Статья:

ОСОБЕННОСТИ ДЕРИВАЦИИ ГЛАГОЛЬНЫХ ПАРОНИМОВ В РАЗНОСТРУКТУРНЫХ ЯЗЫКАХ

Конференция: CCVII Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Филология

Выходные данные
Оздоева Х.М. ОСОБЕННОСТИ ДЕРИВАЦИИ ГЛАГОЛЬНЫХ ПАРОНИМОВ В РАЗНОСТРУКТУРНЫХ ЯЗЫКАХ // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. CCVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 16(207). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/16(207).pdf (дата обращения: 26.05.2024)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ОСОБЕННОСТИ ДЕРИВАЦИИ ГЛАГОЛЬНЫХ ПАРОНИМОВ В РАЗНОСТРУКТУРНЫХ ЯЗЫКАХ

Оздоева Хава Мусаевна
магистрант Ингушкого государственного университета, РФ, г. Магас
Тариева Лилия Увайсовна
научный руководитель, проф. Ингушского государственного университета, РФ, г. Магас

 

FEATURES OF DERIVATION OF VERB PARONYMS IN DIFFERENT STRUCTURED LANGUAGES

 

Hava Ozdoeva

Master's student of Ingush State University, Russia, Magas

Liliya Tarieva

Scientific adviser, Prof. Ingush State University, Russia, Magas

 

Аннотация. В статье рассматривается паронимия русского и ингушского языков в сопоставительном аспекте. Исследование языковой репрезентации паронимов в неродственных языках обнаруживает дифференциальное и общее в их функционировании. Проблема контрастивного анализа паронимов относится к малоизученным вопросам типологического языкознания. Возникновение паронимов морфологически во многом совпадает в обоих исследуемых языка. Анализ показывает, что словообразовательные процессы, происходящие в компонентах глагольной паронимии в русском и ингушском языках имеют и ряд отличительных свойств.

Abstract. The article examines the paronymy of the Russian and Ingush languages in a comparative aspect.The study of the linguistic representation of paronyms in unrelated languages ​​reveals the differential and common in their functioning.The problem of contrastive analysis of paronyms is one of the little-studied issues of typological linguistics.The emergence of paronyms morphologically largely coincides in both studied languages.The analysis shows that word-formation processes occurring in the components of verbal paronymy in Russian and Ingush languages ​​have a number of distinctive properties.

 

Ключевые слова: паронимия; паронимические глаголы; морфологический способ; суффиксация; виды паронимов.

Keywords: paronymy; paronymic verbs; morphological way; suffixation; comparison; types of paronyms.

 

Проблема изучения глагольных паронимов с различных точек зрения в разноструктурных языках в последнее время заметно активировалась. Актуальность изучения паронимов неродственных языков заключается в том, что на сегодняшний день мало или вовсе отсутствуют работы сравнительно-сопоставительного характера. Предметом исследования в статье избраны патронимические отношения русского и ингушского языков. Основной задачей статьи является интерпретация и выявление сходств и различий в функционировании глагольных паронимов.

В языках с различным грамматическим строем с развитой системой паронимических отношений могут выявляется и определенные сходства, наряду с дифференциальными признаками.

Паронимия была и остается предметом интереса многих отечественных лингвистов: Э. В. Кузнецова (1989), О.В. Вишнякова (1984), Н.П.Колесников (1995), Ю.А. Бельчиков (2008) и другие.

В ингушеведении проблема паронимических глаголов была исследована в работах Л.У. Тариевой, А.С. Куркиева, З.Х. Киевой и др.

В лексикографической литературе паронимы-глаголы русского и ингушского языков насчитывают несколько десятков пар.

Способы возникновения глагольных паронимов неоднозначны в двух исследуемых языках: образование паронимов может происходить в результате заимствований, различных фузийных и других деривационных процессов/ю, отражающихся на морфемном шве.

Э.В. Кузнецова под паронимами понимает формально-семантические оппозиции, которые объединяют в себе однокоренные слова с фрагментарно схожим значением [4, с. 65].

Если обратиться к критериям, обоснованным в работе О.П. Антипиной паронимические отношения образуются в результате:

  1. силлабического (фонетического) сходства;
  2. этимологического родства единиц в лексическом смысле;
  3. принадлежности к одной той же части речи;
  4. практически неполное несовпадение областей лексической сочетаемости;
  5. различие в лексическом значении [1, с. 257].

Толкование компонентов паронимического ряда указывает на особую актуальность морфонематического принципа образования составляющих паронимического ряда. Возникновение паронимов-глаголов, например, в русском языке может быть обусловлено наличием корневых чередований согласных звуков: [д]/[жд]. В ингушском – гласных ([о]/ [е]):

  1. Заблудиться, конечно, может любой.
  2. Заблуждаться по поводу анализа сточных вод?
  3. Маькх лаьтта ма кхосса  ̔Хлеб на пол не бросать ̕.
  4. Гаьна кхесса гебаг1а  ̔Залеко запущенное копье̕.

В иллюстрациях пары паронимов различаются чередующимися звуками в корнях слов обоих исследуемых языков.

Словообразовательным типом, посредством которого наиболее часто возникают паронимические отношения в  языках с различным грамматическим строем, является морфологический, соответствующий третьему пункту приведенных критериев. Одним из процессов, связанных с образованием пар паронимов в двух рассматриваемых языках, являются суффиксальные преобразования. Подобного рода трансформации в рассматриваемых языках могут возникать посредством состыковки фонетически близких аффиксов: созвучных префиксов или суффиксов. Морфемы присоединяются, как правило, к основе глагола или глагольной формы в обоих языках. Таким образом образуются лексически сходные, но фонетические не идентичные компоненты паронимов:<span style="font-size:14.0pt; line-height:150%;font-family:&quot;Neue" ",serif'="">

  1. Взрыть махом гектар земли
  2. Врыть глубже в землю трубу.
  3. Бешара коаг хьабиза беза ‛Яму в огороде нужно наполнить’.
  4. Юххьанца хьалбиза бешка хица. ‛Заполнить море рыбой’.   

Интерпретация различного рода преобразований лексем в компоненты  паронимических пар посредством словообразующих морфем в русском и ингушском языках обнаруживает регулярные деривационные  средства ил фузийные процессы, участвующие в создании паронимических пар. В русском языке посредством суффиксов -е- // -и- могут возникать паронимы-глаголы с семантикой возвратности/ невозвратности. Сравните конструкции:

  1. Старик от радости начал дуреть.
  1. Нельзя дурить людей.
  2. Йовхалах эг1аве мег укхаза ‛От жары здесь можно одуреть’.
  3. Ишта-м басара хьажах адам эг1аде мег ‛Так-то от запаха краски люди могут сойти с ума’.

В паре паронимов русского языка наблюдается чередование аффиксальных морфем в конце слова (грубеть//грубить), различием суффиксов (-е, -и). Разница суффиксов паронимов в приведенных иллюстрациях (дуреть-дурить) обусловливает неоднозначность субъектно-объектных отношений. в составе высказывания. Составляющая   паронимической пары русского языка с аффиксом указывает на семантику «приобретение признака субъектом // предметом» (белеть, веселеть, молодеть). Пароним же с суффиксом -и- обозначает «внесения признака во что-либо» (белить, веселить, молодить).

Свойство глагола первого компонента пары указывает на направленность процесса на субъект действия. Свойство другого паронима направлено на объект в дативе.

В эргативном ингушском языке пара паронимов возникла при помощи вспомогательного глагола де.(ве, бе, йе). в функцию аффиксаоида.

Служебные слова глаголы-связки в роли морфем различаются между собой, как отмечает Л.У. Тариева, классными показателями, исторически восходящими к гендерному признаку [6, c. 396-398].

Глаголы-паронимы компонентов пар русского и ингушского языков обозначат действие субъекта, представляющего категорию «одушевленный разумный».

Паронимическая пара в неродственных языка может быть образована но стандарту: «основа глагола плюс суффиксы: -а- // -и- »:

  1. После этого случая  парень решил дерзать.
  2. Сын начал дерзить старшим.
  3. 1аьржле йоал ше – аьлар й1иго ‛Я хочу потемнеть – сказала девочка’.
  4. Пен 1аьржбе бийзар тха ‛Нам пришлось зачернить стену’;

Глагол-сказуемое первой иллюстрации  обозначает автономное действие, исходящее от субъекта. Действие второго глагола, в этом случае также будет автономным, но характеризующимся своей направленностью на объект в дательном падеже.

В ингушском языке (пример 14) глагол стоит в повелительной форме (1аьржле) vs. инфинитивной (1аьржбе).

Действие глагола-паронима (пример 15) переход на объект в абсолютивном падеже  (пен ‒ это карардар, т.е. прямое дополнение), которое Л.У. Тариева связывает с фреймами каузации, свойственными эргативным языкам [5, c. 266 - 269]. Глаголов-паронимов, возникших посредством аффиксов -ва- // -вл/я-, в русском языке относительно немного. В нахском ингушском языке им соответствуют пары, возникшие при помощи аффиксов -ккх-, -л-.

Суффикс -ва- используется в значении «становиться здоровым», но коррелирующий вариант пары содержат в себе признак безучастности субъекта действии:

  1. Рана на пальце начала быстро заживать.
  2. Мне прописали лекарство, чтобы заживлять рану мазью.
  3. Бехказавала веза хьо ‛Ты должен извиниться.
  4. 1а бехказаваккха веза со ‛Ты должен снять с меня вину’.

Пароним-сказуемое (примера 16) обозначает самостоятельное  дейcтвие непереходного глагола. Действие глагола-паронима (пример 17) является уже транзитивным, направленным на прямой объект в винительном падеже.

В эргативном языке аффиксы -ккх-, -л– стабильно образуют паронимическую пару. В первом случае (пример 18) речь идет о непереходном глаголы. Во-второй иллюстрации (пример 19) глагол -пароним транзитивный.

Таким образом, основным способом образования паронимических пар в двух исследованных разноструктурных языках является морфологический способ:

  1. префиксально-суффиксальные преобразования посредством дериватем в русском языке суффиксов -е- // -и-. В ингушском языке при помощи вспомогательного глагола  де (ве, бе, йе) в  функцию аффиксоида;
  2. посредством словообразовательных морфем  -ва- // -вл/я- русского языка. В ингушском им соответствуют аффиксы -ккх-, -л-.

 

Список литературы:
1. Антипина О.П. Фонологическая типология паронимов современного русского языка. Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17. № 1. ‒ С. 257-259.
2. Бельчиков Ю.А. Словарь паронимов русского языка: более 200 рядов паронимов / Ю.А.Бельчиков, М.С. Панюшева. ‒ М.: ACT: Астрель, 2008. ‒ 458 с.
3. Вишнякова О.В. Словарь паронимов русского языка. ‒ М.: Русский язык, 1984. ‒ 352 с.
4. Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка. ‒ М.: Высшая школа, 1989. ‒ 216 с.
5. Тариева Л. У. Речевые компоненты парадигмы лица в языках эргативного строя. ‒ Назрань: ООО «КЕП». 2017. ‒ 376 с.
6. Тариева Л/У/ Вербальня презентация прототипического гендерного признака в нахском языке // филологичсекие науки/ Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота. 2019. Том 12. Выпуск 6. С. 395-399.