Статья:

Моя семья: история и судьбы

Конференция: XLVII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: История и археология

Выходные данные
Кремер К.А., Михель И.К. Моя семья: история и судьбы // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XLVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(47). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/7(47).pdf (дата обращения: 21.10.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Моя семья: история и судьбы

Кремер Кирилл Александрович
студент КрИЖТ ИрГУПС, РФ, г. Красноярск
Михель Ирина Константиновна
студент КрИЖТ ИрГУПС, РФ, г. Красноярск
Шевченко Нина Петровна
научный руководитель, канд. ист. наук, доц., КрИЖТ ИрГУПС, РФ, г. Красноярск

 

«Трехлетним осужден,

Совсем без суда

Трехлетним погружен

Незнамо куда.

В глубокой Сибири…

Мы лишние тут

К людям подселили

Мы им, как хомут.

Совсем нас не кормят,

Лишь малость дают.

На нас, немцев, смотрят:

“Фашисты”, - зовут.»

А. Штоль*

 

В период 70–80-х гг. XX в. появляется такое направление в исторической науке, как локальная история, или микроистория. В "новой локальной истории" сложилось два главных подхода к изучению человеческих общностей. Первый из них подходит к решению проблемы со стороны индивидов, составляющих общность, и имеет предметом исследования жизненный путь человека от рождения до смерти, описываемый через смену социальных ролей и стереотипов поведения и рассматриваемый в контексте занимаемого им на том или ином этапе социального жизненного пространства.

Второй подход отталкивается от раскрытия внутренней организации и функционирования социальной среды в самом широком смысле этого слова. Коллективная биография локальной общности стала главным методом «истории снизу». При этом «история снизу» подходит к изучению локального сообщества через историю отдельных личностей его составляющих.

В современной России далеко не каждый подросток и даже взрослый знает, своих ближайших предков. В иной семье зачастую лучше известна родословная их собак и кошек, чем собственного рода. Сегодня, благодаря компьютерным технологиям, в том числе и Интернету, каждый человек имеет возможность провести исследование своей родословной и воссоздать генеалогическое древо. Но все- таки главное – это люди – носители и хранители исторической памяти, семейные архивы (письма, фотографии).

Наряду с проблемами сохранения исторической памяти, не менее остро сегодня стоит проблема межкультурного диалога. В обществе появились тенденции к межэтническому расслоению, обособлению, зачастую переходящие в национальную нетерпимость и непримиримость. Необходимостью сохранения прочности государства объясняется особое внимание к развитию культуры межнациональных отношений на современном этапе. Поэтому история отдельных семей и людей, не по своей воле оказавшихся за пределами исторической родины и начавших новую жизнь в Сибири, несомненно представляет интерес.

Будут ли когда-нибудь у нас различать немцев и фашистов? Особая глава в истории российских немцев – их автономная республика, созданная ленинским декретом 19 октября 1918 года и уничтоженная сталинским указом 28 августа 1941 года.

В Красноярске в настоящее время проводятся всевозможные межкультурные диалоги с целью воспитания в людях толерантности. К примеру, ежегодно в партнерстве с Немецким культурным центром им. Гете в Красноярске организуются Дни немецкого кино. Немецкая диаспора участвует в проекте «Диалог на Енисее: народы Сибири», а в 2013 г. стала одним из организаторов приезда в Красноярск передвижной выставки «Немцы в российской истории». В ноябре 2011 г. Немецкое национальное культурное общество стало одним из организаторов конференции «Немецкие диалекты в России: прошлое, настоящее и будущее отечественной островной диалектологии», прошедшей в стенах Красноярского педагогического университета им. В. П. Астафьева.

Мы выяснили, насколько история нашего Красноярского края тесно связана с судьбами людей, репрессированных по разным причинам.

По данным архивного отдела спецфонда информационного центра по ГУВД края, за период с 1930 по 1955 годы Красноярский край был превращен в каторгу с многочисленными зонами «Краслаг», «Норильлаг» и другие. Общее число заключенных и спецпереселенцев составило 545 тысяч человек, 37 национальностей, среди них государственные чиновники, политики, ученые, интеллигенты. (Редакция М.Валко «Честь и Родина», № 44 (152), 20 ноября 2001 г. с сайта «Мемориал»).

Когда в 1941 году начались массовые репрессии по национальному признаку, Красноярский край, наряду с другими регионами Сибири, стал местом ссылок, лагерей, тюрем и великих строек. Под своим небосводом он приютил сотни тысяч людей из разных мест огромной территории СССР. Многие из них обрели здесь свою вторую родину, создав многорелигиозную, многоукладную, миролюбивую дружную трудовую семью.

Мы неслучайно выбрали эту тему, так как она непосредственно связана с историями наших семей. Испытывая чувство гордости за наших предков, которые преодолели столь тяжелые жизненные испытания: потерю близких родственников, голод, издевательства и унижения; мы считаем своим долгом, сохранить память о наших корнях.

Сейчас можно не стыдиться своей национальности, однако в то время люди не видели разницы между «фашистами» и «немцами», что сыграло злую шутку с последними. Несмотря на то, что наши родственники были далеки от фашистской идеологии, избежать страшной участи им не удалось.

8 августа 1941 года немцы Поволжья были объявлены шпионами и диверсантами. Этот день, первая половина которого ничем не отличалась от других, стал переломным для немцев Поволжья, на их территорию были введены войска НКВД СССР ( народный комиссариат внутренних дел СССР). Людям было сообщено о их депортации, в связи с различными обвинениями в шпионаже, вплоть до предательства родины, и дано 24 часа на сборы, после чего их должны были разослать в удаленные регионы страны: Сибирь, Казахстан и Средняя Азия.

Кирилл: Под репрессии попали и мои родственники, среди них: мой прадед Кремер Ёрх Генрихович, его жена Кремер Адлай, мой дед Кремер Самуил Георгиевич, два его брата Фридрих и Андрей, а также их сестра, информация о которой была утеряна. Покидая свой родной дом, свою землю, даже в такой сложной и чрезвычайной ситуации они не забыли про свою родословную – из всей домашней утвари они взяли с собой, именно, Библию, которая передавалась в моей семье по наследству и являлась большой исторической ценностью для нас, как для немцев.

 

Рисунок 1. Библия

 

До контрольного пункта назначения – Сибири, добрались не все, много людей трагически погибло в пути от голода и условий, в которых им приходилось находиться. В Ачинске на пересылке погибла от голода дочь моего прадеда. Из Ачинска их отправили в Усть Есть на юг Хакасии , с целью службы в трудармии. Там от утомления и непосильной работы умер брат моего деда Андрей, деду же удалось избежать этой участи, устроившись машинистом, так как в то время эта профессия была очень востребована. Благодаря этому дед получил возможность выезда из своего села в Абакан и близлежащие города, где и познакомился с моей бабушкой Риммой.

Ирина: Родители моего отца являются жертвами сталинских репрессий. К сожалению, никаких справок, касающихся моего деда, Михеля Александра Филипповича, у нас не имеется. Известно, что во время депортации их семью отправили на север, где условия для жизни были крайне тяжелые, и многие члены семьи погибли.

О моей бабушке, Марте Генриховне Якоби, мне известно больше. Бабушка умерла, когда мне едва исполнилось 2 года, но моим родителям она рассказывала о тех страшных днях. Жили они со своей семьей в селе Высокое (Красноармейский район, Саратовская область). Оповестив их о депортации, сказали брать с собой только то, что можно поместить в руки, никаких больших сумок. По словам бабушки самое ценное, что не успели взять с собой это фотографии. Уезжала семья в составе восьми человек (шестеро из которых были дети). Добрались до места ссылки, потеряв одного ребенка. Самая старшая дочь погибла от голода. Ехали они до Хакасии около двух месяцев. Прибыв в деревню Давыдково, они не знали даже русского языка. Пришлось долгое время терпеть издевательства и унижение от местных жителей. В семье бережно хранится справка о реабилитации как свидетельство истории.

 

Рисунок 2. Справка о реабилитации

 

Приступив к исследовательской работе, мы посетили государственный архив Красноярского края (ГАКК). Однако информация такого рода хранится в местах начального пребывания репрессированных и на пунктах их пересылки (в моем случае - это Саратовская область, г.Саратов, и г.Ачинск, посетив архив в городе Ачинске, стало известно, что вся информация там была утеряна), а в связи с невозможностью приехать в Саратов мы отправили туда запрос, на что нам ответили, что информация подобного рода в электронном виде не предоставляется.

В настоящее время в Красноярском крае проживает около 20 тыс. немцев, более 4 тыс. из них живет в столице региона. Красноярская региональная национально-культурная автономия немцев является членом Общественной палаты национальностей Гражданской ассамблеи края, выступает активным участником культурной и образовательной жизни Красноярска и Красноярского края.

В ноябре 2011 г. Немецкое национальное культурное общество стало одним из организаторов конференции «Немецкие диалекты в России: прошлое, настоящее и будущее отечественной островной диалектологии», прошедшей в стенах Красноярского педагогического университета им. В. П. Астафьева. Для обмена опытом и планов на дальнейшую работу в области отечественной немецкой диалектологии в столице края собрались исследователи из разных городов России, включая Москву и Санкт-Петербург.

 Красноярский край – территория, где проживает огромное количество национальностей, кто-то приезжал сюда добровольно, а кто-то был вынужден здесь поселиться. За полвека переселенцы многое переняли от коренных сибиряков и успели полюбить свою новую Родину, но из поколения в поколение старались передавать национальные традиции и уклад. Немцы сохранили свое национальное самосознание, стереотипы поведения, чувство общности происхождения и культуры. И мы считаем себя частью этой культуры.

 

Список литературы:
1. Красноярское общество «Мемориал» – [Электронный ресурс] – М., 1998–2017. URL: http://http://www.memorial.krsk.ru (Дата обращения: 18.04.2017).
2. «Энциклопедия Красноярского края» (Немецкое национальное культурное сообщество) – [Электронный ресурс] – М., 2015-2017. URL:http://my.krskstate.ru/docs/national_culture_groups/nemetskoe-obshchestvo (Дата обращения: 18.04.2017).
3. Штоль, А. Порыв: Сборник стихов / Артур Штоль. – Зеленогорск: Издательство «Зеленогорская типография», 2001. – 136 с.