент, Национальный исследовательский Томский государственный университет, РФ, г. Томск

 

Одним из самых дискуссионных вопросов в сфере защиты деловой репутации является возможность возмещения нематериального вреда. Европейский суд по правам человека ранее неоднократно в своих решениях указывал на возможность возмещения «морального» вреда юридическим лицам ввиду возможного срыва плана развития компания в результате распространения порочащих сведений [1]. Для российского права особую важность приобрело Постановление КС РФ от 04.12.2003 №508-О, в котором КС РФ, основываясь на ст.45 Конституции РФ (каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом), указал, что юридические лица имеют право использовать способы защиты, не закрепленные в законодательстве, то есть имеют право предъявлять требования о компенсации нематериальных убытков, при этом не приравнивание возмещение нематериального вреда к компенсации морального вреда [2]. Такая позиция представляется верной ввиду того, что данные понятия имеют различную правовую природу. Юридическое лицо как искусственно созданное формирование не может испытывать физические и нравственные страдания, по причине его неодушевлённости. Однако принятие данного Постановления не разрешило существующие дискуссии, а только лишь усугубило. СКЭС ВС РФ в одном из своих определений указало несмотря на то, что в новой редакции ст.152 ГК РФ (от 01.10.2013) у юридического лица отсутствует возможность взыскивать моральный вред, оно все же вправе предъявлять требование о возмещении нематериального вреда [3]. Тем не менее до сих пор непонятно, как должен реализовываться механизм взыскания нематериального вреда – применимы здесь положения главы 59 ГК РФ или должен существовать иной механизм возмещения такого ущерба. Высший Арбитражный Суд РФ в одном из постановлений указал, что взыскание нематериального вреда, причиненного юридическому лицу путем распространения порочащих сведений, происходит по общим условиям деликтной ответственности [4]. Проанализированные акты высших судов легли в основу судебной практики [5].

Основной проблемой на практике является установление причинно-следственной связи между распространенными сведениями и причиненным вредом, а также определение размера вреда, подлежащего возмещению. В связи с чем организации неохотно обращаются за взысканием нематериального вреда на условиях деликтной ответственности. При определении размера ущерба, подлежащего возмещению, суды опираются на предоставленные истцом доказательства, необходимо наличие причинно-следственной связи между распространением порочащих сведений и понесенными убытками. В случае невозможности установить точный размер убытков, суд устанавливает самостоятельно их устанавливает с учетом обстоятельств конкретного дела, с учетом принципов разумности, справедливости и соразмерности. Такое положение дел представляется неверным ввиду того, что согласно ст.1064 ГК РФ вред возмещается причинителем вреда в полном объеме, следовательно, необходим точный расчет размера такого вреда. Также законодателем и судами никак не урегулирована ситуация, при которой юридическое лицо еще не понесло убытков, однако распространение порочащих сведений привело к срыву плана развития компании, трудностей в управлении, нарушения внутрикорпоративных отношений и т.д. В таком случае положения гл. 59 ГК РФ не применимы, следовательно, организация лишается возможности полноценной защиты своего права, что приводит к нарушению принципов права. Представляется верным создания механизма компенсации нематериального вреда в случаях, когда причиненный ущерб не является явными экономическими потерями, либо, когда не представляется возможным точно установить размер такого ущерба. В доктрине существуют различные точки зрения относительно возмещения нематериального вреда. Так Л.В. Мехтиханова, считает, что взыскание нематериального ущерба является неприменимым ввиду того, что отсутствует законодательно закрепленная возможность его взыскания [6]. Другая группа авторов считает, что взыскание возможно и даже предлагают критерии определения размера такой компенсации.

Например, Е.В. Игнатьева предлагает следующие критерии определения размера компенсации неимущественного вреда:

– характер вреда, причиненного юридическому лицу;

– способ распространения порочащих сведений об этом лице и степень такого распространения;

– форму и степень вины распространившего порочащие сведения лица;

– принципы разумности и справедливости [7].

Н.Н. Парыгина предлагает более детально проработанную концепцию критериев для взыскания нематериального вреда. Основным автор считает последствия, наступившие для юридического лица в результате нарушения права на деловую репутацию. Другие немаловажные критерии:

– материальные убытки, возникшие в следствие посягательства на деловую репутацию, при этом они не оказывают существенного значения, однако их размер может указать на степень умаления деловой репутации;

– использование других способов защиты, так как опровержение, опубликование ответа и другие способы защиты деловой репутации снижают неблагоприятные последствия посягательства на деловую репутацию, что уменьшает размер компенсации;

– содержание распространенных не соответствующих действительности порочащих юридическое лицо сведений, бесспорно, сама распространенная информация, степень ее порочности, ложности влечет те или иные неблагоприятные последствия;

– индивидуальные особенности юридического лица, в отношении которого были распространены сведения, необходимы для оценки влияния на него распространенной информации;

– и другие обстоятельства, в том числе широта и количество случаев распространения информации [8].

Таким образом, в действующем законодательстве отсутствует возможность взыскания репутационного вреда, однако закрепления такой возможности было бы справедливым в отношении юридических лиц, чья деловая репутация была нарушена, потому что создание такого механизма защиты способствовало бы справедливой компенсации причиненного вреда потерпевшей стороне.

 

Список литературы:
1. Решение Европейского суда по делу «Компания «Комингерсол С. А.» против Португалии» от 6 апреля 2000 г. // Вестник ВАС РФ. 2001. № 2.
2. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав п. 7 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации : определение Конституционного Суда РФ от 04. 12.2003 № 508-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № 3.
3. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 18.11.2016 N 307-ЭС16-8923 по делу N А56-58502/2015 // Законы, кодексы и нормативно-правовые акты Российской Федерации. ‒ 2023. ‒ URL: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-18112016-n-307-es16-8923-po-delu-n-a56-585022015/ 
4. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 июля 2012 г. N 17528/11 // Гарант: информ.-правовое обеспечение. – М., 2023. – Режим доступа: локальная сеть Науч. б-ки Том. гос. ун-та.
5. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 февраля 2016 г. № 13АП-32346/15 // Гарант: информ.-правовое обеспечение. – М., 2023. – Режим доступа: локальная сеть Науч. б-ки Том. гос. ун-та.
6. Мехтиханова Л.В. Проблемы компенсации репутационного вреда // Юрист. 2012. № 17. С. 46.
7. Игнатьева Е.В. Компенсация репутационного вреда юридическим лицам: проблемные аспекты // Вестник Бурятского государственного ун-та. 2015. № 2. С. 304-305.
8. Парыгина Н.Н. О критериях определения размера компенсации нематериального вреда юридическому лицу // Вестник Омского ун– та. Право. 2016. № 3 (48). С. 120-121.