Статья:

От структур иерархических сообществ к государственному порядку

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №19(40)

Рубрика: Политология

Выходные данные
Тимирчев И.К., Труханов В.А. От структур иерархических сообществ к государственному порядку // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2018. № 19(40). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/40/40819 (дата обращения: 17.09.2021).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

От структур иерархических сообществ к государственному порядку

Тимирчев Илья Константинович
студент, Саратовская государственная юридическая академия (СГЮА), РФ, г. Саратов
Труханов Виктор Александрович
д-р полит. наук, профессор кафедры истории, социологии, политологии и сервиса, Саратовская государственная юридическая академия – СГЮА, РФ, г. Саратов

 

From hierarchical community structures to state order

 

Ilya Timirchev

student, Saratov State Law Academy- SSLA, Russia, Saratov

Viktor Trukhanov

Doctor of Political Sciences, Professor of the Department of History, Sociology, Political Science and Service, Saratov State Law Academy - SSLA, Russia, Saratov

 

Аннотация. Статья посвящена теоретическому переосмыслению процесса возникновения государственных институтов в контексте дискурс-анализа поля власти. Автором было проведено исследование по изучению процессов структурации иерархических сообществ в социальных институтах, показана наиболее вероятная динамика возникновения государства как структуры, создающей реальность, а также рассмотрена гипотеза о воспроизводстве институций как следствии развитии иерархии в сообществах. На основании проведенного анализа дискурсов, были сделаны выводы о характерных чертах эволюции государственного порядка, являющегося частью современного общества.

Abstract. The article is devoted to a theoretical rethinking of the process of emergence of state institutions in the context of a discourse analysis of the field of power. The author conducted a study on the analysis of the structure of hierarchical communities in social institutions, showing the most likely dynamics of the emergence of the state as a structure that creates reality. Based on the analysis of discourses, conclusions were made about the characteristic features of the evolution of the state order, which is part of modern society.

Ключевые слова: государственный порядок, иерархия, власть, социальная реальность, дискурс.

Keyword: state order, hierarchy, power, social reality, discourse.

 

Политический порядок есть производное следствие структурации социального пространства. Созданный и искусственно сконструированный государством, политический порядок представляет собой организацию символической власти. Такая власть распределяет социальные роли в социуме через институционализацию иерархии.

Иерархия в социальных организациях в объективированном пространстве, осуществляет функцию перехода от мира - неуправляемого к миру - управляемому. Иначе говоря, конечная задача иерархии как структуры состоит в том, чтобы вывести личность из состояния первобытного, коллективного порядка к состоянию общественного порядка. В рамках анализа функционального предназначения иерархии, современные исследователи-структуралисты все чаще ставят вопрос о том, каким образом происходит процесс образования государства из иерархических структур?

Поставленный вопрос является одним из наиболее актуальных в существующем, научном дискурсе, а поиск объективного ответа на него является ключевой целью данного исследования. Действительно, современные специалисты в области обществоведческих наук, всё чаще говорят об особом внимании к изучению проблемы «превращения» обыденной иерархии в государство. Иерархии отдается символическое место первичного, социального инстинкта, возникшего в качестве следствия образования социального пространства. Кроме того, актуализация данного вопроса связана с тем, что процесс кристаллизации институций из иерархий является определяющим при возникновении социума. Соответственно, на основании имеющихся, социологических артефактов в поле власти, нами была выработана центральная гипотеза этого исследования, которая предполагает, что конструирование иерархии в политические структуры является прямым следствием выделения дискурсивных символов из обыденных практик в практики коллективного, раннего, общественного сознания.

Стоит отметить, что вопрос о структурации социального мира из иерархических институтов в институты государственные, в современной социологии изучается крайне активно и основательно. Сегодня, социологи стремятся к раскрытию кристаллизации логики внесемейных (политических) институтов посредством результатов исследований в сфере антропологии. В частности, попытки освоить поле «переходных сообществ» через призму социологических категорий и императивов впервые были сделаны в работе З. Фрейда «Тотем и табу». Во многом, вклад основателя психоанализа позволил позднее структуралистам (в частности, П. Бурдье, и М. Фуко) приблизиться к раскрытию и постановке в научном дискурсе проблемы имманентных причин воссоздания воображаемого (государственно-коллективного) мира как первого типа социального пространства, вписанного в психические типы первобытных сообществ.

Известно, что мир социальных практик представляет собой воображаемую реальность. Создаваемая в качестве проекции от реальных условий мира, социальная действительность возникает как институт и становится ключом к возникновению коллективного сознания. Так, Э. Дюркгейм в работе «О разделении общественного труда» отмечал, что «коллективное сознание - это относительно устойчивое, гомогенное по отношению к внешней среде, психологическое образование, функционирование которого основано на выделении социальных структур из естественной среды путем разделения структур и функций труда [1]. Поднимая вопрос о сущности такого сознания, Дюркгейм фактически обращал внимание на то, что оно возникло в следствие взаимных контактов между членами протообществ, которые были вынуждены разделять между собой организацию действий в реальном мире. Иначе говоря, процесс восприятия реальности, стимулированный воображением, становится доступным для акторов, участвующих в совместно организованной деятельности. Однако, в связи с усложнением практик труда, такое коллективное сознание не будет носит конституированный характер. Напротив, антропологи отмечают, что на протяжении большей части племенного развития организаций, коллективное сознание обладало относительно высоким уровнем ригидности по отношению к внутренним трансформациям. В сущности, это означает, что подобные организации не обладали ключевыми конституциями (например, языком), которые бы способствовали воссозданию из воображения социальных институтов и систем.

Вектор развития сообществ меняется и приобретает привычные нам очертания с появлением двух видов символьных интеракций, способствующих построению коммуникативных связей [2]. Здесь, речь идет прежде всего о средствах языка и иных вербальных символах, которые суть стали способами выразить реальность через абстракцию.

В известной степени в основе государственного, патриархального порядка, лежат органы иерархического подавления социальных инстинктов. Представляя собой совокуп­ность абстракций, которые воспроизводятся вне реальности, государство стремится к воспроизводству через наиболее удаленные от физического мира порядки. В частности, при описании возникновения институтов концентрации политической власти, стоит говорить о том, что отдельные её институции находятся вне объективных условий, возникающих в социальных полях и практиках. Так, социальные поля протосообществ включали в себя поле власти, которое строилось на основаниях самоидентификации, однако, все в тех же сообществах не существовало объективных предпосылок к формированию идеи человека как корпорации, выступающей в качестве центральной метаидеи любого института.

Политическая организация, оформленная в виде различных институтов власти, становится возможной с появлением идеи институционального представительства. Сущность такой идеи состоит в том, что отдельный индивид становится не только «первым, среди равных», но и получает право представлять свою группу. З. Фрейд, по этому поводу, писал, что ассоциация себя не только как члена, но и как представителя коллектива, является основой групповой, социальной психологии, отделяющей сообщество homo sapiens от других животных [3]. То есть, в основе социальных организаций лежит психолого-социальный мотив к представлению индивида как члена группы, ассоциирующего с собой организацию/институт. Именно здесь, с социологической точки зрения, начинается генезис институтов.

На наш взгляд, формирование институциональной идентификации тесно связано с возникновением иерархии в прототипах социальных полей. Под иерархией в данном случае стоит понимать структурирующую структуру, которая сегодня составляет основу институционального устройства социума. Социум, воспринимающий такую структуру в качестве данности, описывается современными исследователями как иерархический коллектив, т. е. коллектив, который самостоятельно воспроизводит в своем функцио­нировании позиции и оппозиции по отношению друг к другу. В таких условиях мы можем наблюдать, как иерархия реализуется за счет конструирования определений позиции субъекта в вертикальных и горизонтальных взаимосвязях. При этом, появление горизон­тальных связей стало ключевой причиной появления позиций в социальном пространстве, которые суть есть необходимая предпосылка к возникновению государственного порядка. Однако, если институт государства действительно возникает как отражение иерархических связей, то в результате чего возникают такие связи?

В центре определения иерархических связей в общественном порядке стоят принципы самоорганизации сообществ. Самоорганизация становится возможной исключительно в период перераспределения ключевых капиталов власти догосударственного периода – языка и символа. Их коррелятивные связи способствуют включению членов различных, территориальных коллективов и групп в процесс интеграции на условиях взаимного альтруизма, который, в свою очередь, выполняет функцию по воссозданию группового сознания. Появление ассоциации себя с коллективом, становится отправной точкой к формированию институций, необходимых для концентрации власти или ее распределения. Именно здесь, по-видимому, перед нами открывается факт возникновения таких сообществ с помощью вербальных, дискурсных практик, способствующих появлению иерархических связей, как горизонтальных, так и вертикальных. Дискурс (слова и символы), на определенном этапе сконструировавший коллективное сознание индивидов, стоял в основе возникновение иерархии, которая, в свою очередь, стала суть отображением социального воображения. Такое воображение создавало коммуникативные практики путём взаимодействия объектов в одном, физическом пространстве. Перманентный контакт индивидов создавал социальную реальность, выраженную в словах и знаках, которые способствовали появлению практик бытового управления и власти. Здесь, в истории эволюции социальных организаций произошла настоящая революция. Если прежде, власть носила исключительно насильственный характер, встречающийся вне социальных организаций, то с возникновением коммуникативных интеракций, в протосоциальных сообществах возникла исключительно коллективная власть языка, с помощью которого у акторов появилась возможность к взаимному альтруизму на началах коллективного общежития. Таким образом, мы подходим к данному М. Вебером в работе «Политика как призвание и профессия» определению государства и отмечаем, что государство – это аппарат, основанный не только на легитимном физическом насилии [4], но и на не менее легитимном, коммуникативном взаимодействии в условиях коллективного существования.

Исходя из представленного анализа можно сделать вывод, что в основе формирования институций публичной, организованной, государственной власти, стоят коммуникативные практики. Такие практики, ставшие причиной появления коллективного сознания, детерминировали функциональное предназначение альтруизма в социальном мире субъектов. Впоследствии, коллективное восприятие реальности стало ключевой причиной конструирования продуктов иерархии, которая стала прообразом института как корпорации представительной власти, лежащей в основе государственного порядка.

 

Список литературы:
1. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда / Пер. с фр. А. Б. Гофмана, примечания В. В. Сапова. – М.: Канон, 1996. С. 113
2. Бурдье П. О государстве: курс лекций в Коллеж де Франс (1989-1992) / Пьер Бурдье; [ред. – сост. П. Шампань, Р. Ленуар, Ф. Пупо, М. –К. Ривьер]; пер. с фр. Д. Кралечкина и И. Кушнарёвой; пред. А. Бикбова. – М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2017. с. 231
3. Фрейд З. Тотем и табу/Зигмунд Фрейд; пер. с нем. Р. Ф. Додельцева. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2017. – с. 94
4. Вебер Макс «Власть и политика» / М. Вебер [пер. с нем. Б. М. Скуратова, А. Ф. Филиппова, вступ. Ст. А. Ф. Филиппова; комм. Т. А. Дмитриева, А. Ф. Филиппова]. – М.: РИПОЛ классик, 2017. – с. 264