Статья:

Философия современного информационного общества

Конференция: LXXX Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Философия

Выходные данные
Рахатова А.Б. Философия современного информационного общества // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. LXXX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(80). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/11(80).pdf (дата обращения: 08.02.2023)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Философия современного информационного общества

Рахатова Алия Бейбутовна
студент, Карагандинского государственного технического университета, Республика Казахстан, г. Караганда
Аубакиров Ерлан Жанайдарович
научный руководитель, Карагандинский государственный технический университет, Республика Казахстан, г. Караганда

 

THE PHILOSOPHY OF MODERN INFORMATION SOCIETY

 

Aliya Rakhatova

Student of Karaganda state technical university, Kazakhstan, Karaganda

Erlan Aubakirov

Scientific adviser, Karaganda state technical university, Kazakhstan, Karaganda

 

Аннотация. В статье раскрываются основные философские позиции концепта «информационное общество», которые могут выступать в роли его парадигм. Проводится анализ предпосылок и признаков развития информационного общества. Особое внимание уделяется выявлению вызовов и угроз информационного общества, различным аспектам социальной действительности. Указывается, что современный этап развития информационного общества характеризуется «властью коммуникаций» и становлением общества знаний.

Abstract. The article reveals the basic philosophical aspects of the concept of “information society” which can act as its paradigm. The premises, signs of the information society development are analyzed. Particular attention is paid to the identification of threats and challenges of the information society to various aspects of social reality. It is stated that the current stage of the information society development is characterized by “the power of communication” and the emergence of a knowledge society.

 

Ключевые слова: информационное общество, информационные технологии, Галактика Гутенберга, номадология, цифровое неравенство, гиперреальность, симулякр, символический капитал.

Keywords: information society, information technologies, the Gutenberg Galaxy, nomadology, digital divide, hyper-reality, simulacrum, symbolic capital.

 

Бурное развитие средств массовой коммуникации, в особенности визуальных, создание и широкое распространение персональных компьютеров, построение информационных связей глобального характера, разработка новейших технологий социальных сетей, виртуальной реальности коренным образом меняют социальное бытие человека и требуют осмысления информационного общества в рамках философского знания. Классическое определение общества состоит в том, что это «особая над природная реальность, включающая человека, целесообразную деятельность людей, её результаты и складывающиеся между ними отношения» [20, с. 390], связанные с производством и потреблением материальных и духовных благ.

Однако значительные изменения в современном социуме вызывают необходимость уточнения этого определения в рамках концепта «информационное общество». Понятие «информационное общество» появляется в начале 60-х гг. почти одновременно в Японии и США как попытка выявить новую роль знания в прогрессе человечества. В научный оборот оно было введено Ю. Хаяши, Т. Умесао и Ф. Махлупом. В качестве самостоятельной сферы, наряду с экономической, политической, социальной и духовной, в их трудах выделяется особая информационная сфера, развитие которой определяется ростом числа информационных взаимодействий и усилением потока данных. Она начинает рассматриваться как доминирующая и определяющая все аспекты жизни общества.

К предпосылкам возникновения информационного общества следует отнести: ресурсные, технологические,информационно-коммуникативные. Рассмотрим их более детально.

Ресурсные предпосылки. Д. Белл полагал, что ранее жизнь общества основывалась на трудоёмкой и капиталоёмкой деятельности по добыванию и обработке ресурсов: в прединдустриальную эпоху главным производственным ресурсом считалось сырьё, а в индустриальную эпоху – энергия. В информационную эпоху хозяйственная деятельность человека в основном связана с разработкой информации.

Технологические предпосылки. Согласно мысли М. Маклюэна, тип общества определяется господствующим в нём типом коммуникации, а человеческое восприятие – скоростью передачи информации. Фонетический алфавит и печатное слово взорвали племенной мир и превратили его в книжную «галактику Гутенберга» (по имени немецкого купца – изобретателя книгопечатания И. Гутенберга), «открытое» общество, культурным символом которого выступалb книгопечатание и печатное слово; с помощью этих знаково-символических фрагментов человек, опираясь на свой разум, выстраивал реальную действительность [16].

Начиная с 60-х гг. ХХ в., на первый план выходят визуально - и аудиально-образные технологии: телевидение, кино, радио («электрическая галактика»), – которые меняют сам способ восприятия, человек получает теперь готовые образы, создаваемые другими.

С конца ХХ в. происходит становление «галактики Интернета», вхождение в обиход электронных средств массовой коммуникации, что привело к принципиально новой форме передачи данных, созданию нелинейных, многомерных форм текста – гипертекста, который помогает с помощью гиперссылок мгновенно перемещаться из одного пространства текста в совершенно иное.

«Галактика Гутенберга» имеет свои чёткие границы и территории подобно оседлым народам, постгутенберговская вселенная описывается Ж. Делезом и Ф. Гваттари как «номадология» – степь, по которой перемещаются в произвольных направлениях кочевники-номады, реализуя тем самым гипертекстовую сеть, создающую эффект интертекстуальности: децентрированность, «Смерть Автора», бесконечное цитирование созданных в разное время и в разных странах отрывков текстов.

Информационно-коммуникативные предпосылки. Ю. Хабермас считал, что ведущую роль в развитии общества играют средства массовой информации. «СМИ могут быть окном в мир, расширяющим наше видение и позволяющим нам лицезреть происходящее собственными глазами, без постороннего вмешательства или предвзятости» [1, с. 65]. Но всё чаще их называют интерпретатором реальности, с различной степенью объективности объясняющим и растолковывающим разрозненные и непонятные события, происходящие в современном мире, а также ширмой, барьером, скрывающим правду в целях пропаганды или увода от этой самой реальности. Информационное общество крайне противоречиво по отношению к человеку: с одной стороны, оно позволяет получить больше сведений, больше знаний о любых вещах и процессах, однако, с другой, как предостерегал С. Лем [15, с. 41], избыток информации может стать опасным для сознания, и тогда она трансформируется в эксформацию1 , разрушающую само пространство общения и социального взаимодействия.

Как отмечал Ж. Бодрийяр, сегодня массам преподносят смысл, а они жаждут зрелища. «Массы – это те, кто ослеплён игрой символов и порабощён стереотипами, это те, кто воспримет всё, что угодно, лишь бы это оказалось зрелищным … Бомбардируемые рассчитанными на ответную реакцию сигналами, забрасываемые посланиями, атакуемые тестовыми испытаниями массы оказываются теперь лишь непрозрачным, непроницаемым образованием...» [3, с. 14].

Рассмотрим некоторые признаки информационного общества, к которым следует отнести: – увеличение роли информации и знания в жизни общества и появление фрагментарного мышления и клипового сознания; – доминирование доли информационных коммуникаций, товаров и обслуживания и появление практически не связанной с реальным хозяйствованием виртуальной экономики; – доступ к необходимой информации для каждого члена общества и в то же время отчуждение от наиболее необходимых данных значительной части общества; – способность общества производить и СМИ распространять жизненно необходимую для него информацию и манипуляция общественным сознанием с помощью масс-медиа [9, c. 80]; – развитие электронной демократии, информационной экономики, электронного государства, электронного правительства, цифровых рынков, электронных социальных, хозяйствующих сетей и усиление возможностей организации виртуального насилия; – создание глобального информационного пространства, в котором будет обеспечена эффективная информационная взаимосвязь и, возможно, утеряна ценностная идентичность.

Для выявления сущности информационного общества необходимо по казать имеющиеся его смысло-образы, которые можно воспринимать в качестве различных парадигмальных1 подходов. Постиндустриальная парадигма разрабатывалась американскими мыслителями Д. Беллом [2] и Э. Тоффлером [19]. Основными идеями являются их убеждения в том, что: – новые информационные технологии стали тем же, чем механизация в эпоху индустриального общества, и выступают главным двигателем социальных изменений; – объём технологических новаций должен привести к социальному переустройству, значительно улучшающему жизнь людей; – появление символических аналитиков (или символических манипуляторов) – политиков, интеллектуалов, специалистов в области PR и рекламы, медиаактивистов, колумнистов и блогеров, способных эффективно воздействовать на общественное мнение и даже осуществлять власть над коммуникациями [6, c. 119].

К сожалению, спустя десятилетие после издания Доклада следует констатировать, что этот призыв не был услышан, о чём свидетельствуют активизация новых форм информационных войн, реализация на практике принципа разделения людей на классы информационных богачей и бедняков, масштабное инициирование в современном мире масс-медиа искусственно созданных фейковых новостей.

Таким образом, философия позволяет понять концептуальную природу информационного общества как одного из проявлений социальной действительности, осмыслить основные формы воздействия на массовое и личностное сознание людей, а также возможные последствия влияния информационно-коммуникативных и сетевых технологий на общественные отношения.

 

Список литературы:
1. Бакулев  Г.П. Массовая коммуникация: западные теории и концепции. М.: Аспект Пресс, 2005. 176 c. 
2. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М.: Academia, 1999. 944 c. 
3. Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или конец социального. Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2000. 96 с. 
4. Бодрийяр Ж. Войны в заливе не было // Художественный журнал. 1994. № 3. С. 43–44.
5. Бодрийяр Ж. Симулякры и симуляция. Тула: Тульский полиграфист, 2013. 204 c. 
6. Боков Д.Ю. Философско-правовые основания информационного общества // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Философские науки. 2011. № 2. С. 116–121.
7. Бурдьё П. Начала. M.: Socio-Logos, 1994. 288 с. 
8. К обществам знаний: всемирный доклад ЮНЕСКО Париж: Издательство ЮНЕСКО, 2005. 240 с. 
9. Горбунов А.С. Проблема институционализации средств массовой коммуникации // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Философские науки. 2016. № 2. С. 79–86.
10. Друкер П. Энциклопедия менеджмента. М.: Вильямс, 2004. 432 с. 
11. Кастельс М. Власть коммуникаций. М.: Высшая школа экономики, 2016. 564 с. 
12. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М.: Высшая школа экономики, 2000. 606 с.