Статья:

Умеренные и радикальные этнонациональные идеологии политических партий современной России (на результатах экспертного опроса)

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №4(55)

Рубрика: Политология

Выходные данные
Емельянов Д.Е., Болотина И.И. Умеренные и радикальные этнонациональные идеологии политических партий современной России (на результатах экспертного опроса) // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2019. № 4(55). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/55/46996 (дата обращения: 22.10.2021).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Умеренные и радикальные этнонациональные идеологии политических партий современной России (на результатах экспертного опроса)

Емельянов Даниил Евгеньевич
студент Тульского Государственного Университета, РФ, г. Тула
Болотина Инна Ивановна
ассистент Тульского Государственного Университета, РФ, г. Тула

 

Аннотация. В научной статье рассматриваются политические партии как антидвижения, эксплуатирующие этнонациональные идеологии и этнический дискурс. Выявлены проблемы восприятия программ политических партий, определены экспертные оценки и тенденции этнонациональных идеологий.

Ключевые слова: этнонациональные идеологии, политические партии, этносы, радикальность, этнорегиональные партии, антидвижения.

 

В идеальном демократическом обществе политические партии выступают как антидвижения альтернативных ценностных ориентаций этносов, отличных запросов и требований от государства и его институтов. Используемые этнонациональные идеологии и идеологемы политических партий выполняют задачи идентификации, рекрутирования, консоциации (инкорпорации) и консолидации этносов. Так как государство является центральным институтом по нормализации межэтнических отношений всех этносов, то политическим партиям свойственно отстаивать интересы отдельного этноса. Этим занимаются не только массовые, но и этнорегиональные политические партии, чья сепаратистская активность отражается на европейском политическом процессе [1].

Политические партии целесообразно рассмотреть с позиции структурно-критического подхода, как антидвижения групп этносов, где этничность может быть, как унаследована, так и поддержана аккультурацией. Структурно-критический подход позволяет обнаружить, что политические партии обладают особыми функциями в отстаивании интересов этносов, выражающимися в сопротивлении дисфункций. От классического структурно-функционального подхода данный подход отличается тем, что предусматривает вероятности, при которых выполнение или не выполнение функции может быть потенциально положительно для стабильности политической системы. Использование структурно-критического подхода в статье обосновывает существование умеренных и радикальных политических партий для сохранения этнической борьбы.

В качестве аналогии стоит привести пример с явлением аномичного самоубийства в работе Э. Дюркгейма «Самоубийство», где любое привычное явление обладает выходом из социальной нормы до крайней степени непонимания по причине резкого социального развития, коллективной переоценки ценностей и авторитетов. Э. Дюркгейм показал, что даже при существенном улучшении социального климата возможен необоснованный всплеск скрытой депрессии и потенциального насилия.

Э. Дюркгейм подчеркивал: «самоубийством называется каждый смертный случай, который непосредственно или опосредованно является результатом положительного или отрицательного поступка, совершенного самим пострадавшим, если этот последний знал об ожидавших его результатах.» [2, с. 7]. Разрушая старые этнические порядки и нормы, мы неизбежно создаем новые. Данное определение представляет ценность в обозначении политических партий как социальных организаций этнических общностей амбивалентных чувств (конструктивных и деструктивных), а также действий с единичными проявлениями противостояния. Подход Э. Дюркгейма к отдельным социальным явлениям предоставляет возможность не только смыслового разграничения политических партий на умеренные и радикальные, эксплуатирующих этнонациональные идеологии и идеологемы, но и подвергает сомнению встраиваемость (аккомодацию) партий в устойчивую этнополитическую систему.

Этническая нестабильность, вероятно, может быть вызвана не только нетерпимостью к этносам, но и отсутствием ярко выраженной национальной политики, не признающей этнорегиональные партии, движения, общности с самопроизвольным этничным развитием. Протесты по причинам этнической нестабильности (которые могут потенциально поддерживать политические партии) могут быть вызваны кратковременными и долговременными этническим импульсами (демографическими перекосами в пользу отдельных этносов, усилением социального напряжения и т.д.).

Р. Бараш подробно рассматривает антидвижения, в частности, протестные, как аномийные с возможностями этнических всплесков (национализма и пренебрежения к национальным идентичностям) [3]. Политические партии являются яркими представителями протестных движений с непредсказуемыми, нередко стихийными последствиями.

С позицией Р. Бараш можно частично согласиться, поскольку такие антидвижения и сами политические партии создают общего этнического «врага» по мере накопления общественного недовольства. Недовольное общество способно усиливать деструктивные наклонности, которые ранее не были замечены. Отстаивая права и свободы отдельного этноса, политические партии нередко входят в этническую конфронтацию. Этнонациональные меньшинства могут требовать «выравнивающие» социальные блага для предотвращения дискриминации: квоты, льготы, пособия и т.д. Тем самым политические партии как этнонациональные антидвижения показывают себя идейными протекционистами (защитниками) как этнических прав, так и прав вообще. Перейдем к российским реалиям ниже.

Результаты пилотажного экспертного опроса

Был проведен пилотажный экспертный опрос 9 человек. Опрос состоит их 3 тематических блоков: «национальный вопрос политических партий», «этническое представительство политических партий», «этнонациональные идеологии политических партий». По социальному статусу респонденты обозначали себя студентами, преподавателями, научными сотрудниками, учеными и аспирантами. Возраст респондентов не превышал 34 лет, что может сказаться на итоговых результатах.

Первый блок «национальный вопрос в программах политических партий»:

Политические партии не должны заострять внимание на этнических причинах своих действий, как отметили 7 из 9 экспертов. Вероятно, такая однозначная позиция большинства дана в соответствии с участившимися уголовными разбирательствами за последние годы по статье 282 УК РФ о разжигании межнациональной розни («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»), в соответствии с которым запрещены действия, направленные на возбуждение ненависти, либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично с использованием СМИ либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет» [4].

По 1 эксперту выступают за пропорциональное распределение этносов и представительство всех этносов без ущемления прав малочисленных. Национальный вопрос политических партий, как дискуссионный, эксперты не могут определить однозначно одним из самых важных, в некоторых случаях – это разработка стратегических инициатив, направление внутренней политики для создания оптимального «климата» между этносами и просто раздел программы конкретной политической партии. В других случаях - обеспечение права каждого свободно определять свою национальность и следовать ее традициям, не посягая при этом на права других, учёт мнений всех этносов, решение этнополитических проблем, сглаживание противоречий и комфортное проживание. Заметна тенденция этносов к соблюдению договоренностей и безопасности. Однако, эксперты признают национальный вопрос как один из требований соблюдения не только партийной консолидации, но и этнической.

Л. Шерстова утверждает следующее: «Этническая консолидация приводит к появлению нового этноса, он стремится утвердиться среди уже существующих, обостряя противостояние свой – чужой, используя для этого модифицированную, но принимаемую членами данной группы традиционную культуру или то, что понимается под ней.» [5, с.179]. На данный момент этническая консолидация политических партий в современной России отражается в ограниченном смешанном (полиэтничном) представительстве. В случае маргинализации отдельных политических партий, возможно, отстаивание отдельного этноса.

Второй блок «эксплуатация этнической тематики в деятельности политических партий»

Партийные предпочтения экспертов плюралистичны: от выбора «партии власти» как показательного интеграционного этнического центра до умеренных непарламентских партий.

«Единая Россия» - 3 эксперта, КПРФ – 1 эксперт, «Яблоко» – 2 эксперта, другие непарламентские партии – 3 эксперта. В эпоху массовых политических партий (catch all) с демократичным свободным членством нередко политические партии используют этнически окрашенные лозунги для привлечение этнического электората. Партия «Яблоко» по многочисленным заявлениям выглядит этнонациональной альтернативой, обозначает себя частью европейского мира, основанной на принципах этнической толерантности – многообразия культур и этносов [6]

Стоит обратить внимание на партию ЛДПР, которая выглядит многонациональной организацией, а собственный этнический потенциал посредством идеологемы «Русский мир» концентрируется в предвыборный период как технология акцентуации в пределах этнической нормы.

Идеологема «Русский мир», где в качестве идейно-ценностных ориентиров выбраны современные геополитические победы (присоединение Крыма к России), отождествление себя как части «Русского мира» – то есть русского по национальности и\ или россиянина по участию в политической жизни, лояльность к отличным национальностям, воспринята большинством политических партий как компромиссная. Можно избегать идеологему «Русский мир» во всей российской партийной системе, но противопоставлять ей не следует. По сей день существуют трудности пространственно-временного обозначения фактических и номинальных границ «Русского мира», а сама идеологема отличается растерянностью и ностальгией по тому, чего, возможно, могло и не быть [7].

Отсюда следует, что политические партии не в пределах этнической нормы обречены стать не только радикальными, но и быть запрещены. Вероятно, что радикальные политические партии могут осуществлять борьбу за власть исключительно при разжигании межнациональных конфликтов.

Хотя экспертный опрос показал и обратную (парадоксальную) тенденцию – с поступательным воздействием на этнический электорат, политические партии тем не менее не должны выделять этносы вообще и ставить национальную политику как ведущую задачу по прохождению в парламент и тем более в борьбе за власть. Наблюдается как минимум дуализм столкновений. 4 эксперта за использование этнической риторики в соответствии с программой политической партии и 4 эксперта за неиспользование этнической риторики вообще. 1 эксперт предпочел использование этнически окрашенных конструкций лозунгов («Россия для русских» и «русский народ») во время предвыборной агитации.

Третий блок «этнонациональные идеологии политических партий»:

Обратим внимание на предлагаемые экспертам этнонациональные идеологии политических партий для оценки их радикальности. Эксперты по системе выставляли от 1 до 10 баллов каждой идеологии по отдельности:

 

Этнонациональная идеология (по убыванию)

Уровень радикальности (суммарно по оценке 9 экспертов)

  1. Фашизм

77

  1. Этнический национализм

72

  1. Русский национализм

69

  1. Панславизм(славянофильство)

64

  1. Космополитизм

62

  1. Государственный национализм

53

  1. Национальный социализм

44

  1. Интернационализм

31

Рисунок 1. Этнонациональные идеологии политических партий

 

Интернационализм был выбран как наименее радикальная этнонациональная идеология для разрешения этнических противоречий. Интернационализм эксперты определяли, как межнациональный диалог, уважение всех этносов без исключения при соблюдении идентичности и проявление заботы для малых этносов. Стоит предположить, что интернациональная модель развития межэтнических отношений используется политическими партиями в современной России как альтернативная глобализму, что порождает этноним российской общности, диссонирующей с собственной этничностью и консонирующей с социально-экономическими отношениями в этносах. В результате чего этносы адаптируются. При всем притом интернационализм претерпел изменения, став более либеральным и прозрачным. Интернационализм так же приравнивают по силе и значимости к патриотизму, не обосновывая существенных различий.

Космополитизм по уровню радикальности отличается менее чем на 10 пунктов от русского и этнического национализма, по мнению экспертов (см. рис. 1). Космополитизм выглядит идеологией противоположной патриотизму, отрицает возвышенные чувства к собственной Родине, а русский и этнический национализм, напротив, гиперболизирует чувства вплоть до этнического превосходства.

Фашизм признали самой крайней этнонациональной идеологией суммарно в 77 пунктов (см. рис. 1.). Притом фашизм эксперты отличают тотальностью от государственного национализма, апеллируя к советской ретроспективе. Следующим по радикальности следует этнический национализм, затем русский национализм. Объяснение в выборе этнического национализма как более радикального, чем русский национализм следующее: большинство экспертов неосознанно признают национализм собственного этноса, в данном случае, русского, менее радикальным, приравнивая к обособленному партийному представительству. Далее панславизм, который подразумевает господство славянского мира, родственен русскому национализму. Государственный национализм схож с пониманием «национальная экономика», «национальное достояние», где основным инструментом выступает общегосударственная нация, нежели этнос. Под понятием «национальный социализм» не обнаружили национал-социализма и нацизма, предав идеологии ошибочно умеренный характер (см. рис.1). «Национальный социализм» послужил как вопрос-фильтр для выявления заведомой ошибки. Идеология социализма сама по себе не является угрожающей и в современном российском обществе её воспринимают скорее положительно, поэтому национальный социализм, вполне возможно, ассоциировался с обыкновенным социализмом.

Границы в понимании крайностей этнонациональных идеологий политических партий экспертами оставляют множество вопросов. Стоит заметить, что высок фактор неосознанного и даже случайного выбора.

Выводы: Подводя итог вышесказанному, политические партии в современной России выглядят преимущественно ирредентистскими антидвижениями, способными к объединению огромного числа этносов в российскую общность. Борьба за власть политических партий не сводится к борьбе этносов. Заметен преобладающий экономический инструментализм, по формированию политической, экономической, нежели этнической элиты. Вероятнее всего, используется интернациональная модель нового типа развития партийной системы в современной России. Этнонациональные и этнорегиональные партии не допустимы в виду усиленного государственного вектора на борьбу с экстремизмом. Употребление этнически окрашенной риторики (регионально) приветствуется в рамках умеренности без дискредитации других этносов. Политические партии используют этноним «россияне» как до конца неопределенную, но широкую электоральную категорию. Политические партии выглядят организациями протеста социального характера, этнический протест как особая форма российской политической действительности не демонстрируется.

Были выявлены следующие тенденции политических партий современной России в использовании этнонациональных идеологий: интенсификация и расширение российской общности путем активного включения этносов, улучшение внутрипартийной дисциплины по отношении к этносам, ослабление воздействия этнонационального меньшинства (диаспор и группировок) на политический процесс.

 

Список литературы:
1. Кочегарова Д., Новиков А. Политические позиции региональных партий Шотландии в отношении конституционной реформы / Общество: политика, экономика, право. 2016. № 4. (46) URL.: https://cyberleninka.ru/article/v/politicheskie-pozitsii-regionalnyh-partiy-shotlandii-v-otnoshenii-konstitutsionnoy-reformy (дата обращения: 18.12.2018)
2. Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд / Пер, с фр. с сокр.; Под ред. В. А. Базарова. М.: Мысль, 1994. С. 7. 
3. Бараш Р. Системно-коммуникативная теория протеста: протест как "альтернатива без альтернативы" / Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2018. № 3 (145). С. 125-131.
4. "Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) / Статья 282. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого до-стоинства. (в ред. Федерального закона от 28.06.2014 N 179-ФЗ) URL.: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/d350878ee36f956a74c2c86830d066eafce20149/ (дата обращения: 18.12.2018)
5. Шерстова Л. Этническая консолидация или конструирование: проблема генезиса тради-ционных культур / Вестник Томского государственного университета. 2016. № 402. C. 179.
6. Явлинский Г. «Яблоко» — партия нравственного выбора. 2018. URL.: https://www.yabloko.ru/reshenija_politicheskogo_komiteta/2018/10/25 (дата обращения: 05.01.2019)
7. Кривопусков В. Концепт «Русский мир»: принципы и возможности методологических подходов / Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2016. № 1 (174). С. 111-119.