Статья:

Ответственность за незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг) по Уголовному кодексу Российской Федерации

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №3(54)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Башорова К.Х. Ответственность за незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг) по Уголовному кодексу Российской Федерации // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2019. № 3(54). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/54/46673 (дата обращения: 17.09.2021).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Ответственность за незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг) по Уголовному кодексу Российской Федерации

Башорова Карина Хамидовна
студент, ВШГА МГУ им. М.В. Ломоносова РФ, г. Москва

 

Liability for illegal use means of individualization of goods (works, services) under the Criminal code of the Russian Federation

 

Karina Basharova

student GSPA MSU M. V. Lomonosov, Russia, Moscow

 

Аннотация. В статье рассматриваются актуальные вопросы уголовной ответственности за незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг) по Уголовному кодексу Российской Федерации. Автором раскрываются признаки объективной стороны данного преступления, анализируются особенности практики применения ст.180 УК РФ.

Abstract. The article deals with topical issues of criminal liability for the illegal use of means of individualization of goods (works, services) under the Criminal code of the Russian Federation. The author reveals the features of the objective side of this crime, analyzes the peculiarities of the practice of article 180 of the criminal code.

 

За 2017 год на территории Российской Федерации зарегистрировано 105 087 преступлений экономической направленности (-3,4%), что составляет 5,1% от общего числа зарегистрированных преступлений [1], выявлено 47 328 лиц, их совершивших, 51 520 преступлений экономической направленности, уголовные дела о которых направлены в суд.

Противодействие преступлениям в сфере экономики остается приоритетным направлением деятельности правоохранительных органов. Вопросы учета таких преступлений на практике зачастую вызывают определенные сложности, как правило, связанные с дополнительными условиями, при которых преступление может быть отнесено к числу экономических. Не останавливаясь на проблемных аспектах, рассмотрим некоторые положения нового совместного указания Генеральной прокуратуры РФ и Министерства внутренних дел РФ от 27 декабря 2017 г. №870/11/1 "О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности" [2]. Кроме того, внесены незначительные изменения в положения о дополнительных условиях, при которых выявленное преступление может быть отнесено к категории экономической направленности. В частности, преступление, предусмотренное ст. 210 УК - организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней), относится к числу преступлений экономической направленности, если преступное сообщество было создано в целях совершения преступлений в кредитно-финансовой сфере и такие деяния являются основным видом его деятельности.

Содержание ряда признаков состава преступления раскрыто в Постановлении Пленума ВС РФ от 26.04.2007 года № 14 с учетом значения, в котором соответствующие понятия использованы в разд. VII ГК "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации".

Товарный знак и знак обслуживания представляют собой обозначения, служащие для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг юридических или физических лиц (ст. 1477 ГК).

Чужим считается товарный знак (знак обслуживания), который зарегистрирован на имя иного лица и не уступлен по договору в отношении всех или части товаров либо право на использование которого не предоставлено владельцем товарного знака другому лицу по лицензионному договору. В § 2 гл. 76 ГК определено, кто может быть обладателем исключительного права (правообладателем) на товарный знак (знак обслуживания), содержание такого права.

Согласно ст.1477 ГК РФ, на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1481 ГК РФ). Правила ГК РФ о товарных знаках соответственно применяются к знакам обслуживания, то есть к обозначениям, служащим для индивидуализации выполняемых юридическими лицами либо индивидуальными предпринимателями работ или оказываемых ими услуг.

В соответствии со ст.1478 ГК РФ, обладателем исключительного права на товарный знак может быть юридическое лицо или индивидуальный предприниматель.

Законодатель закрепляет, что на территории Российской Федерации действует исключительное право на товарный знак, зарегистрированный федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, а также в других случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации.

Под незаконным использованием чужого товарного знака, знака обслуживания или сходных с ними обозначений для однородных товаров применительно к ч. 1 ст.180 УК РФ понимается применение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения без разрешения правообладателя указанных средств индивидуализации: на товарах, этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью либо ввозятся на территорию РФ, а также при выполнении работ, оказании услуг и при совершении иных действий, отвечающих понятию использования товарного знака в ст. 1484 ГК, и др.

Действующий российский закон определяет и такие понятия и категории, как: наименование места происхождения товара, правах лиц, зарегистрировавших это наименование, и иных лиц, которые в границах того же географического объекта производят товар, обладающий теми же основными свойствами, свидетельствах о соответствующем праве, видах использования наименования и др.

Незаконным является использование зарегистрированного наименования места происхождения товара лицом, не имеющим свидетельства, даже если при этом указывается подлинное место происхождения товара или наименование используется в переводе либо в сочетании с такими выражениями, как "род", "тип", "имитация" и т.п., а также использование сходного обозначения для любых товаров, способного ввести потребителей в заблуждение относительно места происхождения и особых свойств товара.

С учетом этого контрафактными признаются товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно использованы наименования мест происхождения товаров или обозначения, сходные с ними до степени смешения, используемые для однородных товаров.

Сходные с товарными знаками, знаками обслуживания, наименованием места происхождения товара обозначения для однородных товаров представляют собой обозначения, тождественные или сходные с чужими знаками и наименованиями до степени их смешения (напр., Panasonix вместо Panasonic - для бытовой техники). О запрете регистрации таких знаков и исключениях из этого правила/

Так, в ст.1483 ГК РФ закреплены основания для отказа в государственной регистрации товарного знака, в частности: не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов: 1) вошедших во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида; 2) являющихся общепринятыми символами и терминами; 3) характеризующих товары, в том числе указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ их производства или сбыта; 4) представляющих собой форму товаров, которая определяется исключительно или главным образом свойством либо назначением товаров. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, которые относятся к объектам, не подлежащим правовой охране в соответствии со статьей 1231-1 ГК РФ, или сходны с ними до степени смешения. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы: 1) являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя; 2) противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с официальными наименованиями и изображениями особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации либо объектов всемирного культурного или природного наследия, а также с изображениями культурных ценностей, хранящихся в коллекциях, собраниях и фондах, если регистрация испрашивается на имя лиц, не являющихся их собственниками, без согласия собственников или лиц, уполномоченных собственниками, на регистрацию таких обозначений в качестве товарных знаков. В соответствии с международным договором Российской Федерации не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, которые охраняются в одном из государств - участников этого международного договора в качестве обозначений, позволяющих идентифицировать вина или спиртные напитки как происходящие с его территории (производимые в границах географического объекта этого государства) и имеющие особое качество, репутацию или другие характеристики, которые главным образом определяются их происхождением, если товарный знак предназначен для обозначения вин или спиртных напитков, не происходящих с территории данного географического объекта. Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с: 1) товарными знаками других лиц, заявленными на регистрацию (статья 1492) в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет, если заявка на государственную регистрацию товарного знака не отозвана, не признана отозванной или по ней не принято решение об отказе в государственной регистрации; 2) товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет; 3) товарными знаками других лиц, признанными в установленном ГК РФ общеизвестными в Российской Федерации товарными знаками, в отношении однородных товаров с даты более ранней, чем приоритет заявленного обозначения.

Предупредительная маркировка теперь законодателем определяется и как знак охраны, который правообладатель вправе использовать для оповещения о своем исключительном праве на товарный знак (ст. 1485 ГК). Статья 1485 ГК РФ, как и ранее действовавший Закон о товарных знаках, закрепляет за правообладателем возможность оповещать неопределенный круг лиц о том, что принадлежащий ему товарный знак, используемый на производимых и реализуемых товарах, охраняется на территории Российской Федерации. Одновременно законодательно закрепляются способы осуществления оповещения. При этом, следуя ст. 5D Парижской конвенции, не обязывающей страны-участники предусматривать в своих законах нормы об обязательном помещении каких-либо указаний на то, что знак зарегистрирован, ГК указывает, что размещение предупредительной маркировки является правом, а не обязанностью правообладателя ("правообладатель вправе"). Нельзя, однако, не отметить, что в соответствии с п. 5 ст. 1515 ГК предусмотрена ответственность за использование предупредительной маркировки по отношению к товарным знакам, которые не были зарегистрированы в качестве товарных знаков. Необходимо также обратить внимание на то, что в ряде случаев использование предупредительной маркировки несет так называемую рекламную функцию, поскольку в известной степени привлекает внимание потребителей, воспринимающих ее как указание на особый статус маркированных им товаров. Кроме того, использование предупредительной маркировки отчасти помогает избежать случаев превращения товарного знака в "видовое" обозначение, т.е. вошедшее во всеобщее употребление для маркировки товаров определенного вида, так как используемые символы указывают на правовую охрану знака.

Незаконным применительно к части 2 ст.180 УК РФ является использование предупредительной маркировки в отношении товарного знака или места происхождения товара, не зарегистрированных в РФ.

Неоднократность по смыслу части 1 ст.180 УК РФ предполагает совершение лицом двух и более деяний, состоящих в незаконном использовании товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров. При этом может иметь место как неоднократное использование одного и того же средства индивидуализации товара (услуги), так и одновременное использование двух или более чужих товарных знаков или других средств индивидуализации на одной единице товара.

Применительно к части 2 ст.180 УК РФ неоднократным признается совершение двух и более раз незаконного использования предупредительной маркировки в отношении товарного знака или наименования места происхождения товара, не зарегистрированных в РФ. Состав преступления, предусмотренного ч.2 ст.180 УК РФ, может быть вменен вне зависимости от наличия признака причинения крупного ущерба. Если лицо одновременно выставляет для продажи товары с поддельными товарными знаками двух владельцев товарного знака, его действия возможно расценить как совершенные неоднократно, поскольку ущерб причиняется двум самостоятельным непосредственным объектам, каждый из которых представляет собой отношения, возникающие при реализации права на товарный знак конкретного владельца этого знака.

Крупный ущерб теперь определен в примеч. к статье 180 УК РФ. Этот ущерб причиняется правообладателю, а также лицу, который не получает доход в результате незаконного использования этих обозначений. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, сумма которого превышает двести пятьдесят тысяч рублей.

Признак объективной стороны «неоднократность» подлежит обязательному установлению в ходе расследования, поскольку влияет на правильную квалификацию.

На практике встречаются случаи, свидетельствующие об отмене приговора, поскольку не установлена неоднократность. Так, В.О.А., несудимая, осуждена: по ч. 1 ст. 180 УК РФ к 40000 рублей штрафа в доход государства. Апелляционным постановлением судьи Сергиево-Посадского городского суда Московской области от 28 октября 2014 года приговор мирового судьи оставлен без изменения. а совершение неоднократного незаконного использования чужого товарного знака при установленных судом обстоятельствах, а именно: В.О.А., являясь индивидуальным предпринимателем и осуществляя деятельность по розничной торговле бижутерии и аксессуаров, не позднее конца февраля 2014 года, имея преступный умысел, направленный на незаконное использование товарного знака, находясь в неустановленном в ходе дознания месте, преследуя корыстную цель в виде получения материальной выгоды, в нарушение ст. ст. 1229, 1484 ГК РФ, согласно которым правообладатель имеет исключительное право использовать товарный знак и запрещать его использовать другим лицам, осознавая необходимость заключения соглашения с правообладателем об использовании принадлежащего ему товарного знака и не имея соответствующих соглашений с правообладателем, заведомо зная, что приобретаемый ею товар является контрафактным, то есть выпущенным в оборот с нарушением требований действующего законодательства и изготовленным не компаниями "1", "2", В.О.А. с целью последующей реализации и извлечения прибыли у неустановленных в ходе дознания лиц приобрела заведомо контрафактную продукцию, точное количество в ходе дознания не установлено, в том числе, наручные часы различной цветовой гаммы, маркированные зарегистрированными товарными знаками "Х". Исключительное право на товарный знак "Х" на территории РФ принадлежит компаниям "1", "2" в лице их представителей ООО "3". С конца февраля 2014 года по 3 марта 2014 года В.О.А., продолжая свои преступные действия, с целью последующей реализации вышеуказанной контрафактной продукции под видом оригинальной продукции компании "1", "2" и извлечения прибыли, перевезла данную продукцию в арендуемое ей на основании договора аренды <данные изъяты> от <данные изъяты> помещение - торговое место, расположенное по адресу: <данные изъяты>, где выставила ее, в том числе: наручные часы в количестве 4 единиц, маркированные зарегистрированным товарным знаком "Х", на которых одновременно используются товарные знаки: N <данные изъяты>, N <данные изъяты>, N <данные изъяты>, на продажу. 3 марта 2014 года вышеуказанная контрафактная продукция была изъята сотрудниками полиции.

Президиум Московского областного суда, рассматривая уголовное дело в кассационном порядке, приговор мирового судьи 229 судебного участка Сергиево-Посадского судебного района Московской области от 4 сентября 2014 года, апелляционное постановление судьи Сергиево-Посадского городского суда Московской области от 28 октября 2014 года в отношении В.О.А. отменил, уголовное дело производством прекратил на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

В ходе рассмотрения уголовного дела в кассационном порядке суд посчитал, что объективная сторона преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 2 ст. 180 УК РФ состоит в незаконном использовании предметов преступления - чужого товарного знака. Исходя из положений действующего законодательства РФ товарный знак представляет собой обозначение, служащее для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг юридических или физических лиц. Чужим считается товарный знак, который зарегистрирован на имя иного лица и не уступлен по договору в отношении всех или части товаров либо право на использование которого не предоставлено владельцем товарного знака другому лицу по лицензионному договору. Согласно диспозиции ч. 1 ст. 180 УК РФ ответственность по данной статье предусмотрена в случае незаконного использования чужого товарного знака неоднократно или когда оно причинило крупный ущерб. В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2007 года N 14 "О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака" разъяснено, что "неоднократность по смыслу части 1 статьи 180 УК РФ предполагает совершение лицом двух и более деяний, состоящих в незаконном использовании, в частности, товарного знака (при этом может иметь место как неоднократное использование одного и того же средства индивидуализации товара (услуги), так и одновременное использование двух или более чужих товарных знаков или других средств индивидуализации на одной единице товара)". Таким образом, для решения вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 180 ч. 1 УК РФ, суду необходимо установить, что лицо неоднократно - два и более раза незаконно использовало чужой товарный знак или одновременно использовало два или более чужих товарных знака на одной единице товара. Как видно из материалов дела и установленных обстоятельств, ранее В.О.А. к уголовной либо административной ответственности за незаконное использование чужого товарного знака не привлекалась, изъятые у нее наручные часы в количестве 4 единиц, предлагаемые к продаже, маркированы зарегистрированными товарными знаками одного и того же правообладателя - фирмы "Х" и относятся к одному виду товара. Отсутствие одного из обязательных признаков объективной стороны преступления - неоднократности свидетельствует об отсутствии состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 180 УК РФ. Ответственность за реализацию предпринимателем продукции с незаконно нанесенными товарными знаками предусмотрена ст. 14-10 КоАП РФ. При таких обстоятельствах приговор суда признан незаконным и необоснованным, в связи с чем судебные решения были отменены, а уголовное дело прекращено в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ввиду отсутствия в действиях В.О.А. состава преступления [3].

Субъект преступления - общий - физическое вменяемое лицо, достигшее ко времени совершения преступления 16-летнего возраста (ч. 2 ст. 20 УК). Это правило относится и к случаю, когда предусмотренные ст.180 УК РФ незаконные действия совершаются с использованием организационно-правовой формы, т.е. от имени юридического лица. В таком случае исполнителями будут признаны действующие умышленно не только руководители организации, но и ее работники, а также иные лица, непосредственно участвующие в совершении преступления.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст.180 УК РФ, - прямой умысел. Часть 3 ст.180 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за деяния, предусмотренные частями первой или второй статьи 180 УК РФ, совершенные группой лиц по предварительному сговору, часть 4 ст.180 УК РФ - организованной группой.  Так, приговором Никулинского районного суда города Москвы от 25 декабря 2017 года Ч. ****, ранее не судимый, осужден по ст. 180 ч. 4 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 3 июля 2016 г. к лишению свободы сроком на 3 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима; мера пресечения оставлена без изменения - заключение под стражу; З., ***, ранее не судимая, осуждена по ст. 180 ч. 4 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 3 июля 2016 г. к лишению свободы сроком на 2 года; на основании ст. 73 УК РФ постановлено наказание считать условным с испытательным сроком на 1 год; возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, являться на регистрацию в указанный орган 1 раз в месяц; С.К. ****,  ранее не судима,  осуждена по ст. 180 ч. 4 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 3 июля 2016 г. к лишению свободы сроком на 2 года; на основании ст. 73 УК РФ постановлено наказание считать условным с испытательным сроком на 1 год; возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, являться на регистрацию в указанный орган 1 раз в месяц; М.М., ****, ранее не судимая, осуждена по ст. 180 ч. 4 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 3 июля 2016 г. к лишению свободы сроком на 2 года; на основании ст. 73 УК РФ постановлено наказание считать условным с испытательным сроком на 1 год; возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, являться на регистрацию в указанный орган 1 раз в месяц; Л. ****, ****, ранее не судимая, осуждена по ст. 180 ч. 4 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 3 июля 2016 г. к лишению свободы сроком на 2 года; на основании ст. 73 УК РФ постановлено наказание считать условным с испытательным сроком на 2 года; возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, являться на регистрацию в указанный орган 1 раз в месяц; А. ****, ***, ранее не судимый, осужден по ст. 180 ч. 4 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 3 июля 2016 г. к лишению свободы сроком на 2 года; на основании ст. 73 УК РФ постановлено наказание считать условным с испытательным сроком на 2 года 6 месяца; возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, являться на регистрацию в указанный орган 1 раз в месяц;  Р., ****, ранее не судимый, осужден по ст. 180 ч. 4 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 3 июля 2016 г. к лишению свободы сроком на 2 года; на основании ст. 73 УК РФ постановлено наказание считать условным с испытательным сроком на 2 года; возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, являться на регистрацию в указанный орган 1 раз в месяц; мера пресечения оставлена без изменения - подписка о невыезде и надлежащем поведении. На приговор суда первой инстанции поданы апелляционные жалобы, из доводов которых следует, что осужденные не совершали преступления в составе организованной преступной группы. Вместе с тем, суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав, что из доказательств, исследованных в судебном разбирательстве, усматривается, что группа, в которую входили осужденные, отвечала признакам организованной группы, указанным в ст. 35 УК РФ, в том числе судом установлено, что данные лица объединились для осуществления преступной деятельности, связанной со сложным исполнением, распределив между собой роли, и данная группа была устойчивой о чем свидетельствует продолжительный период преступной деятельности. В судебном разбирательстве были установлены обстоятельства сговора осужденных на совершение данного преступления, а также обстоятельства создания организованной группы для его совершения, описаны преступные роли каждого, в том числе Ч***, как организатора указанной группы. Данные выводы суда обоснованы судом в приговоре конкретными доказательствами, исследованными в судебном разбирательстве, в связи с чем судебная коллегия не усматривает оснований не соглашаться с данными выводами суда и находит необоснованными доводы апелляционных жалоб и в этой части [4].

Если путем совершения предусмотренных ст.180 УК РФ действий лицо вводится в заблуждение относительно условий, при которых оно согласно приобрести товар (чаще всего относительно качества вещи), то содеянное дополнительно квалифицируется как мошенничество.

Анализируя судебную практику и изменения позиции законодателя, связанного с закреплением ответственности в  ст. 180 УК в целом, обращает на себя внимание относительно небольшая сумма "крупного ущерба". Согласно примечанию, которое было введено в данную статью Федеральным законом от 31.12.2014 года №530-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части усиления мер противодействия обороту контрафактной продукции и контрабанде алкогольной продукции и табачных изделий", крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, сумма которого превышает 250 тыс. руб. Ранее величина крупного ущерба для данного состава определялась по примечанию к ст. 169 УК и составляла более 1,5 млн. рублей. Данная редакция примечания действовала после ее изменения Федеральным законом от 07.04.2010 года №60-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", а до того момента сумма крупного ущерба определялась в размере более 250 тыс. руб. То есть законодатель вернулся к тем же двумстам пятидесяти тысячам, от которых отказался в 2010 г., только, конечно, с учетом инфляции это теперь совсем другие 250 тыс. рублей. Данный подход к совершенствования уголовного закона создает сложности правоприменителю и безразмерно расширяет возможности применения уголовной репрессии.

Подводя итог изложенному, стоит отметить, что в настоящее время лица привлекаются к уголовной ответственности за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, в том числе и за совершение групповых преступлений. Вместе с тем, нестабильность уголовного закона порождают затруднения в практической деятельности следователей, прокуроров и судов, что приводит к длительности расследования и рассмотрения уголовных дел, связанных в том числе, и с неправильной квалификацией действий виновных лиц.

 
Список литературы:
1. Состояние преступности в России за январь - декабрь 2017 года // Генеральная прокуратура Российской Федерации; Главное управление правовой статистики и информационных технологий, М., 2018. С. 7. (Сборник подготовлен на основании формы федерального статистического наблюдения № 4-ЕГС.)
2. Указание Генпрокуратуры России N 870/11, МВД России №1 от 27.12.2017 года «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности».
3. Постановление Президиума Московского областного суда от 04.03.2015 N 108 по делу № 44у-49/2015.
4. Апелляционное определение Московского городского суда от 04.09.2018 по делу № 10-12892/2018.