Статья:

Этимология межъязыковых омонимов или дружба с «ложными друзьями переводчика»

Конференция: L Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: Филология

Выходные данные
Сидорова М.А. Этимология межъязыковых омонимов или дружба с «ложными друзьями переводчика» // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. L междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(49). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/10(49).pdf (дата обращения: 26.01.2022)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Этимология межъязыковых омонимов или дружба с «ложными друзьями переводчика»

Сидорова Маргарита Алексеевна
студент, Старооскольский филиал НИУ «БелГУ», РФ, г. Старый Оскол
Самарин Александр Викторович
научный руководитель, канд. филол. наук, доц., Старооскольский филиал НИУ «БелГУ», РФ, г. Старый Оскол

 

False friends are worse than open enemies
Ложные друзья хуже, чем видимые враги

~ a Scottish proverb

 

Изучая любой иностранный язык,  люди пытаются запомнить все больше новых «заморских» слов. Поэтому чаще всего, они сначала заучивают заимствования, слова через ассоциации. Также нельзя не упомянуть межъязыковые омонимы или «ложные друзья переводчика» — слова в иностранном языке, похожие на слова в родном, но имеющие другой смысл (например, англ. Genial — добрый, а не гениальный), именно о них и пойдет речь в данной статье [5] . Люди, решившие выучить эту категорию слов, на которую возлагают слишком много надежд, наивно полагают, что все эти названия сразу же останутся в их памяти. Ведь они считают, что схожесть произношения слов, в двух языках, родном (в данном случае русском) и изучаемом (в данном случае английском) — «это уже полдела». При этом забывая, что межъязыковые омонимы частично или полностью отличаются по смыслу от их эквивалентов на родном языке.  Необдуманное употребление межъязыковых омонимов часто доставляет много проблем, из-за не способности человеческого мозга усваивать большое количество знаков за короткое время. Однако не только «новички» путают значения межъязыковых омонимов, но и профессиональные переводчики могут совершать такие же ошибки с ложными друзьями, об этом говорит еще в 1969 году В. В. Акуленко в своей статье «О «ложных друзьях переводчика» [3, с. 371-384]

Л. Л. Нелюбин относит к межъязыковым омонимам (межъязыковым паронимам)  или «ложным друзьям переводчика»:

1. Слово (или выражение), полностью или частично совпадающее по звуковой или графической форме с иноязычным словом, но имеющее другое значение (или другие значения) при известной смысловой близости.

2. Семантически различные, но совпадающие по внешней форме лексические единицы сравниваемых языков.

3. Знакомые графическая или орфоэпическая формы слова, могут служить причиной буквализмов, то есть сходство в плане выражения наталкивается на его отождествление в плане содержания, приводя к тому, перевод слова или не полностью соответствует или полностью не соответствует.

4. Слова двух языков, совпадающие по форме, но имеющие разное значение. [6, с.102]

Сам термин «faux amis du traducteur» или «ложные друзья переводчика» впервые ввели в 1928 году лексикографы М. Кесслер и Ж. Дероккиньи, исследуя такие межъязыковые соответствия между английским и французским языках, в своей книге «Les faux amis ou Les pièges du vocabulaire anglais», которая буквально переводится как «ложные друзья переводчика» [1]. В России словари с данным понятием появились лишь в 60-х годах XX века, где закрепилось как «ложные друзья переводчика». Однако существуют и другие названия: лжеаналоги, ложные эквиваленты, диалексемы, ложные лексические параллели и т.д., но они менее известны.

Так откуда произошли эти «ложные друзья» в английском языке и почему они звучат так знакомо для уха русскоговорящего человека? Для этого обратимся к «Историко-этимологическому словарю английского языка»          М. М. Маковского и рассмотрим несколько межъязыковых омонимов [4]:

CURSE переводится как «проклятие» и «проклинать», а вовсе не «курс». Существовал языческий обычай клятвы: человек падал лицом вперед и заглатывал землю (Мать-Земля): в связи с этим следует сопоставить англ. curse «проклятие» с др.-англ. Hruse «земля» (русск. диал. 'кирза' «земля»). Рассматриваемое слово соотносится с и.-е. корнем *ker-, *gṷer- «гнуть, плести, крутить» (в том числе и о переплетающихся языках пламени); ср. в др.-англ. глоссах: Lk. XX, 47: cursung. damnationem: ср. др.-англ. cursian «крутить, плести». Типологически ср.: нем. biegen «гнуть», но нем. диал. buggeren «проклинать». Первоначальное значение curse - «заколдовывать, связывать чарами» (через значение «делать, совершать»: ср. и.-е. *ker- «делать, совершать», но литовск. kereti «колдовать, зачаровывать»; литовск. keryčios «сглаз, порча»). Значение «проклинать» может соотноситься также со значением «двигаться» (мистика движения): ср. и.-е. *ker- «двигаться». Типологически ср. нем. fliehen «уходить», но нем. fluchen «проклинать».

DRUG означает «снадобье, зелье, лекарство», а не «друг». Одним из основных способов лечения в языческом обществе было так называемое изгнание духов: человека били с помощью палки (битье в древности считалось ритуальным магическим действием, имеющим отгонную функцию: оно провоцирует прилив сил, рост, здоровье и благополучие. В связи с этим рассматриваемое английское слово можно сопоставить с русск. 'дрючить' «бить».

С другой стороны, следует принять во внимание, что в древности шест и ветка были не только предметами поклонения, но и символом свершения чудес - исцеления или гибели. Ср. в связи с этим болг. 'дръг ' «шест», русск. диал. 'друк' «шест», др.-сев. draugr «палка». Типологически ср.: др.-сев. vondr «ветка», но англ. wonder «чудо».

Наконец, лечение производилось с помощью колдовства и заговора: ср. в этой связи, с одной стороны, др.-инд. .druh «вред», кимрск. drug «плохой», перс. droaga- «ложь, обман» (обман злой силы), а с другой стороны, болг. 'дрънкам' «говорить», англ. диал. to dring «грустно петь», ср. также арм. drncim «звенеть, издавать звуки» (заговаривать). Зелье в древности понималось как средство, снимающее состояние порчи, наложенное злыми духами (ср. др.-исл. draugr «дух») и возвращение больного в состояние здоровья, то есть в «другое» состояние. В связи с этим англ. drug «зелье» можно сопоставить с русск. 'другой'. Ср. еще др.-сев. drygja «совершать» (священный акт), «снимать порчу».

FAMILY –  это «семья», не «фамилия». Заимствовано из франц. famille, которое в свою очередь восходит к лат. familia (ср. лат. famulus «раб, слуга»). Соотносится с тох. A täm, tarn, cäm «родить»; греч. δάμαρ «замужняя женщина» (ср., однако, др.-англ. hǣman "coire", нем. диал. Haimen «половые органы коровы»). Ср. также: др.-инд. dhā́man- «сила, мощь». В конченом итоге рассматриваемое слово восходит к и.-е. корню *tem- «резать» > «вырезать» > «создавать, рожать» (важно также иметь в виду мифологическое представление о божественном разрыве Хаоса как акте творения).

TIP означает «чаевые деньги», а не «тип». До введения денег как разменной единицы люди пользовались скотом, который выполнял роль денег. В связи с этим англ. tip «чаевые деньги» следует сопоставить с англ. диал. tip, teap «баран» (как денежная единица).Типологически ср.: лат. pecunia «деньги», но лат. pecu «скот»; гот. skatts «деньги», но русск. 'скот'; латышск. nauda «деньги», но др.-сев. naut, др.-англ. nēat «скот, быки».

Англ. tip в значении «намек, совет» соотносится с лат. stipula «ветка», русск. 'стебель': дело в том, что в древности преломление ветки (и сама ветвь) считалось символом благой вести, а также служило оракулом. Ср. русск . 'ветвь', но 'со-вет', 'при-вет', 'за-вет'.

Итак, разобрав некоторые межъязыковые омонимы, видно, что полных или частичных совпадений в значениях этих слов нет. А орфографическое и фонетическое сходство, всего лишь эволюция истории английского языка и метафор, лежащих в основе значений английских слов (внутренних форм слов). Однако в некоторых парах слов такие совпадения все же бывают. В любом случае не стоит полагаться на сходство форм слов или их звучания при переводе. А лучше всего обратиться к словарям, в частности к «Англо-русскому и русско-английскому словарю «ложных друзей переводчика»           В. В. Акуленко [2]. Ведь межъязыковые омонимы являются проблемой для любого человека, изучающего иностранный язык, так как они составляют довольно большую группу слов. Если слово имеет огромное количество нюансов и особенностей при переводе, то для профессионального переводчика- это глобальная проблема, а «новичка»- неразрешимая. 

 

Список литературы:
1. Koessler M., Derocquigny J. Les faux amis ou les trahisons du vocabulaire anglais. Conseils aux traducteurs. — Paris, 1928.
2. Акуленко В.В., Комиссарчик С.Ю., Погорелова Р.В., Юхт В.Л.  Англо-русский и русско-английский словарь «ложных друзей переводчика»/ под общ. рук. доц. В. В. Акуленко. М.: Современная энциклопедия.- М., 1969. – 384 с.
3. Акуленко В. В. О «ложных друзьях переводчика» // Англо-русский и русско-английский словарь «ложных друзей переводчика»/ под общ. рук. доц. В. В. Акуленко. М.: Современная энциклопедия. - М., 1969. – 371-384 с.
4. Маковский М.М. Историко-этимологический словарь английского языка. – М.:1999.- Издательский дом «Диалог», 1999. – 416 с.
5. Межъязыковые омонимы. Толкование.- [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1031531 (Дата обращения 15.10.2017)
6. Нелюбин Л.Л. Толковый переводоведческий словарь. - 3-е издание, перераб.// М.: Флинта: Наука, 2003. – 102 с.