Статья:

К вопросу вовлечения несовершеннолетних в участие в военных конфликтах

Конференция: IV Международная заочная научно-практическая конференция «Научный форум: юриспруденция, история, социология, политология и философия»

Секция: Международное право

Выходные данные
Торилова И.А., Пяткина В.В. К вопросу вовлечения несовершеннолетних в участие в военных конфликтах // Научный форум: Юриспруденция, история, социология, политология и философия: сб. ст. по материалам IV междунар. науч.-практ. конф. — № 2(4). — М., Изд. «МЦНО», 2017. — С. 84-90.
Конференция завершена
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

К вопросу вовлечения несовершеннолетних в участие в военных конфликтах

Торилова Ирина Александровна
преподаватель, Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева, РФ, Республика Мордовия, г. Саранск
Пяткина Виктория Вячеславовна
студент, Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева, РФ, Республика Мордовия, г. Саранск

 

TO THE QUESTION OF INVOLVING MINORS IN PARTICIPATION MILITARY CONFLICTS

 

Irina Torilova

teacher, Ogarev Mordovia State University, Russia, The Republic of Mordovia, Saransk

Pyatkina V. V.

student, Ogarev Mordovia State University, Russia, The Republic of Mordovia, Saransk

 

Аннотация: в статье рассматривается проблема вовлечения детей в участие в военных действиях. Описывается статус детей при их участии в военных конфликтах, уголовная ответственность за нарушение их прав. Говорится о положении Российской Федерации в вопросах ратификации нормативно-правовых актов, затрагивающих вопросы вербовки и использования несовершеннолетних, в период военных конфликтов. Рассматривается международная практика расследования преступлений подобного характера.

Abstract. The article deals with the problem of involving children in participating in hostilities. The status of children, with their participation in military conflicts, is described as criminal liability for violation of their rights. It is a question of the situation of the Russian Federation in matters of ratification of normative and legal acts affecting the recruitment and use of minors in times of military conflicts. The international practice of investigating crimes of a similar nature is being considered.

 

Ключевые слова: международное гуманитарное право; несовершеннолетние; военные конфликты; военные преступления.

Keywords: International humanitarian law; minors; military conflicts; war crimes.

 

Впервые вопрос о юридической защите детей в международном гуманитарном праве был поднят после Второй мировой войны. До этого дети не выделялись в специальную категорию, требующую особой защиты. Охрана несовершеннолетних проходила в рамках защиты всего гражданского населения, основанного на международном принципе гуманизма.

Позиция России в вопросе призывного возраста построена на дифференцированном подходе. Сохраняется общий принцип ст. 1 Конвенции о правах ребенка, и одновременно существуют исключения, касающиеся подростков, которые делают выбор в пользу профессионального военного образования [4].

Тем не менее, тысячи детей в настоящее время задействованы в боевых действиях. Многие из них, оставшись сиротами, таким образом спасаются от голода и нищеты, некоторых принуждают вступать в ряды войск силой, кто-то из несовершеннолетних оказывается под мощнейшим влиянием идеологии. Политические и военные события в Чеченской Республике, Ираке, Афганистане, Таджикистане, Южной Осетии, Украине за последние годы показывают особую незащищенность детей во время вооруженных противостояний, несмотря на, казалось бы, совершенную и развитую систему норм международного права.

При этом страдает самый уязвимый слой общества – дети. Их роль в вооруженных конфликтах в основном заключается в обслуживании основных войск, что также подразумевает большой риск для здоровья: дети подают снаряды, переносят амуницию и раненых солдат, помогают на кухне и выполняют другие хозяйственные обязанности. Если же дети принимают непосредственное участие в боевых действиях, то иногда они, как необученные искусству войны и слабые по своей природе используются вкачестве массы, обреченной на бессмысленное уничтожение. В последнее время распространилось использование детей в качестве террористов-смертников, девочки часто подвергаются сексуальному насилию. Помимо колоссального ущерба здоровью ребенка, повышению детской смертности, эти действия наносят огромный вред еще неокрепшей психике ребенка.

Само понятие детей-солдат появилось очень давно, но юридическую регламентацию приобрело только с развитием международного гуманитарного права после Второй мировой войны. Ни один нормативно-правовой акт не дает точного понятия ребенка-солдата, однако понятно, что речь идет о несовершеннолетних, активно участвующих в боевых действиях и вооружённых конфликтах. Согласно Дополнительному протоколу к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года дети пользуются особым уважением, и им обеспечивается защита от любого рода непристойных посягательств в период военных конфликтов [3]. Тем не менее, ребенок, достигший пятнадцатилетнего возраста, может участвовать в боевых действиях, получая полноценный статус комбатанта. Согласно статье 43 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, комбатанты – это лица, входящие в состав вооруженных сил воюющего государства, которые имеют право принимать участие в военных действиях.

Правовой статус комбатанта включает:

– право применять военное насилие;

– быть объектом применения военного насилия вплоть до физического уничтожения;

– право на обращение с ним как с военнопленным при попадании в руки неприятеля [3].

Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН 25 мая 2000 год и вступивший в силу 12 февраля 2002 года, повысил минимальный возраст для участия в вооруженных конфликтах до 18лет. В статье 1 выше указанного протокола говорится: «Государства-участники принимают все возможные меры для обеспечения того, чтобы военнослужащие их вооруженных сил, не достигшие 18-летнего возраста, не принимали прямого участия в военных действиях» [9].

Государства, которые все же допускают добровольный призыв в армию до 18 лет, обязаны предоставить в соответствии со статьей 3 Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка гарантии обеспечивающие, чтобы:

– такой призыв носил в действительности добровольный характер;

– такой призыв производился с осознанного согласия родителей или законных опекунов данного лица;

– такие лица были в полной мере информированы об обязанностях, связанных с несением такой военной службы;

– такие лица представляли достоверные свидетельства своего возраста до их принятия на национальную военную службу [9].

Существует также оговорка, что при вовлечении несовершеннолетних в участие в вооруженных конфликтах предпочтение отдается более старшим детям, не достигшим совершеннолетия. Вербовка детей в возрасте до пятнадцати лет является военным преступлением. В настоящее время нарушение норм международного гуманитарного права встречается довольно часто, что подтверждается Докладом Генерального секретаря Совета Безопасности Генеральной ассамблеи ООН. В этом выступлении было сказано -о Центрально-африканской Республике, Афганистане, Демократической Республике Конго, Ираке, где зафиксированы случаи вербовки детей. По подтвержденной информации Организации Объединенных Наций число подтвержденных случаев вербовки и использования детей в Афганистане по сравнению с 2014 годом возросло более чем в два раза. В общей сложности за отчетный период зафиксировано 116 случаев. В Демократической Республике Конго были завербованы 488 детей (из них 26 — девочки); 30 процентам из них на момент вербовки было меньше 15 лет. ООН документально зафиксировала 40 случаев вербовки и использования детей в Центрально-африканской Республике. 19 инцидентов были приписаны запрещенной в России террористической организации ИГИЛ на территории Ирака [2].

Как правило, большинство стран, в которых совершаются военные преступления подобного характера, не ратифицировали Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, в котором затрагиваются вопросы вовлечения детей в международные вооруженные конфликты. Но даже в этом случае дети обязаны находится под защитой, т.к. существует оговорка Мартенса: «…гражданские лица и комбатанты остаются под защитой и действием принципов международного права, истекающих из установившихся обычаев, из принципов гуманности и требований общественного сознания» [8].

Согласно ст. 15, ч. 4 Конституции РФ принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации [5].

Военные преступления, в том числе, вербовка детей для участия в военных конфликтах, находятся в ведении Европейского Суда по правам человека, юрисдикция которого распространяется на Россию с 1998 года. Соответственно, уголовное преследование за преступления против человечества также осуществляется Европейским судом. Военные преступления, совершенные при международных конфликтах расследует постоянно действующий Международный Уголовный Суд. Он наделен полномочиями судить физических лиц и привлекать их к ответственности за военные преступления, преступления против человечности и преступление геноцида. Однако Российская Федерация подписала Римский статут 13сентября 2000 года, но так и не ратифицировала его и, таким образом, государством-участником Международного уголовного суда не является досих пор. При этом Россия сотрудничала с МУС и участвовала в его работе в качестве наблюдателя. США, Китай, Индия, Израиль и Иран также принципиально возражают против самой идеи Международного уголовного суда, так как он своеобразно ограничивает суверенитет государств. Это затрудняет определение подсудности преступлений, совершенных выше перечисленными государствами.

Важно также помнить, что военные преступления не имеют срока давности, а согласно принципу универсальной юрисдикции, государство обязано преследовать военных преступников, находящихся на его территории, независимо от их гражданства, национальности, независимо от того, где и против кого они совершили военное преступление. Поэтому государство должно либо само судить человека, обвиняемого в совершении военного преступления, либо выдать его другому государству, сделавшему соответствующий запрос.

В мировой судебной практике обвинение в принудительной вербовке детей-солдат предъявляется гораздо реже, чем преступления совершаются. Одним из самых известных дел стало разбирательство от 14 марта 2012 г. Судебная палата I Международного уголовного суда единогласно признала Томаса Лубанга Дьило виновным в военном преступлении в качестве соисполнителя: набор и вербовка детей в возрасте до 15 лет в состав вооруженных групп «Патриотические силы освобождения Конго» и их использование для активного участия в боевых действиях. Дети направлялись на обучение в военные лагеря, где их готовили либо в личные телохранители Лубанги и его соратников, либо в простые солдаты. Судебная палата приговорила Томаса Лубанга Дьило к 14 годам лишения свободы. В настоящее время Лубанга отбывает наказание в специальной тюрьме в Гааге.

Еще одно громкое преступление, которое расследовал Специальный суд по Сьерра-Леоне, было совершено бывшим президентом Либерии Чарльзом Ганкаем Тейлором. 26 апреля 2006 г. было вынесено решение, в котором он признан виновным в пособничестве и подстрекательстве, направленных на совершение военных преступлений. Одним из пунктов обвинения является набор и вербовка детей, не достигших 15-летнего возраста, для активного участия в военных действиях. Тем не менее, случаи уголовного преследования за нарушение запрещения вербовки детей младше 15 лет остаются редки на национальном и международном уровне [1; С.23].

Печальный опыт показывает, что дети, которые были завербованы для участия в боевых действиях сами часто становились свидетелями жестоких убийств и насилия. Неокрепший детский ум легко поддается психическому влиянию, принуждение к совершению жестокости не остаётся бесследным. Реабилитация таких детей является очень сложным, долговременным и медленно текущим процессом. Ребенок-солдат, взявший в руки оружие, впервую очередь убивает свое детство.

 

Список литературы: 
1. Борченко В. А. Защита прав несовершеннолетних в период вооруженных конфликтов /В. А. Борченко, Н. В. Долганова // Вестник Прикамского социального института. – 2016. – № 1(73). – С. 19–23.
2. Доклад Генерального секретаря Совета Безопасности Генеральной ассамблеи ООН от 05.06.2015 г. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.refworld.org/cgibin/texis/vtx/rwmain/opendocpdf.pdf?reldoc=y&... (дата обращения: 10.03.2017).
3. Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I).Подписан в Женеве 8 июня 1977 г. – [Электронный ресурс]. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
4. Конвенция о правах ребенка.Одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г. - [Электронный ресурс]. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
5. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. - 2009. - № 4. - ст. 445.
6. Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников. Принята резолюцией 44/34 Генеральной Ассамблеи от 4 декабря 1989 г. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/mercen.shtml (дата обращения 10.03.2017).
7. Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят в Нью-Йорке 16 декабря 1966 г. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol (дата обращения 10.03.2017).
8. Оговорка Мартенса - история и юридическое содержание.– Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU   от  29  сентября 2004 г. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://portalus.ru/modules/politics/rus_readme.php?subaction=showfull&id... (дата обращения: 10.03.2017).
9. Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах.Принят в Нью-Йорке 25 мая 2000 г. – [Электронный ресурс]. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».