Статья:

Ответственность за нарушение исключительных прав как самостоятельный вид обязательства в гражданском праве

Конференция: XXXIX Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Иванова М.В. Ответственность за нарушение исключительных прав как самостоятельный вид обязательства в гражданском праве // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XXXIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(39). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/10(39).pdf (дата обращения: 15.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 7 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Ответственность за нарушение исключительных прав как самостоятельный вид обязательства в гражданском праве

Иванова Марина Владимировна
магистрант 1-года обучения, юридический факультет, Гуманитарный университет, РФ, г. Екатеринбург

 

Анализ способов защиты и мер ответственности за нарушение исключительных прав, предусмотренных Частью четвёртой Гражданского Кодекса Российской Федерации в системе гражданско-правовых обязательств, а также судебная практика, сложившаяся по требованиям в связи с нарушением исключительных прав, показывают, что принятая в гражданском праве классификация обязательств по критерию возникновения, – договорные и внедоговорные, – не а вполне отражает действительность, когда дело касается правоотношений, возникающих по поводу объектов интеллектуальных прав.

Мы продемонстрируем, что объективно существующий самостоятельный вид обязательства – обязательство вследствие нарушения исключительных прав, не находит своего отражения ни в теории российского обязательственного права, ни в самой структуре изложения гражданского Кодекса. Так в разделе IV ГК РФ «Отдельные виды обязательств» о существовании такого обязательства не сказано. И тот факт, что нормы, регулирующие применение мер ответственности вследствие нарушения исключительных прав, содержатся в Части четвёртой ГК «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», не называя данное правоотношение особым обязательством, связанным с определённым юридическим фактом, создаёт атмосферу правовой неопределённости, особенно для субъектов предпринимательской деятельности.

С точки зрения оснований возникновения обязательство вследствие нарушения исключительных прав возможно:

·     в договорных отношениях, если Лицензиат использовал исключительные права на результат интеллектуальной деятельности сверх того объема прав, который ему был передан по договору (предоставил сублицензию в отсутствие права на сублицензирование; получил право на издание, но осуществил ещё и переработку путём перевода, в отсутствие права на переработку, и т.п.);

·     во внедоговорных деликтных отношениях, когда нарушение исключительных прав причинило правообладателю имущественный вред (на рынок поступила партия контрафактного товара по демпинговым ценам и владелец «чистого» товара понёс убытки; «пиратская» копия фильма опубликована в сети Интернет и в прокате фильм теряет сборы, и т.д.);

·     во внедоговорных отношениях, не предполагающих возникновения имущественного вреда у правообладателя.

Дело в том, что объективная сторона нарушения исключительных прав сформулирована следующим образом – использование результата интеллектуальной деятельности, осуществлённое без согласия правообладателя (абз.3 п.1 ст.1229 ГК РФ).

А согласие правообладателя как реализация правомочия по распоряжению исключительным правом – разрешение использовать произведение, – невозможно без соблюдения письменной формы через предусмотренные Законом (поименованные) договоры: договор об отчуждении исключительных прав (ст.1234 ГК РФ), либо лицензионные договоры (ст.1235, ст.1236 ГК РФ) о предоставлении права использовать результат интеллектуальной деятельности на определённых условиях и в определённом объёме. Закон, помимо прочего, прямо говорит, что отсутствие запрета не считается согласием правообладателя на использование произведения другими лицами (абз.2 п.1 ст.1229 ГК РФ).

Анализ предусмотренных Законом способов защиты исключительных прав (ст.1252 ГК РФ) показывает, что меры ответственности за нарушение не зависят от предшествующих нарушению отношений сторон. В п.3 ч.1 ст.1252 сказано, что требование о возмещении убытков может быть предъявлено как за неправомерное бездоговорное использование, так и за иное нарушение исключительных прав, причинившее вред. Это обстоятельство, с одной стороны, делает возможным отнести ответственность по такому обязательству к разряду деликтных по 59 главе ГК РФ, по признаку наличия вреда безотносительно отношений сторон (как например, ответственность перевозчика за вред жизни и здоровью, причинённый источником повышенной опасности в рамках договора о перевозке пассажира).

Но предусмотренный ч.3 ст.1252 специальный способ защиты – право требовать выплаты компенсации вместо возмещения убытков за нарушение исключительного права, не связывает наступление ответственности с фактом причинения вреда, а только с нарушением – т.е. использованием результата интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя, поскольку «компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения». Правообладатель по такому требованию освобождается от доказывания размера убытков, доказывает лишь факт использования в отсутствие своего согласия, что делает состав нарушения исключительных прав формальным по сути. Ведь для наступления ответственности не только размер, но и существование убытков как таковых не имеет значения. Таким образом, выходит, что обязательство возникает даже если вреда нет, следовательно, обязательство вследствие нарушения исключительных прав не обязательно деликтное.

Таким образом мы установили, что для наступления ответственности за нарушение исключительных прав не имеет значения наличие вреда (не деликт), и не имеет значения отношения сторон, предшествовавшие нарушению (не договор). Основанием является факт нарушения исключительных прав.

Субъектный состав любого обязательства (должник и кредитор) характеризуют само обязательство. В отношениях по поводу нарушения исключительных прав кредитором всегда является правообладатель, а должником лицо, нарушившее его исключительные права, т.е. использовавшее принадлежащий правообладателю результат интеллектуальной деятельности без согласия такого правообладателя.

Содержание обязательства (ст.307 ГК РФ) состоит в том, что должник (нарушивший исключительные права кредитора-правообладателя) обязан возместить такому правообладателю убытки или выплатить компенсацию, а кредитор-правообладатель вправе потребовать от должника возмещения либо компенсации путём предъявления соответствующего иска в суд.

Кроме того, меры ответственности за нарушение исключительных прав в форме компенсации, предусмотренные Частью четвертой ГК РФ в качестве способа защиты таких прав, представляют из себя уникальное право на стороне кредитора, которое в других обязательствах не предусмотрено (двукратная стоимость контрафактных экземпляров или права использования, либо компенсация в твердой сумме в диапазоне от 10 тысяч до 5 миллионов рублей).

Отличает обязательство за нарушение исключительных прав и субъективная сторона: если субъект предпринимательской деятельности нарушил исключительные права при осуществлении такой деятельности, то ответственность наступает не зависимо от вины (абз.3 п.3 ст.1250 ГК РФ). Такая ответственность регулярна для договорных обязательств (п.3 ст.401 ГК РФ), но как было продемонстрировано выше, Закон не связывает ответственность за нарушение исключительных прав с договорными отношениями сторон, а для внедоговорных деликтных обязательств, в свою очередь, не предусмотрена безвиновная ответственность предпринимателей за действия контрагентов в связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

Таким образом, вследствие нарушения исключительных прав имеет место отдельный вид обязательства.

При этом в Гражданском кодексе РФ появилась статья 307.1 «Применение общих положений об обязательствах», где есть указания о применении тех или иных норм об обязательствах из договоров, обязательствах вследствие причинения вреда и неосновательного обогащения (главы 59 и 60 ГК РФ), а также возникшим из корпоративных отношений (глава 4 ГК РФ) и связанным с применением последствий недействительной сделки.

Представляется, что об обязательствах вследствие нарушения исключительных, и вообще интеллектуальных прав, как минимум следует ввести в статью 307.1 ГК РФ отсылочную норму следующего содержания:

«К обязательствам вследствие нарушения интеллектуальных прав общие положения об обязательствах (настоящий подраздел) применяются, если иное не предусмотрено соответствующими правилами глав 69-77 настоящего Кодекса».

Кроме того, в Четвёртой части ГК РФ содержится целый массив статей, регулирующих правила о договорах (лицензионные договоры и договоры об отчуждении исключительных прав), связанных с распоряжением исключительными правыми на разные объекты интеллектуальных прав (ст.ст. 1233–1240, 1286.1, 1287–1290, 1307, 1308, 1362, 1365–1369, 1426–1429, 1458–1464, 1468–1471, 1487–1490, 1550 ГК РФ), поэтому представляется необходимым дополнить статью 307.1 ГК РФ упоминанием о том, что данный вид обязательственных-договорных отношений существует и регулируется специальными нормами Четвёртой части ГК и что к вопросам не урегулированным специальными нормами, применяются общие положения об обязательствах и общие положения о договоре.

Другими словами, всё, что связано с объектами интеллектуальных прав и, прежде всего, обязательство вследствие нарушения таких прав в настоящее время остаётся «за скобками» и вне поля зрения участников оборота и это следует преодолевать. В том числе в процессе освоения учебных дисциплин по гражданскому праву в теме об обязательствах необходимо отдельно рассматривать обязательство вследствие нарушения исключительных прав наряду с другими, в том числе деликтными обязательствами: вследствие причинения вреда и неосновательного обогащения, а при изучении отдельных видов обязательств необходимо рассматривать правила о договорах по распоряжению исключительным правом (лицензионные договоры и договоры об отчуждении исключительных прав).

 

Список литературы:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301; СЗ РФ. – 2015. – № 29 (часть I). – Ст. 4394.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ // СЗ РФ. – 2006. – № 52 (1 ч.). – Ст. 5496; СЗ РФ. – 2015. – № 29 (часть I). – Ст. 4342. 
3. Гражданское право. Том 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: Проспект, 2011. – 780 с.
4. Гражданское право: В 4 т. Том IV. Обязательственное право: Учебник / отв. ред. проф. Е.А. Суханов. – 3-е изд., перераб и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – 377 с. 
5. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 2.
6. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2001. – 520 с.
7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2006 № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. – № 8.
8. Постановление Пленума ВС РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. – 2009. – № 6.
9. Право интеллектуальной собственности: учебник / под ред. И.А. Близнеца. – 2-е изд., перераб. и доп. – Москва: «Проспект», 2016. – 896 с.