Статья:

Установление фактов, имеющих юридическое значение в гражданском процессуальном праве

Конференция: XXIV Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Гаджимурадова Л.А. Установление фактов, имеющих юридическое значение в гражданском процессуальном праве // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. XXIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 23(24). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/23(24).pdf (дата обращения: 15.09.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Установление фактов, имеющих юридическое значение в гражданском процессуальном праве

Гаджимурадова Луиза Алиевна
магистрант, Российский государственный университет правосудия, РФ, г. Нижний Новгород

 

ESTABLISHMENT OF FACTS HAVING A LEGAL VALUE IN CIVIL PROCEDURE RIGHT

 

Luiza Gadzhimuradova

Мaster degree, Russian state University of justice, Russian Federation, Nizhny Novgorod

 

Аннотация. Установление фактов, имеющих юридическое значение, в последнее время приобретает особую актуальность как вид особого производства, в рамках которого граждане или организации стремятся достичь возникновения, изменения, прекращения личных или имущественных прав.

Abstract. Establishment of facts of legal significance has recently acquired particular relevance as a type of special proceedings, within the framework of which citizens or organizations seek to achieve the emergence, change, termination of personal or property rights.

 

Ключевые слова: установление фактов; особое производство; защита прав.

Keywords: fact finding; special production; rights protection.

 

Институт установления фактов, имеющих юридическое значение, знаком процессуальной науке достаточно длительное время. Так, еще в Гражданском процессуальном кодексе РСФСР содержалась глава, посвященная установлению юридических фактов.

При этом содержание данного института в тот период практически ничем не отличается от особого производства, урегулированного действующим Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – ГПК РФ).

Интерес к этой теме не случайный.

Прежде всего, интересно особое производство, в рамках которого осуществляется установление фактов, имеющих юридическое значение, с точки зрения его сопоставления с иными видами судопроизводств в рамках ГПК РФ. Особое производство, несомненно, выделяется среди, например, искового производства или приказного производства, своей особой структурной, построением норм, и самое главное, характером судопроизводства, где полностью исключается спор о праве.

Так, в приказном производстве всегда есть кредитор (взыскатель) и должник, которые выступают сторонами по гражданскому делу, хотя как таковой спор о праве в данном случае также отсутствует.

Все же приказное производство от искового производства отличается в большей степени лишь формой судопроизводства, характер таких дел реально направлен на защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов публично-правовых образований, чего нельзя в полной мере сказать об особом производстве.

Установление фактов, имеющих юридическое значение, в последнее время приобретает особую актуальность как вид особого производства, в рамках которого граждане или организации стремятся достичь возникновения, изменения, прекращения личных или имущественных прав[2]. При этом проблема заключается в том, что суд, как орган, проверяющий все необходимые условия для принятия такого заявления к производству, не всегда в полной мере может оценить все обстоятельства по делу.

Так, например, не всегда точно можно установить истинную цель обращения, а также возможные правовые последствия. В качестве таковых может быть само решение суда об установление того или иного факта, имеющего юридическое значение, из-за которого впоследствии может возникнуть гражданско-правовой спор.

Суд, исходя из требований действующего законодательства, эти обстоятельства не оценивает, да и не всегда может их объективно оценить, поскольку достаточно сложно предвидеть те или иные правовые последствия.

Именно поэтому истинная цель обращения в судебный орган зачастую ускользает от суда. В качестве примера такого факта можно привести факт владения и использования недвижимым имуществом, на которое впоследствии будут посягать иные лица, а быть может которые, и являются законными его владельцами. Количество правовых ситуаций здесь невозможно определить.

Достаточно содержательные разъяснения по анализируемому институту содержатся Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 21.06.1985 г. № 9 «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение», которое в силу подпункта «б» пункта 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.01.2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» не применяется на территории Российской Федерации.

Вместе с тем, его положения по существу представляют полноценную инструкцию о том, как правильно и без негативных последствий рассматривать и разрешать дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, учитывая, что нормы ГПК РСФСР, которые разъяснял в данном постановлении Пленум Верховного Суда СССР, однородны по своему содержанию с нормами ГПК РФ в этой области процессуального законодательства[4].

Отсутствие на сегодняшний день официальных разъяснений данного судопроизводства Верховным Судом Российской Федерации, равно как и любого другого процессуального или материального института, зачастую затрудняет применение данных норм на практике. В каждом конкретном случае, даже если взять перечень, хотя и примерный, закрепленный в части 2 статьи 264 ГПК РФ, есть свои особенности, которые могут получить динамику активного применения исключительно в том случае, когда будут соответствующие разъяснения процессуального законодательства.

Эта необходимость вызвана неоднозначностью толкования норм судебными инстанциями.

При этом, даже высшими судебными органами зачастую не всегда в полной мере правильно применяется процессуальное законодательство. В качестве примера можно привести Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 26.10.2016 г. № 8-ПВ16, где было отменено Кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации об отказе в установлении факта участия в боевых действиях.

В целом же судебная практика по таким делам достаточно обширная, и соответственно проблемы применения процессуального законодательства имеются, в связи с чем, анализ и тщательное исследование такой категории дел особого производства, как установление фактов, имеющих юридическое значение, является актуальным.

Подводя итоги, отметим, что процессуальный институт установления фактов, имеющих юридическое значение, направлен на обеспечение прав граждан и организаций, когда внесудебная защита невозможна.

Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, на что в принципе и направлен данный вид судопроизводства[1].

 

Список литературы:
1. Аргунов А. В. Особое производство в гражданском процессуальном праве России и Франции: дис. ... канд. юрид. наук [Текст] / А. В. Аргунов. – М.: Проспект, 2011. C.35 – 36.
2. Балашов А.Н. Установление фактов, имеющих юридическое значение: вопросы теории и практики // Арбитражный и гражданский процесс. – 2014. – № 8. – С. 13 – 18.
3. Боннер А.Т. Проблемы установления истины в гражданском процессе: монография. СПб.: Университетский издательский консорциум "Юридическая книга", 2009. 832 с.
4. Долганова И.В. Об установлении юридического факта - основания ничтожности завещания в рамках особого производства // Нотариус. – 2015. – № 5. – С. 43 – 46.