Статья:

Функции глаголов межличностных отношений в текстах В. Распутина

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №14(65)

Рубрика: Филология

Выходные данные
Петрова И.В. Функции глаголов межличностных отношений в текстах В. Распутина // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2019. № 14(65). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/65/50113 (дата обращения: 12.05.2021).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Функции глаголов межличностных отношений в текстах В. Распутина

Петрова Ирина Владимировна
студент, Камчатский государственный университет имени Витуса Беринга, РФ, г. Петропавловск-Камчатский

 

Functions of interpersonal relations verbs in the texts of V. Rasputin

 

Irina Petrova

student of the Faculty of Philology and Intercultural Communication, Kamchatka State University named after Vitus Bering, Russia, Petropavlovsk-Kamchatsky

 

Аннотация. В настоящей работе освещены функционально-семантические особенности глаголов межличностных отношений в прозе В. Распутина.

Исследование ведется через рассмотрение таких проблем, как семантическая структура слова, лексико-семантические особенности функционирования глаголов межличностных отношений в произведениях В. Распутина, функции глаголов межличностных отношений в текстах В. Распутина.

Abstract. In the present work, functional-semantic features of interpersonal relations verbs are highlighted in the prose of V. Rasputin.

The study is conducted through the consideration of such issues as the semantic structure of the word, the lexical-semantic features of the functioning of verbs of interpersonal relations in the works of V. Rasputin, the functions of verbs of interpersonal relations in the texts of V. Rasputin.

 

Ключевые слова: лексико-семантическая группа; семантическая структура слова; функции глаголов межличностных отношений; лексико-семантические особенности функционирования глаголов межличностных отношений; В. Распутин.

Keywords: lexico-semantic group; semantic structure of the word; interpersonal verb functions; lexico-semantic features of the functioning of verbs of interpersonal relations; V. Rasputin.

 

На материале повестей В. Распутина «Живи и помни», «Прощание с Матерой» и рассказа «Рудольфио» нами были выявлены функционально-семантические особенности глаголов межличностных отношений.  Функции глаголов межличностных отношений в произведения В. Распутина достаточно многообразны. Их анализ поможет установить смысловую структуру глагольной лексики, функционирующей в контексте, определить семантические изменения в смысловой структуре глагольных форм, а также выявить особенности индивидуально-авторского выражения межличностных отношений.

В тестах В. Распутина, выбранных нами для анализа, межличностные отношения выражаются сложившимися в системе русского языка глаголами эмоционально-оценочного отношения, внешнего проявления отношения, контакта.

Выделим несколько семантических групп. В первую группу входят глаголы, обозначающие эмоционально-оценочное проявление отношения. В данной группе можно выделить интегральную сему характер эмоционально-оценочного отношения: положительный, отрицательный.

Положительное отношение выражается глаголами любить, нравиться, доверять, верить, жалеть, баловать, нежить и т. п., которые употребляются в прямых и переносных лексических значениях. Например: Настена, как могла, тоже баловала Надькиных ребятишек, особенно девчонку, но в последние недели за своей бедой почти забыла о них, и сейчас, подняв плачущую Лидку в кровать, Настена почувствовала вину перед ней [1, 70]. В данном контексте на положительное эмоционально-оценочное отношение указывает глагол баловать, значение его мы определяем как «относиться к кому-либо с нежностью, излишним вниманием, потворствуя всем желаниям, прихотям» [4, 593]. Данный глагол фигурирует в своем прямом значении и выражает нежное, теплое отношении героини к детям.   

Отрицательное эмоционально-оценочное отношение передается глаголами ненавидеть, осуждать, судить, завидовать, позорить, упрекать. Напр.: Она осуждала Андрея, особенно сейчас, когда кончилась война и когда казалось, что и он бы остался жив-невредим, как все те, кто выжил, но, осуждая его временами до злости, до ненависти и отчаяния, она в отчаянии же и отступала: да ведь она жена ему [1, 166]. В данном контексте употребляется глагол осуждать. Значение глагола – «относиться к кому-либо неодобрительно, признавая поведение, действия, слова и т. п. кого-либо предосудительными, плохими» [4, 596]. Автор использует данную лексему в прямом значении для того, чтобы показать отрицательное отношение, которое выражается в неодобрительном признании поведения героя.

Обширную группу составляют глаголы внешнего проявления отрицательного и положительного отношения: смеяться, обнимать, ласкать, грозить, издеваться и т.п. Такие глаголы в повестях В. Распутина употребляются как в прямом, так и в переносном значении. Например: Ей до того стало жалко его, что она чуть не разревелась [1, 69]. Глагол разреветься употребляется в прямом значении «громко, сильно плакать. Проявлять к кому-нибудь жалость, сожаление, скорбь и т. п., проливая слезы, обычно издавая жалобные, нечленораздельные голосовые звуки ‒ плач» [4, 602]. Данный глагол выражает положительное отношение, которое проявляется в жалости, сочувствии героини мужу.  И если б не война, скорей всего помякла бы, присмирела она возле ребятишек да возле Вити, к тому дело в последнее время и шло, да война и в первую же зиму смерть Вити оглушили и ожесточили Надьку. По Вите она убивалась так, что кровь стыла в жилах от ее крика [1, 69]. Глагол убиваться употребляется в переносном значении и толкуется как «сильно страдать, испытывать большое горе» [3, 578].

В данной группе можно выделить интегральную сему «способ проявления отношения». Внешнее проявления отношения может выражаться с помощью мимики (улыбаться), жестов (приветствовать), действий (обнять), поведения (нежить).

В исследуемых произведениях гораздо больше глаголов внешнего проявления отрицательного отношения: изгаляться, глумиться, грозить и т. п.

В текстах В. Распутина наблюдаются индивидуально-авторские конструкции, обозначающие внешнее проявление отношения. Например: - Я сегодня говорю: давайте, говорю, корову забьем, чтобы встретить дак встретить. Они меня очурали. Рубите, говорю, тогда всех до последней куриц, чтоб я их больше не видала. Они и куриц пожалели [1, 74]. В данном контексте мы можем определить значение глагола очурать как «осудить, выразить неодобрение», который указывает на отрицательное отношение и проявляется в неодобрительных словах, жестах. Я знаю, - наступала Надька, - это ты меня, Василиса, боишься. Бойся, бойся: вот Гаврила твой придет, я его быстренько охомутаю. Я помоложе тебя буду, тебе со мной не справиться [1, 73].

Также в исследуемых произведениях выявлены глаголы со значением контакта. Группу глаголов согласованных действий составляют такие глаголы, как договариваться, уговариваться, сговариваться. Например: Веселел от этой уверенности и Павел: - Может, с кем сговорюсь впристяжку. В три пары рук оно поскорей. В колхозе теперь допоздна работы не будет. - Он еще по привычке говорил "колхоз"  [1, 313]. Глагол сговориться употребляется в значении «договориться с кем-либо о чем-либо, условившись относительно каких-либо действий; достичь взаимного соглашения, понимания относительно чего-либо» [4, 604].

Встречаются приставочные лексемы, префиксы которых не свойственны определенным глаголам, например, глагол сознакомиться: Ребят потеряли... где их теперь взять? - продолжала она с раздумчивой покорностью. - А мы вдвоем... может, ниче... Там, поди, тоже люди. Ну и че што незнакомые? Сознакомимся. А нет - вдвоем будем. Че ж теперь?.. Ты не плачь, Егор...  [1, 252]. Глагол сознакомиться употребляется в значении «договориться друг с другом о последующих дружеских отношениях, обменявшись первоначальными сведениями друг о друге»[4, 604]. Префикс со- употребляется автором для придания просторечности стилю.

Группу глаголов расположения к контакту составляет такие глаголы, как родниться, привораживать. Например: Старухи Богодула любили. Неизвестно, чем он их привораживал, чем брал, по только заявлялся он на порог к той же Дарье, она бросала любую работу и кидалась к нему встречать, привечать [1, 226]. Глагол привораживать, значение которого «располагать кого-либо к себе, очаровывая и привлекая, подобно тому, как привлекали кого-либо к себе ворожбой, магическими заклинаниями» [4, 606] выражает значение расположения.

В. Распутин очень часто использует для обозначения межличностных отношений просторечные и устаревшие глаголы. Например: Я шел и думал: приду, погляжу на Настену, попрошу прощенья, что сломал ей жизнь, что гнул без нужды да изгалялся, когда можно было жить [1, 54].  В данном контексте фигурирует глагол изгаляться, значение которого «проявлять злое, грубое отношение к кому-либо, подвергая всевозможным унижениям, побоям, оскорбительным насмешкам» [4, 600]. Данный глагол автор использует, чтобы показать отрицательное поведение героя, который жестоко относился к своей жене. Она не понимала почему сидит без движения, когда надо было бы, наверно, что-то делать - хоть обнять на первый раз и приветить мужа, встречу с которым голубила чуть не каждую ночь [1, 25]. Глагол приветить со значением «приветливо, ласково отнестись к кому-либо» [4, 602] употребляется в прямом значении и используется автором для того, чтобы показать положительное отношение героини. Фигурирование просторечных вариантов объясняется целью автора изобразить живой язык сельского населения.

Межличностные отношения могут выражаться глаголами других лексико-семантических групп, приобретая в контексте семантику отношения: плакать, смеяться. Эти глаголы входят в группу эмоционального состояния, но также входят и в группу межличностных отношений подгруппу внешнего проявления отношения. Напр.: Крант, так же от как у самовара, повернешь - вода бежит, в одном кранту холодная, в другом горячая. И в плиту дрова не подбрасывать, тоже с крантом - нажмешь, жар идет. Вари, парь. Прямо куды тебе с добром! - баловство для хозяйки. А уж хлебушко не испекчи, нет, хлебушко покупной. Я с непривычки да с невидали уж и поохала возле крантов этих - оне надо мной смеются, что мне чудно [1, 215]. Глагол смеяться в данном контексте обретает семантику внешнего проявления отношения: «проявлять какое-либо отношение (шутливое, злорадное, пренебрежительное, язвительное и т. п.) к кому-либо, издавая короткие характерные голосовые звуки ‒ смех» [4, 602]. Автор использует этот глагол для выражения положительного шутливого отношения.  Сюда же можно отнести глагол смыкнуться, который в переносном значении обретает семантику «установить отношения». Дак вижу, что есть, не ослепла. Вы как с Петрухой-то вот с Катерининым не смыкнулись? Ты, Катерина, не слушай, я не тебе говорю. Как это вы нарозь по сю пору живете? Он такой же. Два сапога - пара [1, 299]. Глагол грешить в одном из своих значений в контексте приобретает семантику отрицательного отношения: Дак это ты, значитца, будешь воду на нас пускать?.. Но-но... Гляди-ка, че деется! - Почему я-то? - засмеялся Андрей. - Там без меня все готово, чтоб ее пустить. Ты на меня, бабушка, зря не греши [1, 288].

В результате анализа глаголов межличностных отношений мы пришли к следующим выводам. В повестях В.Распутина «Живи и помни», «Прощание с Матерой» и рассказе «Рудольфио» глаголы межличностных отношений довольно часто совмещают в себе несколько категориальных сем. Взаимодействие лексико-семантических групп нередко вызывает затруднения в соотнесении глаголов с теми или иными лексико-семантическими группами и подгруппами. В результате семантической деривации глаголы типа улыбаться, смеяться, плакать и т. п. обозначают межличностные отношения. Эти изменения характерны для глаголов со значением эмоционального состояния и внешнего проявления. Также глаголы броситься, кинуться, грешить, смыкаться в своем переносном значении в контексте приобретают сему отношения. Межличностные отношения выражаются в повестях глаголами, как в прямых лексических значениях, так и в переносных.   Функционирование глаголов межличностных отношений проявляются в особенностях авторского стиля В. Распутина, социальным статусом героев, их речевым поведением: субъектом и объектом выступают конкретные личности, сфера употребления слов которых является просторечная, сниженная лексика, живая великорусская речь, поэтому достаточно часто встречаются нарушения сочетаемости глаголов. Мы выявили, что В. Распутин достаточно часто использует просторечные, устаревшие и диалектные глаголы для обозначения межличностных отношений.  В текстах автора функционируют разнообразные приставочные конструкции, нередко с префиксами, которые несвойственны тем или иным глагольным формам, фигурируют и аффиксы, несвойственные определенным глаголам в литературном языке. Исследования также показали, что глаголы с положительной семантикой употребляются чаще, чем с отрицательной.

 

Список литературы:
1. Распутин В. Уроки французского: Повести и рассказы. М.: Худож. Лит., 1987. 479 с.
2. Распутин В. Что в слове, что за словом? (Очерки, интервью, рецензии). Иркутск: Вост-Сиб. кн. изд-во, 1987. 333 с.
3. Русский семантический словарь: Толковый словарь, систематизированный по классам слов и значений /под общ. ред. Н. Ю. Шведовой.  Москва: Азбуковник: ИРЯ РАН, 2014. 629 с.
4. Толковый словарь русских глаголов: Идеографическое описание. Английские эквиваленты. Синонимы. Антонимы / Под ред. проф. Л. Г. Бабенко. М.: АСТ – ПРЕСС, 1999. 704 с.