Статья:

Становление, эволюция и предложения по совершенствованию института бюро кредитных историй в России.

Конференция: L Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Котоян М.А. Становление, эволюция и предложения по совершенствованию института бюро кредитных историй в России. // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. L междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(50). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/10(50).pdf (дата обращения: 22.01.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Становление, эволюция и предложения по совершенствованию института бюро кредитных историй в России.

Котоян Мария Агасиновна
студент Северо-Западного института (филиала) университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), представитель Совета молодых юристов Вологодского регионального отделения Ассоциации юристов России, РФ, г. Вологда
Белоусов Андрей Леонидович
научный руководитель, доц. кафедры Предпринимательского и трудового права Северо-Западного института (филиала) университета имени О.Е. Кутафина, РФ, г. Вологда

 

В России кредитные бюро начали появляться еще до Октябрьской революции (в 1905–1917 гг.). Для предоставления кредиторам информации о платежной системе заемщиков для снижения в целях снижения рисков кредитования, при биржевых советах и объединениях деловых людей действовали специальные конторы. Данные использовалась и при установлении деловых контактов между предпринимателями, что было особенно актуально в условиях их географической отдаленности [4]. В связи с тем, что в условиях полной государственной монополии и обязательной трудовой деятельности в период СССР кредитные бюро не действовали, так как надобность в них практически отпала [2].

В настоящее время в России функционируют частные БКИ, которые стали развиваться с 2005 г. после вступления в силу Федерального закона № 218-ФЗ «о Государственной регистрации недвижимости» [6]. Закон обязал все кредитные организации направлять сведения о должниках хотя бы в одно БКИ. Одновременно банки получили возможность запрашивать в них сведения о потенциальных заемщиках. Кредитный отчет состоит из четырех частей: титульной, основной, дополнительной (закрытой) и информационной. Бюро кредитных историй обязаны передавать информацию титульной части в Центральный каталог кредитных историй (далее - ЦККИ). С 1 марта 2015 г. информация о кредитной истории должна храниться 10 лет (ранее – 15 лет). В мировой практике это один из самых длительных сроков. Можно хранить данные о недобросовестных заемщиках и бессрочно (как в Нидерландах). Однако это может привести к «закрытию» финансирования для ряда лиц и не будет стимулировать их «исправление».

Количество БКИ в России сокращается, основная причина этого – консолидационные процессы. Например, слияние Инфокредита, обслуживавшего Сбербанк Росии, и Экспириан-Интерфакс привело к образованию Объединенного кредитного бюро (ОКБ). В 2011 г. На декабрь 2015 г. действовало 21 БКИ, реестр которых ведет ЦККИ. При этом > 95% кредитных историй сосредоточено в пяти крупнейших бюро. Лидеры рынка – это Национальное Бюро Кредитных Историй (в его базе содержится более 170 млн. кредитных историй), ООО «Эквифакс Кредит Сервисиз» (180 млн.) и ОКБ (183 млн.). Российские БКИ при сборе и предоставлении информации не взаимодействуют друг с другом, как, например, «большая тройка» в США. Это создает неудобства для банков при запросе информации о заемщике, если его кредитная история хранится в нескольких БКИ.

Далее затронем эволюцию российского Федерального закона № 218-ФЗ « о Государственной регистрации недвижимости». С 2005 г. указанный закон регулярно дополнялся, однако значимые изменения были внесены только в 2014 году: участниками, обязанными предоставлять сведения хотя бы в одно БКИ, кроме кредитных организаций, стали микрофинансовые организации (МФО) и кредитные кооперативы; информация стала предоставляться без согласия субъекта кредитной истории; стало возможным получить кредитный отчет не только для заключения договора займа (кредита), но и для иных целей6 с согласия субъекта кредитной истории.

Следующими существенными изменениями было то, что субъектами кредитной истории стали поручители, принципалы, в отношении которых выдана банковская гарантия. Если ранее в целях «самостоятельного аннулирования» кредитной истории физическое лицо могло поменять фамилию или имя (и через некоторое время снова пользоваться кредитами банков), то теперь в титульную часть вписываются фамилия, имя и отчество в случае их изменения, а также данные о ранее выданных паспортах[3]. Это несколько снижает кредитные риски банков.

Важной новацией стало предоставление в БКИ информации об уступке права требования и последующем взаимодействии приобретателя права требования хотя бы с одним БКИ. Ранее могли возникать «обрывы» в кредитной истории, то есть при передаче долга записи в кредитной истории прекращались.

База данных для кредитной истории расширилась – в нее стала включаться информация о долгах за жилье, коммунальные услуги, услуги связи, алиментные платежи, автомобильные штрафы. Организации, в пользу которых вынесено вступившее в силу решение суда, но не исполненное в течение 10 дней, вправе представлять информацию в БКИ (с обязательным уведомлением должника). Однако сложная схема вряд ли будет стимулировать передачу ими информации. Для достижения эффекта необходимо обязать их предоставлять такую информацию в БКИ.

Можно наблюдать, что российская практика в области функционирования института БКИ вполне соответствует международному опыту. Гораздо важнее другое – закредитованность населения растет, а у БКИ есть возможность контроля за этой важной социально-экономической проблемой. Насколько глубоки проблемы? Используется ли потенциал БКИ для их разрешения?

Несмотря на то что Всемирный банк назвал российское законодательство о БКИ одним из лучших в мировой практике, стоит рассмотреть возможность модернизации отдельных аспектов функционирования института БКИ. Необходимо отметить, что в современной экономической литературе этому вопросу уделено незначительное внимание [3].

С 01.03.2015 кредитную историю можно запрашивать и для иных целей с согласия заемщика (например, работодателю, арендатору и др.). Данная новация близка к модели действия кредитных бюро за рубежом. Однако у работодателя после изучения кредитной истории заемщика могут возникнуть предубеждения. И зачем нефинансовым организациям слишком подробная информация? Следует законодательно сократить номенклатуру данных, раскрываемых в целях, отличных от выдачи ссуд, и включать в отчет только определенные сведения (например, о наличии и длительности просрочек).

Стоит проработать и вопрос отмены ежегодных бесплатных отчетов, так как затраты БКИ по их предоставлению крайне существенны. Например, в 2013 г. в НБКИ кредитную историю запросили 400 тыс. чел. (затраты бюро составили более 125 млн. руб.), в 2014 г. – более 500 тыс. чел. (затраты – более 300 млн. руб.). Стоит подчеркнуть, что при посредничестве в получении таких кредитных отчетов нотариусы и почтовые организации (прежде всего это Почта России) получают доход (около 300–700 и 100–500 руб. соответственно), а БКИ – нет. Финансово грамотные люди знают о своем праве раз в год бесплатно запросить кредитный отчет. Если бесплатно, почему не запросить? Для первого-второго обращения можно законодательно установить единый тариф, например, в размере 100 руб., что сократит вал заявок и позволит БКИ получать справедливый доход. При этом низкая стоимость обращений явно не «ударит по карману» клиентов

В настоящее время существует финансовая ответственность кредитора, проигнорировавшего запрос БКИ о проверке данных по просьбе заемщика (штраф в сумме 30–50 тыс. руб. за каждый случай). Это вынуждает кредиторов внимательно относиться к просьбам своих заемщиков, поэтому случаи «отмалчивания» банков единичны. При этом ошибки БКИ нередки, а финансовая ответственность за них отсутствует. Также необходимо законодательно установить плату за ошибки, которые обнаружил заемщик (например, 1–2 тыс. руб., возмещаемые БКИ самостоятельно или за счет банка, предоставившего неверную информацию).

Финансовая деятельность БКИ в настоящее время непрозрачна, так как эти организации не обязаны публично представлять свою отчетность. Возникает вопрос, какова их прибыль и что является главной статьей доходов? Известно лишь, что ежемесячная плата банков и других участников составляет 7–15 тыс. руб., а стоимость единичного запроса кредитной истории – 30–100 руб. [5]. На этом основании можно отслеживать объемы их доходов, а также применить опыт Японии по возврату сверхприбыли.

Актуальным остается вопрос об обязательной передаче информации о кредитных историях в Банк России для мониторинга и корректировки национальной денежно-кредитной политики. Значительные риски банков, которые приводят к увеличению нестабильности в финансово-банковской сфере, рост закредитованности граждан, сложная экономическая ситуация в условиях санкций против России подчеркивают своевременность введения этой новации.

 

Список литературы:
1. Белоусов А.Л. «Обращение взыскания на единственное жилье как способ обеспечения исполнения обязательств должником» // Финансы и кредит. 2017. Т. 23. № 20 (740). С. 1173–1183.
2. Захаров В.С. «Потребительский кредит в СССР». – М.: Финансы и статистика, 1986. 76 с.
3. Квочкин О.В. «О перспективных направлениях изменения деятельности бюро кредитных историй» // Научный вестник Волгоградского филиала РАНХиГС. Сер.: Экономика. 2011. Т. 1. № 5. С. 37–40.
4. Копейкин А.Б., Рогожина Н.Н. «Зарубежный опыт работы кредитных бюро и перспективы развития системы кредитных бюро в России». – М.: Фонд «Институт экономики города», 2005. 106 с.
5. Мамута М.В., Сорокина О.С., Тян В.Л. «Вопросы развития кредитных бюро в России» // Деньги и кредит. 2015. № 15. С. 45–50.
6. Федеральный закон от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» // О применении данного документа см. части 7, 8 статьи 25 Федерального закона от 29.07.2017 № 218-ФЗ.