Статья:

Особенности отношения к старости лиц предпенсионного и пенсионного возрастов с различным уровнем образования

Конференция: VII Международная заочная научно-практическая конференция «Научный форум: педагогика и психология»

Секция: Социальная психология

Выходные данные
Гибова И.М. Особенности отношения к старости лиц предпенсионного и пенсионного возрастов с различным уровнем образования // Научный форум: Педагогика и психология: сб. ст. по материалам VII междунар. науч.-практ. конф. — № 5(7). — М., Изд. «МЦНО», 2017. — С. 60-65.
Конференция завершена
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Особенности отношения к старости лиц предпенсионного и пенсионного возрастов с различным уровнем образования

Гибова Ива Михайловна
аспирант, Санкт-Петербургский университет технологий управления и экономики, РФ, г. Санкт-Петербург

 

Features of attitudes to old age persons of pre-retirement and retirement ages with different levels of education

 

Iva Gibova

the graduate student, Saint-Petersburg University of Management Technologies and Economics, Russia, Saint-Petersburg

 

Аннотация. Для современного общества характерно наличие негативных установок по отношению к периоду геронтогенеза, что негативно сказывается на самосознании пожилых людей, усваивающих данные социальные стереотипы. В статье рассматривается преобладающее отношение к старости и его изменение с возрастом у людей предпенсионного и пенсионного возрастов, а также влияние образовательного фактора на отношение к старости у лиц, изучаемых возрастных категорий.

Abstract. Modern society is characterized by the presence of negative attitudes to the period of gerontogenesis. Assimilation of social stereotypes negatively affects the self-consciousness of older people. The article discusses the prevailing attitude to old age and its changes with age in persons of pre-retirement and retirement ages. Also researches the impact of educational factors on attitudes to age in individuals of the studied age categories.

 

Ключевые слова: геронтогенез, лица предпенсионного и пенсионного возраста, отношение к старости, общественные стереотипы, уровень образования.

Keywords: gerontogenes, persons of pre-retirement and retirement age, the attitude to old age, social attitudes, level of education.

 

Период поздней взрослости или геронтогенеза, начинающийся с 60 лет, является довольно продолжительным этапом в жизнедеятельности человека. По данным Федеральной службы государственной статистики на 2015 г. средняя продолжительность жизни в России составила 71,39 г. [7], т.е. для гражданина Российской Федерации период поздней взрослости в среднем длится чуть более 11 лет, что порождает важнейшую социальную задачу профилактики дезадаптивных состояний пожилых людей, приводящих последних к физической, бытовой, социальной и личностной беспомощности, продления активного долголетия и повышения качества жизни лиц пожилого возраста.

Проведенные учеными исследования убедительно свидетельствуют, что период поздней взрослости не обязательно сопряжен с психическим упадком и личностной деградацией [2; 5; 9]. Человек обладает огромными компенсаторными возможностями, реализация которых во многом зависит от выбранной, позитивной или негативной, стратегии старения и сопутствующих им особенностей адаптационных процессов. Так, выбор позитивной стратегии старения характеризуется поиском и применением эффективных способов и приемов компенсации угасающих функций, сохранением контроля за своими эмоциональными проявлениями и поведением, культивированием в себе положительных качеств личности [1; 2; 3], т.е. формированием подлинно компенсаторных механизмов психологического витаукта, способствующих сохранению личности индивида.

Однако выбору позитивной стратегии старения препятствуют множество факторов, к которым относятся и существующие в обществе стереотипы, характеризующиеся отрицательным отношением к старости как периоду хронических заболеваний и глубокой инвалидизации, физической беспомощности и социальной бесполезности [2; 4; 8], на почве этого появляется склонность рассматривать пожилых людей как некое общественное бремя, формируется феномен эйджизма и геронтофобия. Интериоризируя данные негативные социальные стереотипы, пожилой человек неосознанно начинает им следовать, понижая тем самым свой социальный, физический и психический статус. По этому поводу Г.Х. Мусина-Мазнова, ссылаясь на исследования Г. Крайга, пишет: «Некоторые пожилые люди твердо уверены в том, что в скором времени они потеряют память и будут не в состоянии делать то, что удавалось ранее, что они частично потеряют контроль над своей жизнью. И под влиянием исподволь приникших в их сознание мнений они действительно утрачивают и свою компетентность, и контроль над обстоятельствами жизни» [6, с. 31].

Исследование по выявлению особенностей установок относительно периода геронтогенеза у лиц предпенсионного и пенсионного возрастов было проведено на базе гериатрического медико-социального отделения взрослого поликлинического отделения №105 Санкт-Петербургского Государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Городской поликлиники №91», расположенного по адресу: Санкт-Петербург, ул. 2-я Комсомольская, д. 23, корп. 1, и на базе АНО «СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ЦЕНТР СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ», расположенного по адресу: Санкт-Петербург, ул. Фурштатская, д. 47/11, лит. А. В исследовании приняли участие 197 человек, социально-демографические характеристики которых приведены в таблице 1.

Таблица 1.

Социально-демографические характеристики выборки

Наименование характеристики

Дифференциация по признаку на группы

Количество человек (в чел.)

Количество человек в процентах

Итого человек (в чел.)

Итого человек в процентах

Возраст*

до 59 лет

93

47,21

197

100

от 60 лет

104

52,79

Уровень образования

высшее

73

37,06

197

100

среднее специальное

83

42,13

среднее

41

20,81

* в возрастной группе «до 59 лет» средний возраст испытуемых составил 54,4 года, минимальный возраст – 42 года, максимальный – 59 лет; в возрастной группе «от 60 лет» средний возраст испытуемых составил 65,76 лет, минимальный возраст – 60 лет, максимальный – 85 лет

 

В качестве диагностического инструментария был использован краткий вариант методики «Цветовой тест отношений (ЦТО)», разработанной Е.Ф. Бажиным и М.А. Эткиндом в 1985 г. [10]. Данная методика позволяет оценить эмоциональные компоненты отношения к различным аспектам собственной жизнедеятельности человека.

Сравнение групп лиц, дифференцированных по возрасту, по показателю отношения к старости показало достоверные различия между испытуемыми предпенсионного и пенсионного возрастов при р≤0,01 (таблица 2).

Таблица 2.

Распределение вариантов отношения к старости в разных возрастных группах испытуемых

Возраст

Отношение к старости

Асимпт. значимость (2-стор.) (по критерию Хи-квадрат)

Позитивное и эмоциональное принятие

Отсутствие значительного негативного влияния

Несформированное отношение

Эмоциональное отвержение

До 59 лет

0

3 (3,23%)

22 (23,65%)

68 (73,12%)

0,009

От 60 лет

2 (1,92%)

14 (13,46%)

32 (30,77%)

56 (53,85%)

 

Согласно таблице 2 с возрастом смягчается отношение к старости. Если для 73,12% лиц предпенсионного возраста характерно эмоциональное отвержение старости, то в группе пенсионеров таких испытуемых только 53,85%.

Однако высокий процент испытуемых с негативным отношением к старости как нельзя лучше отражает общественные установки, при которых старость рассматривается в основном как период угасания и распада личности.

Следует отметить, что в пожилом возрасте появляется небольшой процент испытуемых (1,92%), которые позитивно и эмоционально принимают старость, тогда как в группе лиц предпенсионного возраста таких испытуемых выявлено не было. Уменьшение среди лиц пенсионного возраста тех, кто эмоционально отвергает старость, и появление тех, кто позитивно и эмоционально принимает ее, может объясняться как принятием пожилым человеком своего возраста и конструктивным разрешением возрастного кризиса, так и включением механизмов психологических защит, направленных на охрану личности от психотравмирующей информации.

Поскольку теоретический анализ литературы, посвященный проблематике геронтогенеза, свидетельствует о том, что многие возрастные изменения обусловлены не столько самим возрастным фактором, сколько его сочетанием с другими, в первую очередь социальными, факторами, одним из которых является уровень образования, интересно оценить влияние уровня образования на отношение к старости у лиц предпенсионного и пенсионного возрастов.

Сравнение групп лиц, дифференцированных по уровню образования, по показателю отношения к старости показало достоверные различия между испытуемыми, изучаемой возрастной категории, при р≤0,001 (таблица 3).

Таблица 3.

Распределение вариантов отношения к старости у лиц предпенсионного и пенсионного возрастов с различным уровнем образования

Уровень образования

Отношение к старости

Асимпт. значимость (2-стор.) (по критерию Хи-квадрат)

Позитивное и эмоциональное принятие

Отсутствие значительного негативного влияния

Несформированное отношение

Эмоциональное отвержение

Высшее

2 (2,74%)

13 (17,80%)

24 (32,88%)

34 (46,58%)

0,000

Среднее

0

0

6 (14,63%)

35 (85,37%)

Среднее специальное

0

4 (4,82%)

24 (28,91%)

55 (66,27%)

 

Как показывает таблица 3, отношение к старости лиц предпенсионного и пенсионного возрастов также зависит от их уровня образования. С увеличением уровня образования наблюдается смягчение отношения к старости, выражающееся в сокращении доли лиц, эмоционально отвергающих старость. Если для 85,37% испытуемых, изучаемых возрастных категорий, со средним образованием характерно эмоциональное отвержение старости, то среди группы испытуемых со средним специальным образованием их уже 66,27%, а среди группы испытуемых с высшим образованием – только 46,58%, что является достоверным различием при р≤0,001 (таблица 3).

Примечательно, что именно среди лиц с высшим образованием появляется небольшой процент испытуемых (2,74%), которые позитивно и эмоционально принимают старость, тогда как в группах лиц со средним специальным и средним образованием таких испытуемых выявлено не было. Уменьшение среди лиц с высшим образованием тех, кто эмоционально отвергает старость, и появление тех, кто позитивно и эмоционально принимает ее, может объясняться наличием больших внутренних и внешних резервов для конструктивного прохождения кризиса позднего возраста.

На основании вышесказанного можно сделать вывод, что у лиц предпенсионного и пенсионного возрастов преобладает негативное отношение к старости, выражающееся в ее эмоциональном отвержении, что является результатом отражения в сознании людей общественных установок, при которых старость рассматривается в основном как период угасания и распада личности. При этом с возрастом происходит некоторое смягчение отношения к старости, характерное в большей степени для лиц, имеющих высшее образование, среди которых появляются и испытуемые с позитивным и эмоциональным принятием старости, что может объясняться наличием у последних больших внутренних и внешних резервов для конструктивного прохождения кризиса позднего возраста.

 

Список литературы:
1. Анцыферова JI.И. Развитие личности и проблемы геронтопсихологии. - Изд. 2-е, испр. и доп. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. – 512 с.
2. Ермолаева М.В. Основы возрастной психологии и акмеологии. Учебное пособие. – М.: Издательство «Ось-89», 2003. – 416 с.
3. Ковалева Е.А. Психологические трансформации личности в пенсионном возрасте: автореф. дис. канд. психол. наук. – Сочи, 2009. – 26 с.
4. Малинина О.И. Социальная активность и идентичность в пожилом возрасте// Психология зрелости и старения. – 2011. – № 4 (56). – С. 58–78.
5. Малкина-Пых И.Г. Кризисы пожилого возраста. – М: Изд-во Эксмо, 2005. – 368 с.
6. Мусина-Мазнова Г.Х. Социальная геронтология: учебно-методическое пособие / под ред. Е.А. Мясоедова. – Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2008. – 140 с.
7. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении. Федеральная служба государственной статистики – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/pop... (дата обращения: 28.04.2017 г.).
8. Сурнина О.Е. Геронтология: медико-биологический и психологический аспекты: учебное пособие. – Екатеринбург: Изд-во ГОУ ВПО Российский государственный профессионально-педагогический университет, 2009. – 234 с.
9. Хухлаева О.В., Зыков Е.В., Бубнова Г.В. Психология развития и возрастная психология: учебник для бакалавров. – Москва: Издательство Юрайт, 2013. – 367 с.
10. Чуркин А.А. Цветовой тест отношений. Методические рекомендации. – Ленинград: Ленинградский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева, 1985. – 18 с.