Статья:

Особенности мифотворчества в романе Нила Геймана Американские боги на примере славянской мифологии

Конференция: XLI Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: Филология

Выходные данные
Котова И.Ю. Особенности мифотворчества в романе Нила Геймана Американские боги на примере славянской мифологии // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XLI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(40). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/1(40).pdf (дата обращения: 22.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Особенности мифотворчества в романе Нила Геймана Американские боги на примере славянской мифологии

Котова Ирина Юрьевна
студент 5 курса, Липецкий Государственный Педагогический Университет имени П. П. Семенова-Тян-Шанского, Институт филологии, РФ, г. Липецк
Вовк Елена Юрьевна
научный руководитель, канд. филол. наук, доц. Липецкий Государственный Педагогический Университет имени П. П. Семенова-Тян-Шанского, Институт филологии, РФ, г. Липецк

 

Нил Гейман – английский писатель-фантаст и автор комиксов. Он родился 10 ноября 1960 в Портсмуте в Великобритании.

Роман «Американские боги» был написан в 2001 году. По жанровой принадлежности произведение можно обозначить как фэнтези, роман-путешествие, воспитательный роман и, конечно, роман-миф. В центре сюжета предстают американская мифология и американские боги, являющиеся, по сути, упрощенной переработкой европейских и африканских языческих богов.

«Американские боги» как образец поп-культуры рассматривает американскую ментальность через призму многонациональности и плюрализма. М. Хилл отмечает, что, будучи американским писателем британского происхождения, Гейман пользуется уникальным методом изучения американской культуры – внедрением в текст стороннего наблюдателя, «чужака» [10, с. 1]. Несмотря на то, что писатель прибегает к образу маргинализированного героя во многих других произведениях («Песочный человек», «Задверье» и т. д.), протагонист романа «Американские боги» Тень (англ. Shadow) исполняет роль инструмента в исследовании американской ментальности.

Произведение повествует о судьбе языческих богов и мифических существ, оказавшихся на американской земле, куда их «привезли» иммигранты. Теряя поддержку в виде человеческой веры, боги теряют и свою былую мощь. Однако, по мнению Нила Геймана, мифологическое сознание не исчезло, а просто модифицировалось под влиянием «новых богов», таких как массовая культура, деньги и техника.

Мифы, как утверждает М. Хилл, можно назвать сердцем любой культуры и душой идеологии [10, с. 1]. Дж. О. Стеффен пишет: «[мифы] не просто отсылают к истокам культуры и объясняют ее прошлое и будущее, но также обеспечивают связь со сверхъестественным – с уникальными и непобедимыми существами» [11, с. 25].

В литературоведении, как и во многих других науках, понятие «миф» функционирует в двух основных значениях: 1) повествовательная структура; 2) особая форма мышления, формирующая представление древних о мире [9, с. 1].

Е. В. Лозовик пишет: «Традиционно для обозначения взаимодействия мифа и художественного произведения используется предложенный Н.О. Осиповой термин «мифопоэтика», но поскольку задача автора – проследить пути проникновения мифа в литературу, наиболее корректным в данном случае представляется воспользоваться термином «мифореставрация», предложенным С.М. Телегиным и описывающим три пути такого проникновения: заимствование мифологических сюжетов и образов; создание собственной системы мифов; реконструкция мифологического сознания» [9, с. 1]. «Мифореставрация – метод анализа художественного текста, включающий в себя выявление в тексте элементов мифосознания, определенные действия законов мифотворчества, установление степени мифологичности текста, анализа мифомотивов и последующую интерпретацию мифосюжета» [7, с. 128].

Говоря об отраженных в художественной литературе мифах, следует упомянуть еще одно ключевое понятие – понятие мифологемы. Мифологема – обломок мифа, мифема, потерявшая свои автохтонные характеристики и функции, вовлечена в фольклорный текст, в котором воспринимается как выдумка, образное украшение или сюжетная схема, которая уже стала традиционной [4, с. 54].

Согласно определению Ю. Вишницкой, мифологема – это самостоятельный авторский образ, построенный на системе традиционных культурологических и литературных парадигм, структура которых формируется на давних мифологических фундаментах [1, с. 25].

Понятие «мифема» тесно связано с мифологемой и является ее конкретным выражением. Н.А. Кобылко разграничивает эти два понятия следующим образом: «Под мифемой подразумеваем использование в художественном тексте имен мифологических героев и определенных мифологических фактов. Мифологема является более широким понятием: введение в текст известного мифологического сюжета или мотива с дальнейшей интерпретацией» [3, с. 5].

Таким образом, для изучения американской идеологии и менталитета Гейман пользуется следующим инструментарием: мифологема, мифема, образ «чужака», стереотипизация и последующая деархитипизация культурных и национальных стереотипов. Рассмотрим отдельно каждый из этих «инструментов» вместе с особенностями его функционирования в романе.

Для выявления всех случаев использования мифемы в романе Геймана потребуется трудоемкий мифологический анализ всего произведения, поскольку каждая аллюзия на миф представляет собой тщательно продуманную мифему, органично вплетенную в ткань повествования. Особенности функционирования отдельных мифем схожи. Наиболее часто используемой мифемой можно считать упоминания имен богов и других мифических существ (например, Один, Ананси, Анубис, Локи, Чернобог, лепрекон и т. д.).

Стоит отметить, что ассимиляция богов на новой земле сопровождалась изменением имени (например, Ананси – мистер Нанси, Один – Среда). У Геймана потеря имени равнозначна потери индивидуальности. Старые боги помнят свои имена и свои корни, но в глазах людей они утратили индивидуальность и вынуждены пользоваться суррогатными именами.

Интересны в этом плане мифемы, сконструированные на основе славянской мифологии. В романе упоминаются четыре мифических существа из славянской мифологии (Чернобог, Белобог, Зоря (англ. Zorya) Утренняя и Зоря Вечерняя). Описывая старых богов, Гейман, как говорилось выше, часто прибегает к иронии и коверкает их имена. Имена славянских божеств не только не изменяются на протяжении всего текста, но и даже не сокращаются, несмотря на трудность произношения. Эта особенность подчеркивает изолированность славянских богов от внешнего мира и их замкнутость, но вместе с тем силу характера и самобытность.

Мифические сюжеты произведения развиваются в рамках мифологемы. Мифологемы в произведении выступают не только как инструмент изучения и критики американской идеологии, но и как метод раскрытия характера героев. Авторский стиль Геймана характеризуется широким использованием мифологемы обретения идентичности (часто это формально выражается обретением собственного имени, как в рассказе «Песочный человек» [9, с. 4]); нередко это сочетается с мифологемой обряда инициации. В произведении «Американские боги» протагонист обретает свое «я», и обряд инициации связан с кульминацией романа. Более того, мифологема инициации сопряжена с мифологической темой смерти и перерождения (главный герой умирает, возрождается и тем самым теряет маргинальный статус, обретя индивидуальность).

Мифологема смерти и перерождения является наиболее значимой в произведении. Этот паттерн угадывается не только в сцене смерти и перерождения Тени, но также в перерождении мифических существ на их новой родине.

Тема цикличности бытия также представляет собой мифологему и играет важную роль в структуре произведения. Она наиболее полно раскрыта черед образ славянских богов.

Злой бог западных славян Чернобог служит не просто воплощением мифемы, но и персонажем, ключевым для развития сюжета. О.Е. Крючкова, автор энциклопедии «Славянские боги, духи, герои былин» пишет, что Чернобог «считался божеством зимы, божеством, управляющим эпидемиями и голодом. […] Изображался Чернобог, как правило, в образе мужчины, облачённого в крепкую броню. У него было гневное лицо, и в одной руке он держал копьё» [5, с. 86]. В романе упоминается и противник Чернобога Белобог. Согласно энциклопедии «Мифы народов мира» под редакцией С.А. Токарева, Чернобог и Белобог упоминаются в «Славянской хронике» Гельмольда в 12 веке. Белобог и Чернобог являют собой классическое противопоставление добра и зла, черного и белого. [8, с. 1085].

У Геймана эти два бога олицетворяют не только дихотомию «добро-зло», но и в какой-то степени цикличность удачи и неудачи, хорошего и плохого в жизни. Когда возвращается Белобог (или когда пробуждается альтер-эго Чернобога, если предположить, что Белобог, отсутствующий в повествовании как действующий персонаж, представляет собой светлую сторону дуального божества), Чернобог говорит:

«Зима была долгой, дружок. Очень долгой. Но теперь зиме приходит конец».

Мифологема цикличности бытия работает на развитие Чернобога как персонажа. Так же, как сам Тень, Чернобог в конце переродился и обрел гармонию.

Идея цикличности реализуется и через образы сестер Зори Утренней, Вечерней и Полуночной. Согласно мифологической энциклопедии О.Е. Крючковой, Заря Утренняя и Заря Вечерняя – сестры Даждьбога (солнечного божества древних славян). Заря Полуночная не упоминается в мифологических словарях и, скорее всего, представляет собой стилизацию под мифему.

М. Хилл отмечает, что произведение «Американские боги» – это, прежде всего, критика американской культуры и идентичности [9, с. 8]. В своей работе “Neil Gaiman’s American Gods: An Outsider’s Critique of American Culture” исследователь рассуждает о мифотворчестве Геймана как о способе критики и о методе исследования американского менталитета. Он замечает, что мифотворчество писателя основывается не только на мифемах и мифологемах, берущих начало в язычестве или религии, но и на мифологизированных сюжетах относительно новой американской поп-культуры. К примеру, М. Хилл утверждает, что сам протагонист представляет собой мифему, а его жизненный путь – не только мифологему перерождения и обретения себя, но и то, что Хилл называет «мифом о ковбое». Ковбой как типичный представитель массовой культуры мифологизируется в образе самоотверженного и справедливого, но простодушного Тени [9, с. 9]. Мифотворчество Геймана не ограничено созданием образов старых богов, оно проникает в структуру повествования, насыщенную мифологизированными культурными аллюзиями.

Из сказанного следует, что мифемы и мифологемы используются автором для раскрытия характеров героев и их взаимоотношений и обрисовки места действия, а также для анализа и критики американского мышления. Однако метода мифореставрации для полного анализа текста и замысла Геймана недостаточно.

Нам кажется важным и другое замечание М. Хилла, касающееся выбора протагониста. Исследователь ссылается на одно из интервью Геймана, где писатель говорит:

«Я хотел, чтобы он [Тень] был американцем, но при этом чужим в Америке и способным подмечать вещи, которые люди, рожденные и воспитанные там, принимают как должное. Я подумал, было бы хорошо сделать его оторванным от корней …» [10, с. 22].

Можно сделать вывод, что введение в нарратив «чужака» служит той же цели, что и авторское мифотворчество. Тень не просто мифологизированный протагонист, но также инструмент наиболее беспристрастного анализа американской культуры.

На примере персонажей, вдохновленных славянской мифологией, легко заметить крайнюю стереотипизированность образов богов. Обратимся к некоторым отрывкам, где описываются славянские божества:

«Дверь распахнулась. Обладатель прокуренного голоса оказался невысоким и коренастым мужчиной со стальной сединой и резкими чертами лица, одетым в серо-коричневый махровый халат. В кулаке он прятал сигарету без фильтра, которой то и дело затягивался, – словно заключенный, подумал Тень, или солдат. Среде хозяин протянул левую руку» [2, с. 47–48].

«– Они цыгане? – спросил Тень.

– Зоря и ее семья? Отнюдь. Они не ромалэ, скорее русские. Думаю, славяне» [2, с. 47].

«Миновав красную дверь, они вошли в квартиру, где пахло переваренной капустой, кошачьим туалетом и импортными сигаретами без фильтра» [2, с. 48].

«За борщом последовало жесткое, как подошва, тушеное мясо с гарниром из смеси зеленых овощей – правда, варились овощи так долго и основательно, что никакое воображение не могло бы назвать их зелеными: они были на полпути к тому, чтобы стать коричневыми.

Были еще капустные листья, фаршированные мясным фаршем и рисом, вот только сами листья были столь жесткие, что совершенно невозможно было их разрезать, не разбросав фарш и рис по всему ковру. Тень погонял голубец по тарелке» [2, с. 52].

В этих отрывках Н. Гейман обращается к устойчивым стереотипам о славянах (в том числе, о русских). Некоторые исследователи образа русских в зарубежных СМИ отмечают пейоративные качества стереотипизированного образа (упрямые, агрессивные, мрачные, ленивые) и мелиоративные качества (терпеливые, неприхотливые, гостеприимные) [6, с. 2]. Среди самых устойчивых стереотипов о русских называются материализм, отсутствие чувства юмора или любовь к черному юмору, суровость, чрезмерная любовь к национальной кухне. Образы славянских божеств в романе соответствуют, по большей части, негативным стереотипам: Чернобог изображается мрачным и агрессивным, сестры Зори – материалистичными и ленивыми.

По такой же модели строятся и многие другие образы в романе, поэтому можно предположить, что автор использует стереотипизацию в качестве еще одного инструмента критики американской ментальности. Это не значит, что Гейман считает всех современных американцев заложниками стереотипов. М. Хилл называет роман «Американские боги» произведением о «переосмыслении образов богов, мифологических существ, героев легенд и фольклора, переплавленных в американском плавильном котле» [10, с. v]. Собственно, сама мифологема смертельной битвы отражает сопротивление не только новым богам и новым мифам, но и вынужденной ассимиляции и «переплавке». Через широкое использование национальных стереотипов Гейман изображает перемены, происходящие в американском обществе. Стереотипизированные картонные герои-божества, в том числе славяне, кажутся оторванными от жизни современных Соединенных Штатов.

Старые боги постепенно теряют силу и превращаются в одномерные стереотипы. Так, Чернобог говорит Тени:

«А теперь время прошло, и волосы у меня седые. И у него тоже, думаю, седые. И глядя на нас, уже не разберешь, кто был светлый, кто был темный» [2, с. 50].

Гейман приравнивает национальные и культурные стереотипы к мифологеме. Стереотипы проходят через тот же алгоритм, что и мифы, превращающиеся в конечном итоге в архетип.

Однако многие стереотипы, выраженные в образах-мифемах старых богов, деконструируются в конце романе после финальной битвы. Чернобог больше не движем жаждой крови и мести, поэтому он отпускает Тень, проигравшего ему свою жизнь. Деархитипизация стереотипов о славянах (и других стереотипов) позволяет Гейману смягчить критику американской культуры и выразить надежду на создание культурно многомерного общества на территории современных Соединенных Штатов.

Таким образом, Нил Гейман предпринимает попытку разобрать американский менталитет на составляющие: некоторые из культурных особенностей были кристаллизированы в мифологемы, другие используются скорее в качестве просодики, фона повествования. Культурные и национальные стереотипы не нашли своего предметного выражения, поэтому они служат лейтмотивом произведения.

 

Список литературы:
1. Вишницкая Ю.В. Мифологемы Александра Блока в русском этнокультурном пространстве / дисс. канд. филол. наук // Киев, 2003.
2. Нил Гейман Американские боги / АСТ: Астрель, – М, 2009.
3. Кобылко Н.А. Мифологема как ключевое понятие мифокритики: современные подходы / Современная филология: материалы III междунар. науч. конф., Уфа, 2014 г.
4. Ковалев Ю.И. Литературоведческий словарь / Ю.И. Ковалев // Академия, Киев, 2007.
5. Крючкова О.Е. Славянские боги, духи, герои былин. Иллюстрированная энциклопедия / О.Е. Крючкова // Литрес, 2014.
6. Орлова О.Г. стереотипы о России и русских в американском публицистическом дискурсе XIX–XXI веков: материал к составлению словаря // Вестник Кемеровского Государственного Университета, Кемерово, 2013.
7. Телегин С.М. Миф и литература // Миф – литература – мифореставрация: Сборник науч. статей, – М., 2000.
8. Токарев С.А. Мифы народов мира / С.А. Токарев // Советская энциклопедия, М., 1991, том 1.
9. Лозовик Е.В. Миф и сказка в творчестве Нила Геймана // Дискуссия, – М., 2013.
10. Hill M. Neil Gaiman’s American Gods: An Outsider’s Critique of American Culture // University of New Orleans, 2015.
11. Steffen J.O. Cycles of Myth Restoration: One Approach to Understanding American Culture // Journal of American Culture, 1993, №6.