Статья:

Историческая периодизация процесса заимствования иностранных слов в русский и японский языки

Конференция: VII Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Филология

Выходные данные
Исламова А.В. Историческая периодизация процесса заимствования иностранных слов в русский и японский языки // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. VII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(7). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/6(7).pdf (дата обращения: 10.04.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Историческая периодизация процесса заимствования иностранных слов в русский и японский языки

Исламова Адэля Валерьевна
студент, Казанский федеральный университет, РФ, г. Казань
Хисматуллина Люция Гумеровна
научный руководитель, канд. филол. наук, доцент, Казанский федеральный университет, РФ, г. Казань

 

Любой стране издавна приходится сталкиваться и взаимодействовать с другими государствами.

Это приводит к обмену информацией, культурой, традициями и привычками. Всё это оказывает непосредственное влияние на словарный состав языка.

В процессе заимствования тот или иной язык вбирает в себя иностранные слова, пытаясь подстроить их фонетически и морфологически к условиям функционирования системы языка.

Ученый-лингвист Ахманова О.С. называет это явление обращением к лексическому фонду других языков для выражения новых понятий, дальнейшей дифференциации уже имеющихся и обозначения неизвестных прежде предметов (нередко сами эти понятия и предметы становятся известными носителям данного языка лишь вследствие контактов с теми народами, из чьих языков заимствуются соответствующие слова) [Ахманова О.С. - Словарь лингвистических терминов, 1966, Москва, С.4].

Настоящая статья посвящена исторической периодизации процесса заимствования иностранных слов в русский и японский языки.

В русской лингвистической науке вопросам заимствования посвящены работы Дьякова А.И. «Особенности словаря англицизмов русского языка», «Англицизмы в современном молодежном жаргоне: формальное и семантическое освоение», «Причины интенсивного заимствования англицизмов в современном русском языке»; Шумовой Н.С. «Новые англоязычные заимствования в сознании носителей русского языка», Мельниковой А. И. «Изучение англицизмов в курсе «Современный русский язык» и т.д. В японском языке заимствования отражены в трудах Конрада Н. И. «Японская литература»,  Matsuoka Kooka «Gairaigo no rekishi», Алпатова В. М. «Япония: язык и культура».

Однако, несмотря на наличие многочисленных трудов, посвященных этапам процесса пополнения русского и японского языков иностранными заимствованиями, настоящее исследование является первой попыткой проследить общие и частные тенденции проникновения заимствований в русский и японский языки в рамках сопоставительно-типологического языкознания.

Этапы заимствования иностранных слов в русский язык

I этап - IX-XIII вв. Самую большую роль на данном этапе сыграла Греция. После установления торговых отношений с Византией, многие слова были заимствованы. Широко распространились в русском и европейских языках греческие корни: авто- (сам), аква- (вода), био- (жизнь), гео- (земля) и т.д.

Из греческого языка пришли многие названия бытовых предметов, овощей, фруктов (сахар, вишня, огурец, кукла, лента, свёкла), животных (буйвол), названия научных дисциплин (грамматика, история, философия). Здесь и христианская лексика внесла огромный вклад: ангел, алтарь, архиепископ, евангелие, икона, монастырь, пономарь, панихида и т. д.

II этап - в XIII-XVI вв. В связи с набегами на Русь тюркских кочевых племен (половцев, печенегов, турок, татар) в русский язык проникают тюркизмы: алмаз, башмак, буран, деньги, каблук, карандаш, лошадь, табун, чердак, шалаш, туман, чугун и другие [Голуб И.Б. Стилистика русского языка. - М.: Айрс-пресс, 2002. С.448-450].

А также происходит проникновение многих слов из латинского языка, который долгое время был литературным языком почти всей Западной Европы.

В основном это научные и общественно-политические термины, которые мы используем и по сей день: доктор, квадрат, экспедиция, революция, конституция, линия, мускул, пульс, станция, минимум, цирк, экзамен.

III этап - XVII-XVIII вв.  Преобразовательская деятельность Петра I стала предпосылкой к реформе литературного русского языка. Во время его правления началось заимствование голландских слов.

Они появились в русском языке преимущественно в связи с развитием мореходства: верфь, гавань, матрос, трап, трюм, флот, руль, штиль, шторм, штурман, рубка, яхта, некоторых других слов (брюки, зонтик, кнопка, флаг, шкала), а так же из английского - залп, катер, акт и другие.

По словам Шумовой Н.С., все эти заимствования настолько прочно вошли в русский язык, что, как правило, даже не имеют соответствующих русских синонимов. Таким образом, избегать их в речи нет смысла, да и невозможно [Шумова Н.С. Новые англоязычные заимствования в сознании носителей русского языка//Слово и текст: актуальные проблемы психолингвистики.-Тверь: ТГУ, 1994.- С. 20-30.]

IV этап  - XIX - начало XXвв. Особенность процесса заимствования этого периода – письменный путь проникновения иноязычных слов, прежде всего через научную и художественную литературу, частные письма, иноязычную прессу.

Поэтому заимствования этого времени носят окраску книжного стиля (специальная терминология из различных областей науки, техники, искусства, общественно-политической жизни и т.п.), например, афиша, пресса, серенада.

V этап - XX-XXI вв. C наступления эры глобализации наблюдается активный процесс проникновения из английского языка технической (провайдер, кликать, вагон, комбайн, сенсор, конвейер, ксерокс, браузер, трамвай, экскаватор, компьютер), спортивной (волейбол, серфинг, футбол, кросс, баскетбол, старт, матч, старт, теннис, чемпион, финиш, хоккей), общественно-политической (импичмент, митинг, саммит, мультимедиа, клуб, спикер, пиар, интервью, лидер), бытовой  лексики (холл, сквер, барбекю, дресс-код, ток-шоу, сиквел, театр, шоппинг, лифт, джем, шампунь, парковка, коктейль).

Не менее распространен на данном этапе молодежный сленг - среда функционирования многочисленных англицизмов-наименований одежды и аксессуаров: бомбер (куртка скинхеда), брэнд (фирменная одежда), вранглеры (джинсы), зип, зиппер (застежка молния) [Дьяков А.И. - Англицизмы в современном молодежном жаргоне: формальное и семантическое освоение].

 

Этапы заимствования иностранных слов в японский язык

I этап - I век нашей эры.

На данном этапе на японскую культуру и тогда же сформировавшийся японский язык оказали влияние вторгшиеся с материка алтайские племена (кочевники, перешедшие после переселения к оседлости). Так, от алтайского слова «ката» - резать, в последствии произошло японское слово 刀- katana (меч). От племени айнов были взяты мужские имена, アツシ - Atsushi (Атсуши), названия некоторых животных, мифических богов и т.д, エトピリカ  - etopirika (птица топорик), カムイ - kamui (божество айнов- Камуи).

II этап - IV-VIII вв.  Первичные австронезийские и алтайские языки исчезли, айнский язык был оттеснен на далекую периферию, а иммигрантских общин до XX в. не существовало.

 Это, однако, никогда не означало однородности использовавшихся в Японии языковых образований.

Освоение китайской письменности и лексики было частью общего культурного влияния Китая на Японию.

Важно учитывать, что политически Япония никогда не подчинялась Китаю, а решающим фактором культурного процесса было не давление извне, а желание самих японцев взять от китайской культуры то, что им было нужно [Черевко К.Е. «Кодзики» - Запись о деяниях древности; становление японского письменного литературного языка,  2004, С.23] . В основном это были названия предметов бытового плана: ギョーザ - gyouza (пельмени «гёза»), チャーシュー - chaashyuu (барбекю), ウーロンちゃ -  uuroncha (чай «улун» ).

III этап -  VIII-XIII  вв. Так как Китай на тот момент являлся примером для подражания у многих стран, происходило бурное освоение китайской письменности, которое  шло лишь через книгу.

Как писал Н. И. Конрад, в это время «идет упадок чисто японского языка: китаизмы внедряются в него всё глубже и глубже; значительно меняется строй речи, меняется и лексика; постепенно происходит слитие…» [Конрад Н. И. Японская литература. М.: Наука, 1974. С. 237]. Таким образом, китайская письменность канбун в течение всего длительного периода своего существования был важной составной частью культуры, в которую вошли такие слова 老 - rou  (старый) от китайского lǎo; 金 - kin (деньги, золото) от jin, 文 - bun (текст, литература) от wén.

IV этап - XVI-XIX вв. После прихода сёгуната к власти Япония стала закрытым государством.

В то время японцы не могли покинуть  свои родные земли, а иностранцам было запрещено ступать на территорию страны восходящего солнца.

Разрешено было только голландцам и, следует отметить,  крайне ограниченно, не имея права заводить диалог с коренными жителями.

Такая ситуация продолжалась довольно долго [Haga Yasushi. Nihonjin gengo bunka ron kougi (nihonjin rashisa) no kouzou. Tokyo, Taishuukanshoten, 2004. Р.12].

Христианская лексика исчезла (после разрешения христианства во второй половине XIX в. она создавалась заново), но торговая лексика во многом сохранилась. В стране восходящего солнца по сей день активно используются слова, которые  пришли из голландского языка: パン -pan (хлеб), ビール - biru (хлеб), コック - kokku  (кок, повар на корабле) , ビスケット -bisquitto (бисквит),  ドイツ- doitsu (кнопка),コーヒー -koohii ‘кофе’, ガラス-garasu ‘стекло’ и др.

V этап - XIX-XXI вв. В 1868-1912 началась эпоха Мэйдзи, названная по имени правившего тогда императора. Был взят курс на развитие капитализма и на освоение европейской культуры.

В течение нескольких десятилетий японское общество радикально изменилось.

Разумеется, эти процессы не могли не  затронуть и область языка.

Прежние литературные языки, особенно канбун, стали непригодными для новой ситуации. Японцам нужен был новый, единый и общепонятный язык.

С 50-60-х гг. XIX в. начался период интенсивной европеизации Японии, сначала большей частью через устное общение с иностранцами, особенно с американцами и англичанами, число которых резко возросло [Loveday L. J. Language Contact in Japan. A SocioLinguistic History'. Oxford, 1996. Р. 213]. В период с 60-х гг. XIX в. по 20-е гг. XX в. в японский язык вошли  ビタミン - bitamin (витамин), クリアー - kuria ( чистый), ライス - райсу (рис, приготовленный в европейском стиле), ヨーグルト - joguruto (йогурт), レストラン - resutoran (ресторан), ベッド - beddo (кровать), ジュース – juusu (сок), リサイクリング – risaikuringu (переработка отходов),カメラ – camera (фотоаппарат), テレビ- terebi (телевизор). В этот период такие слова стали стандартно именоваться «гайрайго» (外来語), т.е. дословно-заимствованные слова.

Существовало разное понимание границ этого освоения, в том числе и в лингвистической области.

Для некоторых фигур японской культуры такой поворот в отношении стран Европы казался неотделимой частью от овладения западными языками, в первую очередь английским.

В крайнем случае предлагалось полностью отказаться от японского языка, в более умеренном варианте речь шла о массовом японо-английском двуязычии    [Matsuoka Kooka. Gairaigo no rekishi // Gairaigo. Tokyo: Kotoba-Yomiuri, 1993. Р. 151].

До начала XX в. в появившихся университетах западного стиля в стране восходящего солнца преподавание частично, а иногда и полностью было на английском языке.

Известный государственный деятель Мори Аринори, который занимал пост министра образования в эпоху Мэйдзи, имел серьезные намерения заменить японский язык английским и даже переписывался по этому поводу с крупнейшим американским лингвистом того времени Дуайт Уитни, который отнесся к таким планам скептически.

Как итог, победил более естественный для Японии вариант, при котором не было резкого ухода от традиций страны, а заимствованные знания становились составной частью японской культуры.

Как показал ретроспективный подход к проблеме исследования,        в ходе своего развития русский и японский языки претерпевали разные трансформации и обновления, которые носят универсальный и частный характер.

Как видно из результатов исследования, в обоих языках присутствуют слова из тюркской лексики; из голландского языка пришли и сохранились слова в сфере торговли; с наступления эры глобализации активно проникли слова английского языка в технологичной, политической, социальной сферах, а так же формируется сленг среди молодежи путем адаптации английских слов.

Однако территориальное расположение, государственный строй и специфика контактов с соседними государствами не могли не отразиться на развитии и изменениях русского и японского языков.

В частности, на протяжении всего своего развития русский язык находился под влиянием западно-европейской культуры, в связи с чем были активно заимствованы скандинавские, греческие, латинские, немецкие, французские слова. Китайская культура и  язык стали частью общего культурного развития Японии, которые способствовали формированию японской письменности и обогащению лексического состава.

Таким образом, процесс заимствований иноязычных слов является неотъемлемой частью и условием социальной жизни человечества, согласно которому можно проследить пути исторического развития языка и его реакцию на потребности мирового общества.

 

Список литературы:

1. Алпатов В. М. Япония: язык и культура. - М.: Языки славянских культур,  2008. С. 65.
2. Ахманова О.С. - Словарь лингвистических терминов, 1966, Москва
3. Голуб И.Б. Стилистика русского языка. - М.: Айрс-пресс, 2002. С.448-450.
4. Дьяков А.И. - Англицизмы в современном молодежном жаргоне: формальное и семантическое освоение.
5. Конрад Н. И. Японская литература. М.: Наука, 1974. С. 237.
6. Черевко К.Е. «Кодзики» - Запись о деяниях древности; становление японского письменного литературного языка,  2004.
7. Шумова Н.С. Новые англоязычные заимствования в сознании носи-телей русского языка//Слово и текст: актуальные проблемы психо-лингвистики.-Тверь: ТГУ, 1994.- С. 20-30.
8. Haga Yasushi. Nihonjin gengo bunka ron kougi (nihonjin rashisa) no kouzou. Tokyo, Taishuukanshoten, 2004. Р.12
9. Loveday L. J. Language Contact in Japan. A SocioLinguistic History'. Oxford, 1996. Р. 213.
10. Matsuoka Kooka. Gairaigo no rekishi // Gairaigo. Tokyo: Kotoba-Yomiuri, 1993. Р. 151.