Статья:

Изменение значений маркеров фиброза у пациентов с гепатоцеллюлярным и холангиоцеллюлярным раком печени

Конференция: XXXI Студенческая международная научно-практическая конференция «Естественные и медицинские науки. Студенческий научный форум»

Секция: Медицина и фармацевтика

Выходные данные
Ладутько А.С. Изменение значений маркеров фиброза у пациентов с гепатоцеллюлярным и холангиоцеллюлярным раком печени // Естественные и медицинские науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. XXXI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 8(31). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_nature/8(31).pdf (дата обращения: 27.10.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 4 голоса
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Изменение значений маркеров фиброза у пациентов с гепатоцеллюлярным и холангиоцеллюлярным раком печени

Ладутько Алина Сергеевна
студент, Белорусский государственный медицинский университет, Республика Беларусь, г. Минск
Томан Татьяна Витальевна
научный руководитель, ассистент, Белорусский государственный медицинский университет, Республика Беларусь, г. Минск

 

Аннотация. В статье представлены результаты исследования 41 пациента с раком печени, определены маркеры фиброза и изменение их значений в зависимости от вида, стадии онкологического заболевания и его отягощенности циррозом печени. 

 

Ключевые слова: гепатоцеллюлярный рак, холангиоцеллюлярный рак, цирроз, маркеры фиброза, биомаркерные тест-системы.

 

Введение. Рак печени занимает 6 место в структуре онкологической заболеваемости и 3 место среди причин онкологической смертности в мире. Среди пациентов с этим видом онкологии мужчины встречаются в 4-9 раз чаще женщин, средний возраст заболевших – 40-50 лет [1].

Стратегия химиотерапевтического лечения таких пациентов определяется выраженностью структурно-функционального поражения печени. Поскольку химиотерапия является фактором гепатотоксичности, оценку степени поражения важно провести до лечения [5]. Таким образом, становится необходимым поиск высокоспецифичного и чувствительного маркера или группы показателей, которые могут использоваться для определения степени риска развития печеночной недостаточности, а также для мониторинга химиотерапии и прогнозирования повреждений печени, связанных с ней. Воспаление в случае хронического повреждения является триггером фиброза, а в последующем – цирроза печени. Одним из методов неинвазивной диагностики фиброза печени может быть использование лабораторных показателей, отражающих патологический процесс в печени и коррелирующих с тяжестью ее поражения [6]. Они определяются в плазме крови и одновременно характеризуют целостность и метаболическую активность клеток.

К ним относятся так называемые прямые маркеры, отражающие процессы фиброгенеза и фибролиза: гиалуроновая кислота (НА – высокомолекулярный полисахарид экстрацеллюлярного матрикса), N-концевая последовательность проколлагена III (PIIINP – продукт расщепления коллагена), тканевые ингибиторы металлопротеиназ (ТIMPs) [2]. В работах ряда авторов показано, что сывороточные тесты PIIINP, НА и TIMP1 являются более информативными, чем эластография печени, и могут стать перспективными неинвазивными маркерами оценки поражения печени [7].

Для упрощения процесса диагностики поражений печени существует ряд тест-систем, включающих сразу несколько показателей. Enhanced Liver Fibrosis test (ELF) – тест-система панели прямых маркеров, включающая HA, PIIINP и TIMP1 [8]. Другая известна как «индекс APRI» – отношение активности АсАT (аспартатаминотрансферазы) к числу тромбоцитов [9].

Цель: оценка изменения маркеров метаболизма соединительной ткани, панели ELF, индекса APRI, – у пациентов с первичным очагом злокачественного роста в печени.

Задачи:

1. Сравнить изменение значений маркеров фиброза у пациентов с первичным ГЦР и ХЦР.

2. Сравнить значения маркеров фиброза у пациентов с ГЦР на фоне цирроза и ГЦР без цирроза.

3. Сравнить значения маркеров фиброза у пациентов с ГЦР на разных стадиях заболевания.

Материал и методы.

Исследование проводилось на базе государственного учреждения «РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова». Материалом для исследования служила плазма крови и цельная кровь 30 пациентов с первичным гепатоцеллюлярным раком (ГЦР) I–IV стадии, 11 пациентов, страдающих холангиоцеллюлярным раком (ХЦР) III–IVстадии и 31 клинически здорового лица группы контроля, не имеющих на момент обследования злокачественных заболеваний (их них 17 женщин и 14 мужчин). Из 41 обследованного пациента с первичным ГЦР и ХЦР у 19 (46,3%) пациентов диагностирован ГЦР на фоне цирроза печени.

Взятие крови проводилось до обследования пациентов. Активность АсАт определялись фотометрически на биохимическом анализаторе AU 680 (производства Beckman Coulter Inc., США) с использованием стандартных наборов реагентов. Определение сывороточной концентрации прямых маркеров фиброза (HA, PIIINP и ТIMP-1) проводили на автоматическом иммунохемилюминесцентном анализаторе Advia Centaur СР (производства SIEMENS Healthcare Diagnostics, Inc., США), использующем принцип прямой хемилюминесценции, с помощью стандартных наборов реагентов. Подсчет количества тромбоцитов проводили на автоматическом гематологическом анализаторе SYSMEX XE-5000 (производства SYSMEX, Япония), использующем технологию флюоресцентной проточной цитометрии.

Статистическая обработка данных выполнена с использованием пакетов статистического анализа данных Statistica 10.0 (StatSoft Inc., США). Анализ осуществляли непараметрическими методами вариационной статистики и выражали в виде медианы (Ме), верхнего и нижнего квартилей [25%-75%]. При изучении статистических различий между двумя группами показателей использовался критерий Манна-Уитни. Различия считались статистически значимыми при p < 0,05.

Результаты и их обсуждение.

Концентрация прямых маркеров фиброза в плазме крови как при ГЦР, так и ХЦР были достоверно выше нормы (табл. 1). Наиболее выраженные изменения претерпел уровень гиалуроновой кислоты. Медиана этого показателя почти в 8 раз превышала контрольный уровень у пациентов с ГЦР и в 3,5 раза – у пациентов с ХЦР. Значения показателей PIIINP и TIMP1 в группе с ГЦР достоверно не отличались от значений в группе с ХЦР.

Таблица 1.

Показатели метаболизма, измеренные в плазме крови здоровых людей и пациентов с первичным гепатоцеллюлярным или холангиоцеллюлярным раком

Исследуемый

показатель

Контроль

(n=31)

ГЦР

(n=30)

ХЦР

(n=11)

PIIINP, нг/мл

4,5

[4,1 – 5,4]

10,25

[8,9 – 15,9]*

12,4

[11,2 – 12,9]*

TIMP1, нг/мл

169,6

[137,9 – 185,0]

380,2

[281,5 – 519,1]*

300,0

[267,4 – 500,1]*

HA, нг/мл

15,6

[12,3 – 23,2]

122,4

[52,5 – 247,7]*(**)

55,35

[49,2 – 71,0]*

ELF

8,0

[7,5 – 8,4]

11,0

[10,1 – 12,1]*(**)

9,95

[9,9 – 10,1]*

АсАт, Ед/л

20,8

[19,0 – 28,0]

48,0

[33,2 – 69,4]*

40,0

[27,9 – 69,0]*

APRI, г/л

0,09

[0,07 – 0,12]

0,23

[0,16 – 0,37]*

0,16

[0,1 – 0,24]*

PLT, *109

233

[220 – 282]

201

[104 – 229]* (**)

265,0

[166,0 – 314,0]

Примечание: здесь, а также в таблице 2 – * - разница достоверна относительно контрольной группы; (**) – разница достоверна относительно группы пациентов с ХЦР.

 

Значения ELF-теста у больных раком печени также были выше значений контрольной группы, причём у пациентов с ГЦР они превышали значения пациентов с ХЦР.

Изменение концентрации прямых маркеров фиброза в крови испытуемых отражает метаболизм в клеточном матриксе (фиброгенез и фибролиз), а также в звёздчатых клетках печени. Как известно, они активируются при повреждении или массовой гибели гепатоцитов. В этот период в звёздчатых клетках активно синтезируются компоненты клеточного матрикса. При этом в крови нарастает концентрация гиалуроновой кислоты и P3NP. Избыточное образование компонентов клеточного матрикса приводит к капилляризации и стенозированию синусоидов, исчезают фенестры эндотелия, нарушается функция гепатоцитов, что приводит к снижению синтетической и антитоксической функции печени. Прогрессирование фиброза также сопровождается повышением активности тканевых ингибиторов металлопротеиназ (ТИМП-1 и -2), основным источником которых служат звездчатые клетки. ТИМП-1, -2 подавляют активность металлопротеиназ и препятствуют деградации матрикса [3]. Судя по выраженности обнаруженных изменений, процессы фиброгенеза при первичном ГЦР протекают активнее, чем при ХЦР.

У части пациентов с ГЦР онкологический процесс был отягощен циррозом печени. Целесообразно было сопоставить значения показателей этих пациентов с группой больных, у которых ГЦР не сопровождался развитием цирроза. Наличие цирроза оказало существенное влияние на уровень всех исследуемых показателей (табл. 2). Наибольшую разницу демонстрирует концентрация гиалуроновой кислоты. Её медиана у этой группы пациентов в 4,5 раза выше, чем у пациентов без цирроза. Значения индекса ELF у пациентов с циррозом также превышали значения в группе пациентов без цирроза.

Таблица 2.

Показатели метаболизма, измеренные в плазме крови пациентов с ГЦР на фоне цирроза печени и при его отсутствии, а также на различных стадиях развития опухолевого процесса

Исследуемый

показатель

Пациенты с

циррозом (n=19)

Пациенты без цирроза (n=11)

1 и 2 стадии ГЦР

(n=9)

3 и 4 стадия ГЦР

(n=21)

PIIINP, нг/мл

14,65

[9,1 – 37,4]*

11,8

[9,4 – 15,9]*

8,9

[8,2 – 10,1]*

12,3

[9,4 – 16,6]*

TIMP1, нг/мл

411,2

[311,7 – 681,3]*

328,6

[240,8 – 438,5]*

304,8

[219,1 – 379,4]*

414,9

[283,8 – 627,7]*

HA, нг/мл

237,7

[133,3 – 297,8]*#

51,9

[48,95 – 62,1]*

118,8

[50,0 – 149,1]*

133,3

[58,4 – 297,8]*

ELF

11,3

[10,6 – 12,8]*#

10,1

[9,6 – 10,4]*

10,5

[9,5 – 10,5]*

11,3

[10,3 – 12,1]*

АсАт, Ед/л

66,8

[47,0 – 140,0]*#

37,3

[30,5 – 68,3]*

48,25

[33,8 – 72,7]*

50,0

[33,4 – 83,2]*

APRI, г/л

0,49

[0,24 – 1,74]*#

0,17

[0,14 – 0,26]*

0,34

[0,15 – 0,42]*

0,19

[0,16 – 0,24]*

PLT, *109

141,0

[81 – 214]*

209,0

[206 – 229]*

166

[81 – 203]*

210

[122 – 245]*

Примечание: # – разница достоверна относительно группы пациентов без цирроза; ● - разница достоверна относительно группы пациентов с 1 и 2 стадией ГЦР.

 

Значения индекса APRI были достоверно выше у лиц с ГЦР на фоне цирроза. Также у этой группы пациентов отмечается повышение уровня активности АсАТ, что является характерным проявлением цирроза печени [4].

Наблюдаемые изменения показателей были сопоставлены у пациентов с различными стадиями ГЦР. В результате сравнения групп пациентов с различной степенью распространения опухоли была выявлена направленность выраженности изменений по сравнению с контролем. Статистически достоверная разница между стадиями была обнаружена для показателей PIIINP и ELF-теста. Несмотря на заметные отличия медиан, для остальных показателей различия оказались не достоверными. Можно предположить, что такой результат обусловлен небольшим количеством наблюдений, по крайней мере, в группе пациентов с 1 и 2 стадиями, и существенными колебаниями индивидуальных результатов, о которых свидетельствуют процентильные размахи в приведенных данных.

Выводы:

1. У пациентов с первичным ГЦР и ХЦР в плазме крови изменены показатели метаболизма молекулярных компонентов соединительной ткани. Рост концентрации HA, PIIINP, TIMP-1, а также индекса ELF говорит об активации процессов фиброгенеза вследствие гибели гепатоцитов. При этом у пациентов с ГЦР эти процессы выражены в большей степени.

2. Наличие цирроза печени при ГЦР усугубляет состояние гепатоцитов. Это проявляется в увеличении концентрации HA, АсАт, индексов ELF и APRI.

3. Увеличение индекса ELF, а также концентрации PIIINP в плазме крови пациентов с первичным ГЦР имеет связь со стадией заболевания.

 

Список литературы:
1. Статистика онкологических заболеваний в Республике Беларусь (2007–2016) Океанов А.Е., Моисеев П.И., Левин Л.Ф., А.А. Евмененко под ред. Суконко О.Г. – Минск: РНПЦ ОМР им. Н.Н. Александрова, 2017. – С. 100.
2. Левзан М.А., Лаптева И.В., Кролевец Т.С. Уровень матриксных металлопротеиназ и их тканевых ингибиторов как неинвазивный маркер функционального состояния печени при неалкогольной жировой болезни // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. – 2016. – Т. 131, № 7. – С. 25-31.
3. Винницкая, Е.  В.  Диагностическая значимость сывороточных маркеров фиброза при хронических заболеваниях печени / Е.В. Винницкая, В. Н. Дроздов, Ю. М. Юнусова,  Г. Г. Варванина, Н. А. Шапошникова, А. В. Петраков, Е. В. Ткаченко, Л. Б. Лазебник // Терапевтический архив. – 2013. – № 2. – С. 27-31.
4. Вельков В.В., Неинвазивные биомаркеры фиброза печени: до свидания, биопсия? / В.В. Вельков //Клинико-лаб. консилиум. Научно-практ. журнал. – 2009. – Т. 30, № 5. – С. 34-44. 
5. Pathologic response to preoperative chemotherapy: a new outcome end point after resection of hepatic colorectal metastases / D.G. Blazer, Y. Kishi, D.M. Maru et al. // J. Clin. Oncol. – 2008. – Vol. 26, № 33. – P. 5344-5351.
6. Correlation of serum liver fibrosis markers with severity of liver dysfanction in liver cirrhosis: a retrospective cross-sectional study / C. Zhu, X. Qi, H. Li et al. // Int. J. Clin. Exp. Med. – 2015. – Vol. 8, № 4. – P. 5989-5998.
7. Performance of enhanced liver fibrosis test and comparison with transient elastography in the identification of liver fibrosis in patients with chronic hepatitis B infection / P.M. Trembling, P. Lampertico, J. Parkes et al. // Journal of Viral Hepatitis. – 2014. – № 21. – P. 430-438.
8. Enhanced liver fibrosis (ELF) score: analytical performance and distribution range in a large cohort of blood donors / A. Dellavance, F. Fernandes, N. Shimabokuro et al. // Clinica Chimica Acta. – 2016. – № 461. – P. 151-155.
9. A simple noninvasive index can predict both significant fibrosis and cirrhosis in patients with chronic hepatitis C / C.T. Wai, J.K. Greenson, R.J. Fontana et al. // Hepatology. – 2003. – Vol. 38, № 2. – P. 518-526.