Статья:

Проблема определения наследственного договора в рамках законотворческой деятельности

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №2(138)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Бакланова Т.Ю. Проблема определения наследственного договора в рамках законотворческой деятельности // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2021. № 2(138). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/138/85094 (дата обращения: 22.05.2022).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Проблема определения наследственного договора в рамках законотворческой деятельности

Бакланова Татьяна Юрьевна
магистрант, ФГБОУ ВО Бурятский государственный университет имени Доржи Банзарова, РФ, г. Улан-Удэ

 

Аннотация. В данной статье автор рассматривает эволюцию понятия «наследственный договор» в рамках двух законопроектов, предложенных депутатом Государственной Думы П.В. Крашенинниковым: № 801269-6 в 2015 году и № 451522-7 в 2018 году. Во время законотворческой деятельности наследственный договор прошел стадию от особого вида завещания до особого вида договора, в связи с чем возникает проблема правового регулирования наследственного договора: применимы ли общие положения о завещании либо о договоре. Автором сделан вывод, что наследственный договор представляет собой особый вид договора в связи с его сущностью в целом.

 

Наследственное право является одной из самых консервативных подотраслей гражданского права, реформация которой проводится реже, чем в остальных подотраслях. Однако в мае 2015 года депутатом Государственной Думы П.В. Крашенинниковым в рамках законодательной инициативы был предложен на рассмотрение законопроект о внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования наследственного права).

Начальная редакция законопроекта представляла наследственный договор как возмездную двустороннюю сделку, где сторонами выступают наследодатель и лица, которые, в соответствии со ст. 1116 ГК РФ, могут призываться к наследованию, при этом данная сделка может заключаться как в пользу сторон договора, так и в пользу третьих лиц. В качестве существенного условия в наследственном договоре выступает порядок перехода прав на имущество наследодателя после его смерти к указанным лицам или к третьим лицам, которые могут призываться к наследованию. Основанием для расторжения, равно как и для изменения, может являться только соглашение сторон, решение суда, которое должно опираться на существенное изменение обстоятельств, либо расторжение брака в случае, если наследственный договор был заключен между супругами. С учетом того, что в предлагаемом тексте законопроекта, указано, что к наследственному договору применяются положения о завещании, следовательно, форма наследственного договора предполагает нотариальное заверение или заверение лицом, уполномоченным на совершение данного действия, а также простую письменную форму при составлении договора в чрезвычайных ситуациях. Недействительными считались те наследственные договоры, у которых предметом договора выступало одно и тоже имущество, но заключены они были ранее последнего договора. К наследственным договорам неприменимы нормы, указанные в п. 5 ст. 453 ГК РФ, в частности, если наследодатель распорядился имуществом таким образом, что лицо, которое может быть призвано к наследованию, лишилось прав на имущество наследодателя, и впоследствии договор расторгается. Для наследственного договора характерно своего рода правопреемство, как в случае смерти наследодателя (наследники, душеприказчик, пережившие наследодателя стороны наследственного договора, нотариус), так и в случае смерти контрагента (наследники контрагента). Оспоримыми для наследственного договора могут быть положения, противоречащие не только законодательству, в частности касательно обязательной доли, но и завещанию наследодателя [1].

Таким образом, представленный в начальной редакции законопроекта наследственный договор в большей части представлял собой своего рода особый вид завещания лишь с признаками договорной конструкции.

Ко второму чтению в предлагаемой ст. 1140.1 ГК РФ было определено, что наследственный договор заключается в письменной форме и подлежит исключительно нотариальному удостоверению. Кроме того, наследственный договор, заключенный между супругами, считается расторгнутым также при признании брака недействительным. Подобная ситуация корреляции действительности брака и действия договора наблюдается и в случае с брачным договором.

Также второй редакцией был введен запрет для недостойных наследников, а также на распоряжение имуществом, являющемся предметом договора, путем составления завещания.

Однако после второго чтения положения о наследственном договоре в законопроекте №801269-6 не фигурировали.

К данному институту вернулись только в 2018 году, когда депутатами П.В. Крашенинниковым, И.В. Белых, М.В. Емельяновым, Ю.П. Синельщиковым был предложен на рассмотрение проект Федерального закона «О внесении изменений в статью 256 части первой и часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации (о совместных завещаниях и наследственных договорах)». В редакции нового законопроекта № 451522-7 были учтены замечания Правительства Российской Федерации, данные в рамках законопроекта № 801269-6. Теперь в качестве существенного условия наследственного договора выступает не только порядок перехода прав, но и круг наследников. Дополнительно наследственным договором может быть предусмотрено условие о назначении душеприказчика, возможность исполнить завещательные отказы или завещательные возложения, а при условии заключения договора между супругами – определение имущества, входящего в наследственную массу каждого из супругов, если это не нарушает прав третьих лиц.

Помимо недостойных наследников была учтена еще одна категория лиц – обязательные наследники. Данный фактор стал основанием для изменения или расторжения наследственного договора.

Стоит отметить, что наследственный договор не обременяет право собственности наследодателя на имущество, являющемся предметом договора. Причем данная норма императивна. Данное право также выражается в возможности наследодателя заключить несколько договоров с одинаковым предметом, в подобном случае действительным является самый первый из заключенных договоров.

В рамках законопроекта также предлагается в дополнение к нотариальному удостоверению заключения договора, видеофиксация процедуры заключения наследственного договора, при условии отсутствия возражений от сторон наследственного договора.

Для наследодателя предусмотрена возможность совершить односторонний отказ от договора. Основанием для подобного является желание наследодателя составить завещание, отменяющее договор полностью или в определённой части. Что касается оспаривания, то при жизни наследодателя сделать это можно по иску стороны, а после открытия наследства – по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим наследственным договором.

В редакции законопроекта № 451522-7 в наследственном договоре особенно тщательно рассмотрены условия об обязательной доле в наследстве не только на момент заключения договора, но и предусмотрено возникновение такого права и после. В таком случае, справедливо отмечено, что обязательства наследника по наследственному договору уменьшаются пропорционально уменьшению части наследства, причитающейся ему после удовлетворения права на обязательную долю в наследстве. Более того, норма права регулирует и условия наследственного договора при наличии имеющего право на обязательную долю наследника хотя бы одного из супругов, а также запрет на участие в таком договоре недостойных наследников.

Ко второму чтению некоторые положения законопроекта, касательно наследственного договора были пересмотрены. Во-первых, договор превалирует над совершенным до его заключения совместного завещания супругов.

Во-вторых, теперь для одностороннего отказа действует тот же порядок, что и для договора – следует письменно уведомить контрагента, при этом необходимо нотариальное удостоверение уведомления, которое впоследствии направляется самим нотариусом.

В-третьих, в случае, если договор расторгается с одной из сторон, когда в качестве наследников выступают два и более лица, договор действует лишь в части прав и обязательств оставшихся сторон.

В-четвертых, императивно указан запрет о передаче прав и обязанностей сторон наследственного договора, что исключает возможность заключения в дальнейшем договора цессии, а также в случае смерти контрагента, на его место в наследственном договоре не могут претендовать его наследники.

Таким образом, ко второму чтению наследственный договор уже не был столь тесно коррелирован с завещанием.

К третьему чтению изменения коснулись только списка лиц, которые после смерти наследодателя были уполномочены требовать исполнения обязанностей по наследственному договору – добавились третьи лица, пережившие наследодателя. Уточнения, кто именно относится к таким лицам, к сожалению, нет. Однако исходя из сопоставления с другими пунктами статьи, к третьим лицам в данном случае относятся те лица, в пользу которых был заключен договор [2].

В июле 2018 года редакция законопроекта в третьем чтении была принята Государственной Думой, одобрена Советом Федерации и подписана Президентом Российской Федерации.

Таким образом, на настоящий момент наследственный договор представляет собой возмездную двустороннюю сделку, сторонами которой выступают наследодатель и лица, которые, в соответствии со ст. 1116 ГК РФ, могут призываться к наследованию. Это является одним из ключевых отличий наследственного договора от завещания, которое представляет собой одностороннюю сделку. Более того, договор может заключаться как в пользу сторон договора, так и в пользу третьих лиц. Также наследственный договор может заключаться и между супругами. В таком случае он отменяет действие совершенного ранее совместного завещания. Данный факт показывает, что юридически наследственный договор имеет больше силы, чем завещание. Это означает, что завещание, совершенное наследодателем, действует только в части, не противоречащей наследственному договору.

В качестве существенных условий выступают круг наследников и порядок перехода прав на имущество наследодателя, а в случае заключения договора между супругами – на общее имущество супругов или имущество каждого из них в случае смерти каждого из них, в том числе наступившей одновременно. Стоит заметить, что право собственности на имущество, являющееся предметом наследственного договора, наступает лишь после смерти наследодателя. Данный факт является одним из основных отличий наследственного договора от договора ренты [3].

Также в наследственном договоре может быть указан душеприказчик и обязанность участвующих в наследственном договоре лиц совершить какие-либо не противоречащие закону действия имущественного или неимущественного характера.

Наследодатель неограничен в количестве наследственных договоров, даже если их предметом выступает одно и то же имущество: в данном случае действительным считается первый из заключенных договоров. Также императивно наследодатель абсолютно свободен в праве на распоряжении имуществом после заключения наследственного договора. Однако остается невыясненным один вопрос: как в подобном случае невозможности получения имущества, являющимся предметом договора, наследнику по договору возместить убытки. Если наследник узнает при жизни наследодателя, что имущество было реализовано, то он может взыскать убытки по соглашению сторон, а в случае его отсутствия – подавая исковое заявление в суд со ссылкой на ст. 393 ГК РФ. Однако в случае, если наследник узнает о случившемся факте после смерти наследодателя, остается непонятным, к кому именно имеет право предъявить иск наследник по договору, в связи с тем, что законом установлено, что права и обязанности стороны наследственного договора неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Более того, статьей 1140.1 ГК РФ регламентировано, что к лицам, уполномоченным требовать исполнения обязанностей, определенных наследственным договором, после смерти наследодателя могут наследники, душеприказчик, пережившие наследодателя стороны наследственного договора или пережившие третьи лица, а также нотариус [4]. Однако не указано, с кого наследник по договору вправе требовать исполнения обязанностей после смерти наследодателя.

Несмотря на принцип свободы договора, ограничением для наследственного договора является наличие обязательных и недостойных наследников. При этом, в случае, если обязательные наследники появляются после заключения наследственного договора, то, следуя принципу справедливости, обязательства наследника по договору уменьшаются пропорционально уменьшению части наследства, причитающейся ему после удовлетворения права на обязательную долю в наследстве.

Что касается порядка заключения наследственного договора, то предусмотрена письменная форма с обязательным нотариальным удостоверением и использованием процедуры видеофиксации (при отсутствии возражения сторон).

При жизни наследодателя наследственный договор может быть оспорен по иску стороны наследственного договора, а после открытия наследства – по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим наследственным договором. Но, как и упоминалось ранее, становится не совсем понятным, к кому именно должен предъявить исковое заявление наследник по договору в случае, если он в силу недобросовестного поведения наследодателя, так и не получает в собственность оговоренное в договоре имущество.

Основанием для изменения или расторжения договора может служить соглашение сторон, а в случае его отсутствия – решение суда, основываясь на ст. 451 ГК РФ. При этом в случае расторжения договора с одной из сторон наследственного договора, такой договор сохраняет силу в отношении прав и обязанностей других его сторон, если можно предположить, что он был бы заключен и без включения в него прав и обязанностей отказавшейся от наследства стороны. В случае, если наследственный договор был заключен между супругами, то основанием для автоматического прекращения действия договора является расторжение брака или признание его недействительным.

Односторонний отказ для наследодателя предполагает обязанность сообщить о своем действии сторонам наследственного договора путем направления нотариально удостоверенного уведомления. При чем отправка копии такого уведомления – законодательная обязанность нотариуса. Помимо данной процедуры, наследодатель обязан возместить убытки другой стороне наследственного договора.

Право другой стороны наследственного договора на совершение одностороннего отказа совершается в порядке, предусмотренном законом или наследственным договором. В связи с отсутствием конкретных положений во второй части ГК РФ, регулирующих наследственный договор как отдельный вид обязательств, сторонам необходимо руководствоваться положениями главы 29 ГК РФ.

Подводя итог, стоит отметить, что институт наследственного договора в период законотворческой деятельности начал свой путь как особый вид завещания, что возможно и явилось причиной, почему статья 1140.1, регулирующая договорные отношения в наследственном праве, была внесена в главу 62 ГК РФ. Однако в рамках законопроекта № 451522-7 наследственный договор эволюционировал от особого вида завещания до особого вида договора.

 

Список литературы:
1. №801269-6 Законопроект :: Система обеспечения законодательной деятельности : Информационный ресурс Государственной Думы. Здесь собрана информация о рассмотрении законопроектов и проектов постановлений Государственной Думы. – URL : https://sozd.duma.gov.ru/bill/801269-6 (дата обращения: 01.10.2020). – Режим доступа : общедоступная информация.
2. №451522-7 Законопроект :: Система обеспечения законодательной деятельности : Информационный ресурс Государственной Думы. Здесь собрана информация о рассмотрении законопроектов и проектов постановлений Государственной Думы. – URL : https://sozd.duma.gov.ru/bill/451522-7 (дата обращения: 03.10.2020). – Режим доступа : общедоступная информация.
3. Крашенинников П. В. Наследственное право / П. В. Крашенинников. – 3-е изд. – Москва : Издательство Статут, 2018. – 288 с. 
4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): федер.закон от 26.01.1996 года №14-ФЗ (ред. от 27.12.2019 г., с изм. от 28.04.2020 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5, ст. 410.