Статья:

Функции романтических и готических мотивов в творчестве английских женщин-писательниц XIX века

Конференция: XLIII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: Филология

Выходные данные
Похляпова А.А. Функции романтических и готических мотивов в творчестве английских женщин-писательниц XIX века // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XLIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 3(42). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/3(42).pdf (дата обращения: 25.09.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Функции романтических и готических мотивов в творчестве английских женщин-писательниц XIX века

Похляпова Анастасия Александровна
студент, Московский городской педагогический университет, РФ, г. Москва
Стрельцова Галина Вячеславовна
научный руководитель, канд. филол. наук, доц, Московский городской педагогический университет, РФ, г. Москва

 

В истории мировой литературы немало переходных периодов, когда одно направление (течение) сменяло другое, и на этом этапе в творчестве писателей могли наблюдаться тенденции к совмещению различных литературных направлений, течений и школ.

Романное наследие Джейн Остин и сестер Шарлотты, Эмили Бронте – один из наиболее показательных примеров подобного синтеза. Большинство литературоведов, а именно: Гениева Е.Ю., Елистратова А.А., Васильева И.Н. сходятся на том, что в творчестве этих писательниц синтезировались черты готической и романтической литератур.

Прежде чем перейти к рассмотрению романтических и готических мотивов непосредственно в текстах писательниц, необходимо выделить несколько мотивов, которые стали ключевыми для эпохи романтизма, а именно: 1) мотив любви, любовного чувства, как правило, безответного. Поэтому у романтиков мотив любви часто сопряжен с мотивами страдания и одиночества. Интерес к внутреннему миру человека в эстетике романтизма делает этот мотив центральным; 2) Мотив одиночества. Этот мотив часто связан либо с любовным чувством, либо с непониманием окружающих к личности главного героя; 3) Мотив мятежа. Романтический герой – часто мятежник, который протестует против статичных и патриархальных норм. Он стремится к свободе.

Также стоит отметить несколько мотивов, которые наиболее часто встречаются в жанре готического романа и могут быть выражены при помощи различных художественных изобразительно-выразительных средств и стилистических приёмов: мотивы замка, аббатства, сада, кладбища и т.д.; мотив тайны; мотив клятвы, обещания; мотив ужаса, тревоги, неизвестности (иногда - мотив одиночества); мотив смерти, которые часто актуализируются при помощи звукописи (стоны, вздохи, шум, гул и т.д., часто неясного или неизвестного происхождения).

 Наиболее отчетливо синтез романтических и готических черт проявляется в романах Джейн Остин «Чувство и чувствительность» (1811), «Гордость и предубеждение» (1813), «Нортенгерское аббатство» (1817) и текстах Шарлотты Бронте «Джейн Эйр» (1847) и Эмилии Бронте «Грозовой перевал» (1847).

Анализируя роман «Чувство и чувствительность» с точки зрения наличия в нем готических мотивов, можно сделать вывод, что указанное произведение нельзя назвать типичным для жанра готического романа. При этом перед нами текст, относящийся к эпохе реализма, однако, в нем так же присутствуют и романтические мотивы (обращение к внутреннему миру героев; название романа – «Чувство и чувствительность» (в другом переводе – «Разум и чувства»), которое предполагает два отличных друг от друга, контрастных способа восприятия жизни и выбора моделей поведения).

 В романе реализуется несколько готических мотивов. Одним из них является мотив тайны, который связан с сюжетными линиями Марианны и Уиллоуби, и Элинор и Эдварда. Впервые готический мотив тайны появляется, когда мисс Дэшвуд случайно слышит разговор Марианны и Уиллоуби о подаренной лошади, при этом он иронически обыгрывается, и тут же перестает быть секретом в умозаключении мисс Дэшвуд. Мотив клятвы обнаруживает себя в обязательствах Уиллоуби по отношению к мисс Стил и одновременно в обещаниях Марианне. В сцене, где Элинор узнает от Люси Стил о том, что она уже четыре года помолвлена с Эдвардом, готические мотивы ужаса, тревоги и неизвестности трансформируются в мотив отчаяния и чувства одиночества.

Если сравнивать роман «Гордость и предубеждение» с предыдущим произведением писательницы с точки зрения присутствия в нем романтических и готических мотивов, то можно отметить, что в книге имеются романтические мотивы, при этом обнаруживается практически полное отсутствие готических черт.

Некоторые образы романа «Гордость и предубеждение» несут на себе отпечаток романтических, исключительных героев. Например, мистер Дарси возвышается над толпой, высокомерен, загадочен, что сближает его с байроническим героем. Несмотря на то, что он охотно принимаем в любом обществе, всем своим существом Дарси пытается дистанцироваться от окружающего мира, показать свое безразличие к нему. Это постоянно подчеркивается в описаниях его действий или речевом портрете.

Подобные мотивы сопутствуют и образу Элизабет Беннет, которая очень отличается от своей матери и сестер. Элизабет – по натуре бунтарка, готова противостоять общественному мнению, она представляет собой новый тип женщины в литературы – независимую, в некотором роде эмансипированную особу. 

Несмотря на то, что в романе «Гордость и предубеждение» можно отметить ряд романтических черт, однако, в целом, произведение носит подчеркнуто реалистический характер.

Из всего творчества писательницы исследователи называют роман «Нортенгерское аббатство» наиболее «готическим» из всех больших романов, опубликованных в период с 1811 по 1817 годы. Однако будет правильнее сказать, что «Нортенгерское аббатство» является в большой степени пародией на классический готический английский роман. Так или иначе, в тексте романа четко угадываются готические мотивы: название произведения, место действия, а так же мотивы тайны, страха и ужаса.

«Грозовой перевал» Эмили Бронте (1847) является единственным романом среди ее немногочисленных произведений. Писательница умерла рано, не успев создать еще что-то сколько-нибудь значительное. Однако роль «Грозового перевала» в истории английской литературы очень и очень весома, хотя изначально он прошел мимо внимания критиков.

Роман «Грозовой перевал» отличается своеобразной тематикой, композицией и специфичными героями. Основных тем здесь две: тема любви и тема ненависти, на контрасте которых и построена сама сюжетная особенность произведения. Эти же темы дают возможность для группировки персонажей на две семьи: Эрншо и Линтонов. Однако их взаимоотношения настолько запутаны, что являются источниками для дополнительных конфликтов.

Конфликт романа имеет вполне реалистичную основу - это несчастливая любовь детей из разных семейств, причем в какой-то степени он является аллюзией шекспировской трагедии, однако скорее реализован в младшей паре героев, в то время, как главные герои переживают гораздо более серьезные коллизии. Однако романтичный характер этому конфликту придают определенные обстоятельства вроде происхождения Хитклифа и специфика его образа, напоминающий романтический тип героя.

Роман отличает и его композиция, которая обладает рядом особенностей. Мы не анализировали в этом аспекте роман Шарлотты Бронте, поскольку в нем композиция ничем особым не выделяется, являясь типичной для большинства английских романов викторианской эпохи. То есть события в романе развиваются в хронологическом порядке, рассказ ведется от первого лица, в основе рассказа – принцип ретроспекции.

Композиция «Грозового перевала» гораздо более специфична. Итак, для композиции «Грозового перевала» характерны:

·     прием кольцевания, когда начинается и заканчивается роман посещением Локвудом Грозового перевала;

·     прием обрамления, другими словами – рассказа в рассказе, когда в романе присутствуют два рассказчика: Нелли Дин повествует Локвуду обо всех перипетиях судьбы двух семейств, а Локвуд, в свою очередь, рассказывает об этом читателю. Автор при этом вообще в романе отсутствует;

·     связанный с предыдущим прием умолчания, при котором автор не открывает определенные тайны героев (происхождение Хитклифа, некоторые страницы из дневника Кэтрин, таинственная история возвышения Хитклифа);

·     прием контраста, характерный для романа в целом, поскольку он вообще строится на контрастах между любовью и смертью, любовью и ненавистью, жизнью и смертью, на цветовых контрастах и так далее.

Разумеется, все эти специфичные черты не могут должным образом характеризовать романтическое начало произведения, однако многие из них с ним неразрывно связаны.

Что касается символики в романе, то она весьма выразительна, начиная буквально от имени главного героя (Хитклиф означает «утес, поросший вереском») и заканчивая самими вересковыми полями, которые являются и фоном для событий, и определенным образом безбрежным океаном, отделяющим два поместья друг от друга.

Поместье «Грозовой Перевал» окружено елями и терном, что подчеркивает его недоступность (колючие растения) и, вместе с тем, принадлежность к мертвому миру, о котором в нашей работе речь идет применительно к характеристике романического двоемирия (ель – символ мира мертвых в некоторых мифологических системах).

В целом же роман характеризуется: широтой проблематики, своеобразной символикой, наличием двоемирия, особым готическим контекстом и контекстом мифологическим, наличием чисто романтических героев.

Итак, основная проблема в «Грозовом перевале», на первый взгляд, не характерна для романтизма или реализма как таковых, а является «вечной», поскольку она касается несчастливой любви и ее последствий. Однако, пропущенная через призму восприятия героев, становится чисто романтической. Для начала, любовь этих героев зародилась еще в детстве, которое само по себе в романтизме являлось выражением свободы и непосредственного познания мира.

В основу сюжета романа «Джейн Эйр» положена реальная история, которая произошла во времена молодости отца писательницы в тех краях, где он жил. Речь шла о скандальной любви помещика и гувернантки. Именно ее Шарлотта сделала основой своего произведения, изданного в 1847 году и сразу получившего признание публики.

Роль романтических традиций особенно велика в изображении центрального сюжета романа – любви Джейн Эйр и Рочестера. Сам демонический облик хозяина Торнфилда – «черные густые брови ... массивный лоб в рамке черных волос», а также завеса тайны, окружающая его прошлую жизнь, полную бурных страстей и заблуждений, заставляли вспоминать «байронических» героев Ангрии - юношеской страны грез Шарлотты и ее брата Брэнуэлла.

А образ мрачного торнфилдского замка, в коридорах которого по ночам слышны таинственный душераздирающий хохот и стоны, говорили об интересе Шарлотты Бронте к романам В. Скотта и готическому роману А. Радклиф.

Романтические традиции проявляются и в приемах композиции романа «Джейн Эйр» – в неожиданных поворотах сюжета, в недосказанности, таинственности мотивировок событий. Так, тайна прошлого Рочестера (он женат, и жена его безумна) выясняется только в церкви, когда Джейн уже готова соединить его судьбу со своей судьбой.

Романтическое начало возникает и тогда, когда Джейн, уже согласившись принять доводы Сент-Джона и выйти за него замуж, слышит за многие мили призывный голос Рочестера и спешит к нему, ослепшему и изувеченному пожаром в Торнфилдхолле, с тем чтобы навсегда остаться с ним.

В большей степени с просветительским, чем с романтическим романом, связан финал «Джейн Эйр», где героиня не только обретает родственников в лице брата и сестер Риверсов, но и получает наследство, обеспечивающее ей независимость.

Несмотря на романтическое влияние, реалистическое начало доминирует в романе. Оно проявляется и в глубоко типических образах антагонистов главной героини, и в четкости и строгости психологического рисунка ее образа, и в подчеркнуто суховатой манере повествования, а главное – в созвучности ее образа революционной атмосфере 40-х годов XIX в., когда необычайно актуально прозвучали слова героини романа Бронте – сельской учительницы Джейн Эйр.

Таким образом, два романа сестер Бронте написаны в тот период, когда романтизм как литературное направление постепенно уступал место реализму. В творчестве обеих писательниц эти два направления довольно органично переплелись. Исследователи приводят немало аргументов в пользу того, являются ли эти романы романтическими, или реалистическими, или же в них просто объединяются тенденции и того, и другого направлений.

Также проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что Джейн Остин в своем творчестве совмещала несколько культурно-эстетических традиций: просветительскую и сентиментальную, романтическую и готический роман, преодолев их на пути к реалистическому осмыслению характеров своих персонажей, главным образом женщин, сфокусировав особое внимание на правдивом описании сцен жизни в английской провинции.

 

Список литературы:
1. Бронте Ш. Джейн Эйр / Шарлотта Бронте; [пер. с англ. И. Гурова]. – СПб.: Издательская Группа «Азбука-классика», 2010. – 544 с.
2. Грозовой перевал. Бронте Э. Пер. с англ. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2011. – 384 с.
3. Остин Дж. Гордость и предубеждение: Роман / Пер. с англ. И. Маршака. – СПб.: Азбука, Азбука-Атикус, 2011. – 480 с. 
4. Остин Дж. Нортенгерское аббатство: Роман / Пер. с англ. И. Маршака. – СПб.: Азбука, Азбука-Атикус, 2015. – 288 с. 
5. Остин Дж. Чувство и чувствительность: Роман / Пер. с англ. И. Гуровой. – СПб.: Азбука, Азбука-Атикус, 2015. – 384 с. 
6. Алексеев М. П. Из истории английской литературы: Этюды. Очерки. Исследования / М. П. Алексеев. – JI.: ГИХЛ, 1960. – 499 с.
7. Аникин Г.В., Михальская Н.П. История английской литературы: Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по спец. № 2103 «Иностранные языки». – 2-е изд., перераб. и испр. – М.: Высш. шк., 1985. – 431 с.
8. Анисимов И.И. Из истории английского реализма. – М.: Наука, 1941. – 244 с.
9. Гениева Е.Ю. Английская литература. Развитие католического романтизма // История всемирной литературы в 9-ти т. М., 1989. Т. 6.
10. Елистратова А. А. К проблеме соотношения реализма и романтизма / А.А. Елистратова //Проблемы реализма в мировой литературе. – М.: ГИХЛ, 1959. – С. 28–47.
11. Ивашева В.В. Английский реалистический роман XIX века в его современном звучании. – М.: «Худож. лит.», 1974. – 464 с.
12. Ивашева В.В. Проблемы английской литературы XIX и XX вв. – М.: Издательство Московского университета, 1974. – 248 с.
13. История зарубежной литературы XIX века: Учебное пособие / Н.А. Соловьева, В.И. Грешных, А.А.Дружинина и др.; Под ред. Н.А. Соловьевой. – М.: Высш. шк„ 2007. - 656 с.
14. Кеттл А. Введение в историю английского романа. М., Прогресс.1966. – 421 с. 
15. Кристева Ю. Силы ужаса: эссе об отвращении. СПб.: Алетейя, 2003, С. 36–67.
16. Михайлов А. Проблемы анализа перехода к реализму в литературе ХІХ века /А. Михайлов. // Методология анализа литературного процесса: Сб. ст. – М.: Наука, 1989. – С.31–94.
17. Михальская Н.П., Аникин Г.В.: История английской литературы Реализм (XIX век) – [Электронный документ]. – URL: http://17v-euro-lit.niv.ru/17v-euro-lit/mihalskaya-anikin-angliya/realiz... (дата обращения: 20.03.2015).
18. Мортон А.Л. Талант на границе двух миров: Шарлотта Бронте, Эмилия Бронте, Анна Бронте / А. Л. Мортон // Мортон А. Л. От Мелори до Элиота / A. Л. Мортон; пер. А. Зверева и Г. Прохоровой; предисл. Д. Урнова; коммент. А. Зверева. – М.: Прогресс, 1970. С. 170–190.
19. Путилов Б.Н. Веселовский и проблемы фольклорного мотива//Наследие Александра Веселовского: Исследования и материалы. СПб., 1992. – 356 с.
20. Соколова Е. А. Творчество Шарлотты Бронте. – [Электронный документ]. –URL: http://19v-euro-lit.niv.ru/19v-euro-lit/sokolova-tvorchestvo-sharlotty-b... (дата обращения: 3.03.2015).
21. Соколова Н.И. Шарлотта Бронте: эстетика, концепция личности в творчестве: автореф. дис. канд. филол. наук / Н. И. Соколова; Моск. гос. пед. ин-т им. В.И. Ленина. М., 1990. – 16 с.
22. Соловьева Н.А. Английский предромантизм и формирование романтического метода. – М.: Изд-во Московского ун-та, 1984. – 146 с.
23. Соловьева Н.А. У истоков английского романтизма. - Изд-во Московского ун-та, 1988. – 232 с.
24. Спарк М. Эмили Бронте / М. Спарк ; пер. И. Гуровой // Бронте Ш. Джейн Эйр. Бронте Эм. Грозовой Перевал. Бронте Энн. Агнес Грей / Ш. Бронте; Эм. Бронте; Энн Бронте. – М., 1998. – С. 771–830.
25. Тихонова О.В. История зарубежной литературы XIX в.: Учеб. пособие для вузов. – Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2007. – 48 с.
26. Тугушева М.П. Шарлотта Бронте: Очерк жизни и творчества / М.П. Тугушева. – М.: Худож. лит., 1982. – 191 с.
27. Тураев С. От Просвещения к романтизму / С. Тураев – М.: Наука, 1983 – 255 с.
28. Хализев В.Е. Теория литературы: учебник для студентов учреждений высшего профессионального образования, обучающихся по направлению подготовки 032700 – Филология / Валентин Евгеньевич Хализев. – 6-е изд., испр. – Москва: Академия, 2013. – 431 с. 
29. Храповицкая Г.Н., Солодуб Ю.П. История зарубежной литературы: Западноевропейский и американский реализм (1830–1860-е гг.): Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / Г.Н. Храповицкая, Ю.П. Солодуб. – М.: Издательский центр «Академия», 2005. – 384 с.
30. Хэйнинг П. Из истории готического романа // Комната с призраком. – М. 1993. – 152 с.