Статья:

К вопросу о понятии уголовно-процессуальной деятельности

Конференция: IX Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Гузов А.С., Стручалина О.А. К вопросу о понятии уголовно-процессуальной деятельности // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. IX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 8(9). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/8(9).pdf (дата обращения: 18.08.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

К вопросу о понятии уголовно-процессуальной деятельности

Гузов Александр Сергеевич
студент, Юридический институт Сибирского федерального университета, РФ, г. Красноярск
Стручалина Ольга Александровна
студент, Юридический институт Сибирского федерального университета, РФ, г. Красноярск

 

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее УПК РФ) не содержит легального определения уголовно-процессуальной деятельности. В УПК РФ имеется лишь указание на уголовное судопроизводство. В научной литературе чаще используется термин «уголовный процесс». Но оба этих термина можно рассматривать с позиции уголовно-процессуальной деятельности, ведь процесс сам по себе это и есть деятельность. Оба понятия рассматриваются как основанные на уголовно-процессуальном законода­тельстве и регулируемые УПК РФ действия субъектов уголовно-процессуальной деятельности.

В теории уголовного процесса отсутствует единое понимание уголовно-процессуальной деятельности, возможно, это является следствием как раз таки отсутствия законодательного определения. Однако, его отсутствие можно оправдать желанием законодателя максимально лаконично изложить закон, не превращая его в юридический словарь. Да и определение деятельности вносить в закон нет необходимости, иначе если идти по такому пути, то необходимо будет давать определение каждому слову, употребленному в кодексе. Поэтому для уяснения термина необходимо обратиться к доктринальным источникам.

М.С. Строгович понимал уголовно-процессуальную деятельность как совокупность совершаемых в установленном процессуальным законом порядке действий участников процесса: суда, прокуратуры, органов следствия и дознания, обвиняемого, защитника, потерпевшего и его представителя по уголовному делу [1, с. 182].

П.А. Лупинская считает, что уголовно-процессуальная деятельность – система процессуальных действий, совершаемых как органами государства, так и всеми другими участвующими в производстве по уголовному делу лицами [2, с. 22].

Сходство этих позиций, как говорится, на лицо в том плане, что оба автора в качестве субъектов деятельности рассматривают не только органы государства, но других лиц. Однако, позиция П.А. Лупинской, на мой взгляд, позволяет причислить к субъектам уголовно-процессуальной деятельности всех лиц, поименованных в УПК РФ, а позиция М.С. Строговича содержит исчерпывающий перечень лиц.

Об исчерпывающем перечне лиц, которые являются субъектами уголовно-процессуальной деятельности, можно судить и, исходя из определения уголовно-процессуальной деятельности, данного в Советском учебнике по уголовному процессу под редакцией М.А. Чельцова [3, с. 11]. В нем говорится, что уголовно-процессуальная деятельность – определенная законом процессуальная обязанность должностных лиц и органов.

На мой взгляд, данное понимание необоснованно отождествляет уголовно-процессуальную деятельность должностного лица с его обязанностями.

Как стало понятно, проблема отсутствия единства данного понятия связана с тем, что, собственного говоря, и в имеющихся понятиях авторы не раскрывают, что есть уголовно-процессуальная деятельность, а ограничиваются лишь перечислением субъектов. Безусловно, определить субъекта деятельность важно, но не менее важно определить то, что данный субъект будет осуществлять.

По мнению Ф.А. Абашевой, «уголовно-процессуальная деятельность – правоохранительная деятельность государства в виде урегулированной законом системы действий ее участников, реализацией ими процессуальных прав и обязанностей, и формирующихся при этом уголовно-процессуальных отно­шений по достижению поставленных перед уголовным судопроизводством назначения» [4, с. 64]. Данное определение автор построил путем анализа свойств уголовно-процессуальной деятельности, которые в части перекли­каются со свойствами, выделенными П.С. Элькиндом.

Первым свойством является причисление уголовно-процессуальной деятельности к деятельности государственной, причем к конкретной её разновидности – правоохранительной, нацеленной на защиту прав и свобод граждан. Одним из направлений правоохранительной деятельности, автор выделил борьбу с преступностью, в этой борьбе государство целиком и полностью опирается на созданные правоохранительные органы, которые наделены исключительными полномочиями и специальными средствами, одним из которых является уголовный процесс – установленная УПК РФ деятельность специальных правоохранительных органов по возбуждению, расследованию, судебному рассмотрению и разрешению уголовных дел, что и является уголовно-процессуальной деятельностью государства в лице его органов [4, с. 60].

Второе свойство – правовой характер, т.е. уголовно-процессуальной деятельностью признается лишь только та деятельность, которая урегулирована нормами УПК РФ.

Третьим свойством является особый (специальный) субъект уголовно-процессуальной деятельности, некий хозяин, ее осуществляющий, в литературе множество спорных точек зрения относительно того, кого считать субъектом уголовно-процессуальной деятельности, мы исходим исключительно из того, что субъектом является специально уполномоченный орган государства.

В целом, точка зрения Ф.А. Абашевой видится нам приемлемой, действительно, и бесспорно, что государство – «монополист» в порождении уголовно-процессуальной деятельности, осуществляет оно её посредством своих органов.

Спорным, по нашему мнению, является тот факт, что автор привязывает понятие деятельности к её назначению, а не результату, то есть к тому, для чего эта деятельность глобально существует, что ожидается обществом от этой деятельности, а не к тому, для чего деятельность инициируется.

Любая человеческая деятельность это специфическая форма общественно-исторической жизни людей, состоящая в целенаправленном преобразовании ими окружающей действительности [5, с. 135]. То есть осознанный, волевой акт, направленный на достижение определенного результата, с целью удовлетворения возникшей потребности. В этой связи, мы считаем более обоснованным заканчивать определение с привязкой к достижению цели а не назначения.

Таким образом, проанализировав некоторые подходы к понятию уголовно-процессуальной деятельности, нами делаются некоторые выводы: во-первых, в силу отсутствия легального определения, появляется разрозненность в подходах к пониманию уголовно-процессуальной деятельности; во-вторых, в силу специфики такого феномена как деятельность, то есть феномена, подлежащего изучению в философии, не всем исследователем понятна ее сущность, поэтому большинство из них, определяя деятельность останав­ливается лишь на перечислении круга субъектов, её осуществляющих, дальнейшие рассуждения строятся уже не на попытке раскрыть понятие деятельности через ряд присущих ей признаков, а на попытке критиковать позиции коллег-исследователей и отстаивании собственной точки зрения относительно субъекта.

В заключение настоящей статьи, нами предлагается определение уголовно-процессуальной деятельности, построенное на признаках этой деятельности. Уголовно-процессуальная деятельность – урегулированная нормами уголовно-процессуального законодательства санкционируемая государством деятель­ность специально уполномоченных правоохранительных органов, состоящая из системы действий, направленных на достижение целей уголовного процесса.

 

Список литературы: 
1. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 182.
2. Уголовный процесс : учеб. для вузов / под ред. П. А. Лупинской. М., 2011. С. 22.
3. Уголовный процесс / под ред. М. А. Чельцова. М., 1969. С. 10–11.
4. Абашева Ф. А. Сущность и социально-ценностная оценка уголовно-процессуальной деятельности // ВЭПС. 2008. №6. С. 64-64.
5. Носкова, О.Г. Деятельность // ЗПУ. - 2004. - №1. - С.135.