Статья:

Судебная практика рассмотрения споров о нарушении прав работника на гарантии и компенсации

Конференция: IV Студенческая международная научно-практическая конференция «Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Миков Д.А. Судебная практика рассмотрения споров о нарушении прав работника на гарантии и компенсации // Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. IV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(4). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_social/4(4).pdf (дата обращения: 28.01.2023)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Судебная практика рассмотрения споров о нарушении прав работника на гарантии и компенсации

Миков Дмитрий Александрович
магистрант ФГБОУ ВО Московский государственный лингвистический университет имени Мориса Тореза, РФ, г. Москва

 

Судебные споры по поводу установления, возвращения законных гарантий и компенсаций наемным работникам пронизывают судебную практику: с 2006 года по данным сайта РосПравосудие принято более 50 тыс. решений по данной категории дел.

Одной из причин такого огромного количества дел в судах в отношении предоставления работникам гарантий и компенсации является желание Работодателей уйти от дополнительных расходов, связанных с трудоустройством своих работников на предприятии, отсутствие достаточных средств у бюджетных организаций, а также отсутствие закрепленной в законодательстве достаточной ответственности за нарушения требований закона в части предоставления обязательных гарантий наемным работникам. В настоящем параграфе будут проанализированы некоторые судебные решения, имеющие интерес для целей настоящего исследования.

Одной из категорий дел по предоставлению дополнительных гарантий и компенсаций наемным работникам является предоставление дополнительных гарантий и компенсаций за вредные и (или) опасные условия труда.

С. обратилась в суд с иском к Федеральному государственному казенному учреждению «Военно-морской клинический госпиталь» Министерства обороны РФ о предоставлении гарантий за вредные условия труда, внесении сведений о них в трудовой договор, выплаты причитающихся денежных средств. В обоснование иска указала, что с работала у названного работодателя в должности старшей медицинской сестры психиатрического отделения, где с момента осуществления трудовой деятельности она лишена льгот за вредные и (или) опасные условия труда, а именно лишена права на повышенный размер оплаты труда, ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск, сокра­щенную продолжительность рабочей недели и льготное пенсионное обеспе­чение. Решением комиссии Военно-морского клинического госпиталя об определении перечня должностей гражданского персонала, занятого на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, ее должность не включена в указанный перечень, однако на основании Списков производств, цехов, профессий и достижений с вредными условиями труда, утвержденными Постанов­лением Госкомтруда СССР и Президиумом ВЦСПС от 25 октября 1974 года, ее должность включена в список должностей с вредными условиями труда.

В силу требований ст. 57 ТК РФ в трудовом договоре обязательно должны быть указаны гарантии и компенсации за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, если работник принимается на работу в соответствующих условиях, с указанием характеристик условий труда на рабочем месте.

Между тем, в нарушении требований ст. 57 ТК РФ заключенный с истцом трудовой договор не содержит ни условий труда истца на рабочем месте, ни гарантий и компенсаций за работу с вредными условиями труда. 

На основании части 1 статьи 219 ТК РФ каждый работник имеет право на компенсации, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, соглашением, локальным нормативным актом, трудовым договором, если он занят на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными условиями труда.

Размеры, порядок и условия предоставления гарантий и компенсаций работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, устанавливаются в порядке, предусмотренном статьями 92, 117 и 147 настоящего Кодекса (часть 2 статьи 219 ТК РФ).

В силу действующего законодательства Российской Федерации основа­нием для предоставления работникам компенсаций в связи с работой во вредных или опасных условиях труда являются конкретные условия труда на рабочих местах, определяемые по результатам специальной оценки условий труда.

Суд решил, что комиссия необоснованно не включила должность истца в должностей гражданского персонала, занятого на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, предписал отменить приказ и обязать Федеральное государственное казенное учреждение Военно-морской клинический госпиталь» Министерства обороны РФ внести соответствующие изменения в трудовой договор с С. в части гарантий и компенсаций, установленных в связи с работой с вредными и (или) опасными условиями труда в виде права на повышенный размер оплаты труда в размере 25 % к должностному окладу, ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска в размере 35 календарных дней, сокращенной продолжительности рабочего времени 36 часовой недели(1).

Зачастую наемным работникам, у которых возникает право на получение дополнительных гарантий и компенсации, приходится защищать свои права на получение дополнительных законных гарантий и компенсаций через суд. Значительную часть составляют дела, в которых бюджетные организации, не обладающие достаточным финансированием, отказывают своим работникам в предоставлении гарантий и компенсаций, ссылаясь как раз на отсутствие достаточного финансирования. Вместе с тем, как указал Ленинский районный суд г. Комсомольска-на-Амуре, такая причина не является законной при отказе в предоставлении гарантий и компенсаций наемным работникам.

Т. обратилась в Ленинский районный суд г. Комсомольска-на-Амуре с иском к МОУ СОШ о возмещении расходов по оплате стоимости проезда и провоза багажа при переезде из местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, к новому месту жительства. В обоснование заявленных требований указала, что с МОУ СОШ был заключен трудовой договор, который был расторгнут по собственному желанию в связи с переездом на постоянное место жительства в другой город. Т. подала заявление директору МОУ СОШ о компенсации расходов, связанных с переездом. Вместе с тем, в удовлетворении заявления было отказано в виду отсутствия финансирования.

Суд счел несостоятельным довод представителя ответчика - Финансового управления администрации о том Т. не имеет права на компенсацию расходов, в связи с отсутствием достаточного финансирования и обязал взыскать с Муниципального общеобразовательного учреждения средняя общеобразова­тельная школа с углубленным изучением отдельных предметов в пользу Т. компенсацию расходов по оплате стоимости проезда и провоза багажа к новому месту жительства при переезде из местностей, приравненных к районам Крайнего Севера(2).

Как уже было отмечено ранее работодатели стараются избегать осуществления своих обязанностей по предоставлению гарантий и компенсаций работникам. Одной из причин является отсутствие достаточной меры ответственности за ненадлежащие исполнение или неисполнение названных обязанностей. Единственное, на что могут рассчитывать заявители – это восстановление своих прав через судебные органы и выплаты компенсации морального вреда Вместе с тем, суды охотно присуждают выплату компенсации морального вреда в таких делах.

В суд с иском обратился К., указав, что был принят на работу в АО «ГХК Бор» (г. Дальнегорск местность, приравненная к районам Крайнего Севера) на должность директора по экономике. Позднее он был уволен из АО «ГХК Бор» и был принят в ООО «ДХК Бор» (г. Дальнегорск), переводом с сохранением тех же условий оплаты на должность директора по экономике.

Согласно записи в трудовой книжке он работал в ЗАО «САМ» (местность, приравненной к районам Крайнего Севера) в должности Финансового директора; далее в должности генерального директора.

Стаж работы в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, составил 3 года 49 дней. Соответственно, со дня приёма на работу в ООО «ДХК Бор» ему полагалась надбавка за стаж работы местности, приравненной к районам Крайнего Севера, 30%, а когда северный стаж составил 4 года, 40%. Но при приёме на работу и за время работы в ООО «ДХК Бор» северная надбавка ему была не установлена в размере 30% и 40%, о чём он узнал из расчётных листков, которые ему вручили. В связи с этим истец просил суд обязать ответчика начислить и выплатить ему северную надбавку в размере 30% и 40% от заработной платы за соответствующие периоды.

Суд обязал Общество с ограниченной ответственностью «Дальнегорский химический комбинат Бор» начислить и выплатить К. процентную надбавку к заработной плате за работу в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в размере 30% и 40% за соответствующие периоды, взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Дальнегорский химический комбинат Бор» в пользу К. компенсацию морального вреда.

Б. обратилась в суд с иском о взыскании с ответчика в свою пользу компенсации за неиспользованный отпуск за 2015 год. Б. работала в Момотовском сельсовете Казачинского района Красноярского края в должности главы муниципального образования, по окончанию срока полномочий ей не выплачена компенсация за неиспользованный отпуск продолжительностью 45 дней за 2015 год. В связи с этим, истица просила взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию за неиспользованный отпуск.

Суд, проанализировав представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи, пришел к выводу о том, что исковые требования Б. обоснованы, а доводы представителя ответчика основаны на неверном толковании закона, поскольку предоставление ежегодного оплачиваемого отпуска предусмотрено Законом Красноярского края от 26.06.2008 года №6-1832 «О гарантиях осуществления полномочий депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления в Красноярском крае» и Уставом Момотовского сельсовета Казачинского района Красноярского края, прекращение полномочий Б. явилось основанием неполучения ею ежегодного очередного оплачиваемого отпуска согласно утверждённому графику отпусков, что не лишает её возможности получить денежную компенсацию за неиспользованный отпуск согласно статье 127 ТК РФ в связи с тем, что осуществление полномочий на выборной должности является одной из форм реализации гражданами Российской Федерации права на труд.

Суд удовлетворил требования Б. и обязал взыскать с администрации Момотовского сельсовета Казачинского района Красноярского края в пользу Б. компенсацию за неиспользованный очередной отпуск.

К сожалению, не все работники, которые сталкиваются с нарушением их прав, защищают их через судебные инстанции, поэтому представить, насколько часто работодатели нарушают требования трудового законодательства не представляется возможным.

Для целей восстановления прав граждан на получение законных гарантий и компенсаций в соответствии с трудовым законодательством, в этой связи, субъекту права законодательной инициативы может быть предложено внесение изменений в действующее законодательство в части ужесточения ответственности работодателя за неисполнение и ненадлежащие исполнение требований трудового законодательства о предоставлении гарантий и компенсаций наемным работникам.

 

Список литературы:
1. Решение по делу 2-128/2016 ~ М-84/2016//https://rospravosudie.com/court-mirninskij-gorodskoj-sud-arxangelskaya-oblast-s/act-564375116/
2. Решение по делу 2-1174/2017 ~ М-1056/2017// https://rospravosudie.com/court-leninskij-rajonnyj-sud-g-komsomolska-na-amure-xabarovskij-kraj-s/act-558587370/