Статья:

Феномен непризнанных государств: плюрализм интерпретаций

Конференция: XLV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Заяц А.А. Феномен непризнанных государств: плюрализм интерпретаций // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XLV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(45). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/5(45).pdf (дата обращения: 22.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Феномен непризнанных государств: плюрализм интерпретаций

Заяц Алина Александровна
студент 4 курса юридического факультета ГОУ ВПО Донецкого Национального Университета, Украина, г. Донецк

 

Статья посвящена анализу теоретико-методологических аспектов изучения непризнанных государств. Обобщаются и раскрываются основные интерпретации понятий, используемых современной политической наукой для обозначения данного феномена, а также рассматриваются его основные теории и типологии.

Проблема непризнанных геополитических образований стала актуальной в политической и правовой мысли довольно давно. Практически половина современных государств прошла через период непризнанности государства, который мог длиться десятилетиями. Нидерланды, например, получили международно-правовой статус в 1648 году спустя почти 70 лет после провозглашения своей независимости.

Повышение степени актуальности к данной проблеме обусловлено распадом СССР, Чехословакии и Югославии, а, вместе с тем, появлением новых политических акторов на международной арене. Вместе с СССР прекращает существование Ялтинская система сдержек и противовесов, установившаяся после Второй Мировой Войны. Данные события стали своеобразной точкой бифуркации, благодаря которой, за сравнительно короткий срок появилось довольно большое количество государств. Помимо бывших социалистических республик, ставших полноправными субъектами мирового политического процесса, появились геополитические образования, которые хоть и обладали всеми признаками государственности, что и новообразованные республики, однако не были признаны мировым сообществом. Возникает закономерный вопрос - почему же одни государства стали полноправными участниками мирового политического процесса, другие же такого статуса не получили. Во-первых, стоит отметить, что мировое сообщество до сих пор не пришло к единому мнению относительно механизма признания новообразованных государств. Во-вторых, данный механизм неразрывно связан с различного рода колебаниями на мировой арене, где нередко мировые сверхдержавы используют непризнанные государства для реализации своих политических, экономических и военных амбиций. Действительно, стоит отметить, что непризнанные государства уже давно стали как субъектами, так и объектами международной политики. В этой связи нельзя не согласится с высказыванием руководителя Кавказского отдела Лондонского института по освещению войны и мира Томаса де Ваала – «не имеет смысла рассматривать непризнанное государства как временное явление, которое само по себе исчезнет» [5]. Таким образом, данный феномен является объективной реальностью, а значит возникает необходимость его научного объяснения.

В настоящее время идет поиск и разработка наиболее эффективных и удачных теоретико-методологических подходов к изучению феномена непризнанности. Прежде всего, об этом свидетельствует сложившееся в политической науке многообразие научных понятий, используемых для обозначения данной категории государств. По мнению большинства исследователей данной проблематики, вся природа изучаемого нами явления наиболее точно раскрывает категория «непризнанное государство». В частности, по мнению российского политолога А.Г. Большакова, «непризнанное государство» является более точным понятием при объяснении реальных происходящих политических процессов в мире, чем широко используемые термины, такие как «непризнанные территории», «самопровозглашенные государства», «территории со спорным статусом», «территории с отложенным статусом» и прочее. Последние имеют, скорее, эмоциональное наполнение с некоторым оттенком несправедливости и высокомерия со стороны полноправных членов международного процесса. Непризнанным может быть названо государственное образование, лишенное международного признания, но обладающее всеми другими признаками государственности [1]. Тут же следует уточнить, что исследователь имеет ввиду те государственные образования, которые обладают всеми признаками государства и функционируют на протяжении десятилетий.

Российский политолог З.М. Силаева также отмечает преимущество понятия «непризнанное государство» над другими терминами, обозначающими данный феномен. По её мнению, непризнанные государства – это политико-территориальные образования обладающие в большинстве случаев ключевыми атрибутами государственности и, в первую очередь, способностью к эффективному внутренне легитимированному контролю над основной территорией при отсутствии международного признания, без которого они не могут полноправно вступать в правовые отношения с другими государствами [6].

Очень интересно мнение российского политолога И.М. Бусыгиной, которая утверждает, что непризнанные государства – всего лишь стадия пребывания территории на пути формирования её государственности. Многие современные государства, в том числе и некоторые сверхдержавы, проходили данный этап, который мог длиться десятилетиями. По словам самой исследовательницы, данный этап может возникнуть под воздействием ряда событий – сецессии или ирредентизма различных территорий, распада государств или резкой ломки политического режима. Непризнанные государства могут стать полноценными независимыми государствами, могут быть поглощены страной, от которой пытались отделиться, побывав определенное время в статусе де-факто независимости, могут весьма долго сохранять свой переходный статус [3]. Дальнейшее развитие событий будет зависеть от различного рода факторов – от культурно-этнических особенностей территории до внешней поддержки сверхдержавы.

Инновационным термином в обозначении исследуемых нами категорий государств выступают понятия «де-факто государства» и «де-юре государства». по мнению российской исследовательницы Н.И. Харитоновой, обозначенные термины одновременно с категорией «непризнанное государство» наиболее точно отражает суть изучаемого нами феномена [8]. Государство «де-юре» означает, что государство, которое является членом ООН, рассматривает свои отношения с государством, которое не является членом ООН, как с признанным, во всей возможной совокупности правовых отношений на двусторонней основе, По мнению российского политолога В.Е. Журавлева, означает установление дипломатических отношений, признание государства полноправным субъектом международного права [4]. Касательно государств «де-факто», то они могут существовать в течение длительного времени, обладать реальным суверенитетом и полнотой власти в рамках своих границ, а, в некоторых случаях даже являться активными субъектами экономических, культурных и иных международных отношений. Единственный признак, отличающий их от партнеров по международному сотрудничеству, заключается в том, что они не признаны мировым сообществом.

Изучая феномен «непризнанного государства», необходимо различать две основные теории – конститутивную и декларативную, которые лежат в основе целого ряда доктрин признания или непризнания суверенитета государств. Согласно конститутивную теории, хорошо изложенной Л. Оппенгеймом в его работе «Международное право» 1905 года – государство не существует до его официального признания другими государствами [7]. То есть, государство не может обладать всеми правами на международной арене, до его официального признания. Сторонники данной теории, аргументируя свою точку зрения, ссылаются на необходимость усилить контроль международного сообщества в отношении новообразовавшихся государств.

Декларативная теория же исходит из того, что существование государства в качестве субъекта международного права не зависит от его признания или непризнания другими геополитическими образованиями. Данная теория является наиболее «приближенной» к современным реалиям, однако и она не решает вопрос различного рода злоупотреблений странами мирового сообщества признавать или не признавать государства по своему собственному усмотрению.

По мнению автора статьи, декларативная теория является наиболее близкой к истине, поскольку представление о том, что существование государства зависит от того, признают ли его юридически другие участники международного права. Если одно государство не признает другое государство, то от этого непризнанное государство не перестает существовать.

Согласно А.Г. Большакову, непризнанные государства могут быть типологизированы по различным основаниям. Делается это для упрощения изучения данного явления. В его типологии ключевым критерием выступает контроль над своей территорией. По этому показателю непризнанные государства делятся на четыре типа. Первый тип – это государства с полным контролем над своей территорией (Преднистровье, Абхазия, Южная Осетия), Второй тип – непризнанные государства, контролирующие свою территорию лишь частично (нагорный Карабах, ДНР, ЛНР). Третий тип – образования под протекторатом международного сообщества (Косово, которое юридически является частью Сербии, однако управляется администрацией ООН с 1999 года на основании резолюции 1244 Совета Безопасности ООН). Четвертый тип – квазтигосударственные образования, контролирующие анклавы компактного расселения своей этнической группы. (Курдистан; курды этнос, не получивший право на самоопределение, но имеющий влияние на территорию его проживания, а это части Турции, Ирана, Ирака, Сирии) [2].

По критериям признания суверенитета выделяют непризнанные государства и частично признанные государства. Связано это с тем, что мировым сообществом не только не выработан механизм признания государства, но и нет установленных данных – сколько субъектов международной политики должны признать это государство. Можно ли считать непризнанным государством Тайвань, который признали более 20 международных акторов, или Западную Сахару, признанную более 40 странами. А Абхазию признали пять государства-членов ООН, среди которых Российская Федерация, которая считается ключевым игроком на международной арене. По мнению автора работы, подобные типологии несовершенны, однако их отсутствие еще больше затруднит изучение феномена непризнанного государства.

Перечень современных непризнанных государств в научном дискурсе довольно таки велик – Приднестровская Молдавская Республика, Республика Абхазия, Республика Южная Осетия, Нагорно-Карабахская Республика, Китайская Республика на Тайване, Турецкая Республика Северного Кипра, Косово, Западная Сахара и многие другие. Этот список в 2014 году дополнился еще и Донецкой и Луганской Народными Республиками, которые провозгласили свою независимость от Украины вследствие незаконного переворота и смены власти.

Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что феномен «непризнанное государство» является актуальной теоретико-методологической проблемой современной политической науки, требующей дальнейшего изучения. В этой связи научный интерес представляют работы отечественных ученых, имеющих возможность исследовать проблему непризнанных государств «изнутри».

Подводя итог, стоит отметить, что данная проблематика требует дальнейшего изучения и выработке практических рекомендаций в решении данного вопроса, так как люди, проживающие на территории непризнанного государства, фактически становятся «заложниками» сложившейся ситуации. Длительное отсутствие признания новообразованного государства со стороны мирового сообщества ущемляет права и интересы граждан, что является недопустимым в современном обществе, где главной ценностью являются права и свободы человека.

 

Список литературы:
1. Большаков А.Г. Непризнанные государства постсоветского пространства – [Электронный ресурс] – Режим доступа http://www.politex.info/content/view/76/31/ (дата обращения 02.11.2016).
2. Большаков А.Г. Непризнанные государства европейской периферии и пограничья / А.Г. Большаков // Международные процессы. – Т. 5. «Интеграция и национальный интерес» – 2007. – № 3 (15). – С. 86.
3. Бусыгина И.М. Политическая регионалистика: учеб. пособие / И.М. Бусыгина. – М.: МГИМО (У); РОССПЭН, 2006. – С.75.
4. Журавлев В. Е. О применении принципа признания «де-юре» для «непризнанных» государств – [Электронный ресурс] / В.Е. Журавлев. – Электрон. текстовые данные. – Режим доступа: http://www.russkie.org/index.php?module=fullitem&id=10114 (дата обращения 03.11.2016.).
5. От самоопределения к международному признанию: Абхазия, Нагорный Карабах, Приднестровье, Южная Осетия. – Тирасполь: ЦСПИ «Перспектива», 2008. – С. 35.
6. Силаева З.В. Признание независимости спорных государств в современной мировой политике // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология, и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2011. – №7 (13) в 3-х ч., Ч.1. С.135.
7. Сквозников А.Н. Феномен непризнанных и частично признанных государств и особенности их правосубъектности // Вестник Самарской гуманитарной академии. – Самара: Изд-во Самар. гуманит. акад., 2011, № 2 (10). – С. 7.
8. Харитонова Н. И. Приднестровье: в точке бифуркации // Национальная оборона. – 2015. – № 7 – С. 62–68.