Статья:

Правовой суверенитет Российской Федерации: понятие, содержание и значение

Конференция: XXXVIII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Кадырова Л.М. Правовой суверенитет Российской Федерации: понятие, содержание и значение // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XXXVIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9(38). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/9(38).pdf (дата обращения: 15.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Правовой суверенитет Российской Федерации: понятие, содержание и значение

Кадырова Лейсан Мунировна
студент, Ульяновский государственный университет, РФ, г. Ульяновск

 

Термин «государственный суверенитет» является многогранным понятием. В научной литературе исследуются различные его виды: военный, экономический, идеологический и другие, в том числе можно выделить и правовой. Но что это, юридический феномен, свойства или стороны государственного суверенитета? Ученые не пришли к единой точке зрения, но большинство склоняются к тому, что государственный суверенитет – это комплексное понятие, одна из сторон которого выражается в правовом суверенитете. В то же время право служит своеобразным официальным отражением всех проявлений государственного суверенитета.

А.Л.Бредихин определяет правовой суверенитет, как «внешнее формальное закрепление свойств суверенитета в системе законодательства» [1, с. 77]. Это свойство государственного суверенитета нашло отражение во многих нормативных правовых актах: Конституции РФ, актах государств о признании суверенитета других государств [6], декларациях независимости и в других документах. По мнению Ю.А.Тихомирова, «правовой суверенитет» позволяет находить правильные решения для устойчивости государственных и международных институтов и обеспечения демократии в общественной жизни [4, с. 5]. Было предложено рассматривать внутренний и внешний правовой суверенитет. Если внутренний суверенитет права раскрывается через соотношение права с государством, то внешний устанавливает отношения с иностранным государством. Внешний аспект правового суверенитета отражает основной принцип развития мирового сообщества и отношений между странами.

Правовой суверенитет устанавливает верховенство Конституции и федеральных законов на всей территории Российской Федерации. Если государство является суверенным, то юридически это должно отражаться во всех нормативных правовых актах, и прежде всего в Основном законе страны. Но п. 4 ст. 15 Конституции РФ ставит под сомнение суверенитет Российского государства, так как устанавливает приоритет международного права над внутригосударственным. Это означает, что Россия должна считаться с международными нормами и принципами, которые устанавливаются различными международными организациями. Данная статья представляет собой угрозу для правового суверенитета Российской Федерации, что может привести к потере ее независимости.

Если сравнивать СССР и Российскую Федерацию, то Советский Союз не предусматривал ограничение своего правового суверенитета. Так, в Конституции СССР 1977 года устанавливалось, что Советский Союз строит отношения с другими государствами на основе «соблюдения принципов суверенного равенства», «невмешательства во внутренние дела» и «добросовестного выполнения обязательств, вытекающих из общепризнанных принципов и норм международного права, из заключенных СССР международных договоров» [2]. Таким образом, Советский Союз выражал уважение к нормам международного права, но не признавал их приоритет над национальным правом.

При изучении этой проблемы интересным является положение ст. 79 Конституции РФ. Согласно ей «Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами». Можно ли считать это своеобразным ограничением правового суверенитета? А.А.Троицкая утверждает, что «речь идет о передаче, а не об ограничении полномочий, то есть предполагается не просто прекращение их осуществления государством, а смена субъекта, их осуществляющего» [5, с. 8]. Следовательно, Россия сама принимает решения передавать свои полномочия, а вместе с ними и некоторые свои права межгосударственным объединениям или нет. Да и к тому же эта статья содержит оговорку «если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации». Из чего следует, что заключенные в этом случае международные договоры не должны противоречить Конституции РФ.

При подробном анализе п.4 ст.15 Конституции РФ можно выделить, что не все нормы международного права признаются приоритетными, а только те, которые содержатся в международных договорах. Их в соответствии с п.1 ст.125 Конституции РФ проверяет Конституционный Суд РФ, но только не вступившие в силу международные. Иначе говоря, международные договоры не должны противоречить Конституции. И, прежде чем они начнут действовать на территории Российской Федерации, они должны вступить в юридическую силу, что регулируется ФЗ «О международных договорах Российской Федерации». Согласно ст.15 этого федерального закона международные договоры, «исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов, а также устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом» требует ратификации [7]. Хотя Конституция РФ не конкретизирует саму процедуру придания юридической силы документу, но эта процедура подробно разработана в ФЗ «О международных договорах Российской Федерации». Ратификация – важный этап в процессе признания и применения международных договоров, так как она помогает сохранить правовой суверенитет России и ограничить роль этих договоров в правовой системе государства.

Кроме того, 14 июля 2015 года Конституционный Суд РФ принял постановление, согласно которому была установлена недопустимость включения в правовую систему России международных норм, содержащихся в международных договорах, которые могут «повлечь ограничения прав и свобод человека и гражданина или допустить какие-либо посягательства на основы конституционного строя Российской Федерации и тем самым нарушить конституционные предписания» [3]. Этот нормативный правовой акт подтверждает верховенство и высшую юридическую силу Конституции РФ, а, следовательно, укрепляет правовой суверенитет России.

В настоящее время многие ученые-правоведы говорят о необходимости разработки и принятии федерального закона, который бы регулировал процесс включения норм международного права в правовую систему Российской Федерации, приостановление или отмены их действия в случае противоречия Конституции РФ с целью более точной реализации п.4 ст.15 Конституции, а также не допущения ограничения правового суверенитета России.

Можно предположить, что правовой суверенитет – это закрепление статуса верховенства и независимости государства на законодательном уровне. Он предполагает приоритет национального права над международным. По сути, потеря правового суверенитета означает потерю государственного суверенитета. Что касается России, хотя в п.4 ст.15 Конституции РФ и установлен приоритет международных договоров над внутригосударственным правом, но существует сложный механизм ратификации этих договоров. Более того никакие нормы международного права не должны противоречить Конституции РФ или ограничивать права и свободы человека и гражданина. Нормы международного права не могут быть обязательными для государства помимо его воли. Они могут стать обязательными только в случае признании их государством.

 

Список литературы:
1. Бредихин, А.Л. Юридический суверенитет государства: понятие и содержание // Вопросы правоведения. 2011. №2. С. 77–96.
2. Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик (принята ВС СССР 07.10.1977). // Ведомости ВС СССР. 1977. № 41. Ст. 617.
3. Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 № 21-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» // Собрание законодательства РФ. 2015. № 30. Ст. 4658.
4. Тихомиров Ю.А. Правовой суверенитет: сферы и гарантии // Журнал российского права. 2013. №3. С.5–20.
5. Троицкая, А.А. Государственный суверенитет: ограничение или трансформация содержания? // Конституционное и муниципальное право. 2009. № 10. С. 5–11.
6. Указ Президента РФ от 26.08.2008 №1260 «О признании Республики Абхазия» // Собрание законодательства РФ. 2008. №35. Ст. 4011.
7. Федеральный закон от 15.07.1995 №101-ФЗ (ред. от 12.03.2014) «О международных договорах Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1995. №29. Ст. 2757.