Статья:

Язык как средство выражения эмоционального состояния человека

Конференция: XXIII Студенческая международная научно-практическая конференция «Гуманитарные науки. Студенческий научный форум»

Секция: Филология

Выходные данные
Дурдымырадова Д.Я. Язык как средство выражения эмоционального состояния человека // Гуманитарные науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. XXIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 12(23). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_humanities/12(23).pdf (дата обращения: 11.08.2022)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Язык как средство выражения эмоционального состояния человека

Дурдымырадова Джерен Язгелдиевна
студент, Карачаево-Черкесский государственный университет имени У.Д. Алиева, РФ, г. Карачаевск
Лепшокова Светлана Мурзакуловна
научный руководитель, канд. пед. наук, доцент, Карачаево-Черкесский государственный университет имени У.Д. Алиева, РФ, г. Карачаевск

 

Аннотация. Эмоции представлены на всех уровнях развития языка всеми возможными частями речи. Но необходимо исследование, как и с помощью чего язык связан с эмоциями, а через них и с регуляцией языка, а именно: от междометий к буквальным описаниям называющими словами и метафорами.

 

Ключевые слова: эволюция, инстинкт, бессознательное знание, спектр эмоций, развитие мышления, функции языка.

 

Одна из функций языка – передача опыта представителям одного с тобой вида. Особенность этой функции в том, что именно служит для передачи эмоций. Язык является универсальным средством «обучения» эмоциям [1].

Это обучения необходимо для того, чтобы индивидууму не приходилось вырабатывать новые «устойчивые реакции на раздражители» (эмоции) самостоятельно, в результате индивидуального опыта, подчас весьма горького и опасного для того же индивидуума. Эта проблема особенно остро стоит для человека как для существа, в ходе эволюции лишившегося большей части своих природных помощников – инстинктов, которые бы обеспечили существу программу действий, алгоритм поведения, направленного на поиски лучших путей выживания и основывающегося на врожденном бессознательном знании. В связи с этим обучения у человека занимает гораздо более важное место и отнимает намного больше времени, чем у других видов живых существ.

Все люди пользуются общим спектрам эмоций, который можно из личного опыта передать другим, причем сделать это опосредованно, через язык. Кстати сказать, язык не является прерогативой одного лишь человечества. Вполне развитый язык встречается и у видов, стоящих на более низких ступенях развития мышления.

Язык шимпанзе, например, включает в себя более 200 существительных, среди которых даже есть специальное слово, обозначающее «белый человек с ружьем». Но язык человека все же стоит на более высокой ступени развития, тем не менее, включая в себя и все примитивные уровни. Самый древний язык, общий для животных и человека, почти полностью состоит из опознавательных/предупредительных восклицаний и междометий.

Следующий уровень – язык человека неолита, встречающийся и сейчас у неразвитых социально племен и народностей. Он включает в себя множество «главных» слов: названий предметов (их имен) и названий действий (и побуждений к действиям), но в нем содержится очень мало характеристик и описаний этих предметов и действий. И, наконец, высшая ступень развития языка включает в себя огромное количество, как главных слов, так и обслуживающих их слов описаний и слов – характеристик [2].

Развития языка неизбежно проходит все эти этапы. Так, если сравнить литературу раннего средневековья с современной литературой, то в первой преобладают существительные и глаголы, тогда как последняя все больше склоняется к описаниям, в ней на равных выступают прилагательные и наречия.

Развитие языка, как и вообще любое развитие, не отбрасывает предыдущие этапы, а как бы нанизывает уровни один на другой, надстраивая новые на фундаменте уже пройденных. Именно благодаря этой особенности в нашей речи мирно уживаются и междометия, и наречия.

Однако если то, что человек думает (mental states) вполне можно уложить в слова, с эмоциями все сложнее, слову, обозначающему эмоцию, почти невозможно дать прямое лексикограмматическое толкование. Иными словами, «прямых слов» для описания эмоций (их вербализации) не существует [5]. Прямыми можно считать лишь названия эмоций (страх, радость, гнев), которые тем не менее никак не описывают данную эмоцию, не характеризуют её, хотя и вызывают в мозгу слушателей определенные ассоциации.

Как правило, когда прямое объяснение какого – либо явления по той или иной причине невозможно, говорящий использует различные окольные пути, обращаясь при этом к тем знаниям, которые, по его предположению, уже имеются в опыте адресата. Чтобы объяснить эти явления, чаще всего употребляют два приема [3]:

а) говорящий указывает на известную адресату ситуацию, в которой обычно возникает данное явление;

б) он сравнивает это явление с похожим на него другим явлением, знакомым адресату.

Эмоции представлены на всех уровнях всеми возможными частями речи. Язык связан с эмоциями, а через них и с регуляцией языка, именно: от междометий к буквальным описаниям называющими словами и, наконец, к метафорам.

Я почувствовал такое облегчение, когда услышал его бодрое приветствие.

Интересным является тот факт, что восклицания, междометия и те эмоции, которые они выражают. Являются общими не только для людей, но и совпадают с некоторыми животными формами, поскольку восходят к самому началу человеческого исхода из животного мира.

Некоторые из этих форм благополучно дожили до наших дней.

Например, каждый собаковод знает, что когда ему необходимо выказать собаке недовольства её действиями или запретить ей что-либо, нужно употребить междометие «ФУ!». Это сочетание звуков понятно собаке, так как оно имитирует носовой, похожий на чихание звук, производимый самкой матерью с целью негативной оценки того или иного предмета или действия, производимого её малышами. Задумываемся ли мы об этом, выражая своё отвращение, произнося «фу»?

Теперь настала пора обратиться к общим для людей междометиям. В самом деле, почему нам так ясно, что когда камефорниец говорит «УИК», он выражает своё негативное отношение к чему-то?

Все дело в том, что междометия очень тесно связаны с мимикой, выражением лица. Они практически никогда не встречаются отдельно от мимических средств выражения эмоций, а если и употребляются в отрыве от выражения лица, то автоматически кажутся фальшивыми и неискренними. Более того – часто междометия бывают продиктованы мимикой. Разберем это явления подробнее на примере:

Cornflakes, yik, I hate’em (Collins COBUILD English Language Dictionary).

Итак, [jΛk] выражает неприятие, отвращение: рот сначала слегка растягивается (нa j переход к Λ), а затем (на Λ) рот открывается чуть шире, нижняя челюсть опускается вниз и создается эффект опускания уголков рта вниз, позиция губ характерна для выражения отрицательных. Те же соотношения мимики и звукоряда характерны и для русского языка. Например, междометие «Ах» выражает неожиданность, не указывая на положительную / отрицательную окраску сюрприза. «Ах» вполне может быть как возгласом восторга, так и выкриком внезапного страха. Но в том и в другом случае это возглас неожиданности.

Уже несколько раз среди дам взлетало высокое «Ах» с оттенком более серьезным (А. Грин «Блистающий мир» гл. II).

Рот открыт широко, как при удивлении, но растянут в стороны, подчеркивая внезапность ситуации. Для «чистого» удивления, как в русском, так и в английском языках есть специальные междометия, округляющие рот и опускающие челюсть вниз:

«о-о-о» (рус); «wow» (англ.)

Опираясь на наши хеоретические предположения, мы можем составить примерную схему совпадений мимических проявлений эмоций и соответствующих им сочетаний звуков, междометий, продиктованных мимикой.

 

Рисунок. Схема совпадений мимических проявлений эмоций и соответствующих им сочетаний звуков, междометий, продиктованных мимикой

 

Теперь настало время вернуться к нашему первому примеру, описывающему общее для нас с собаками междометия «фу». Это и подобные ему междометия основываются совсем на других принципах, не столько мимических, сколько физиологических. Они выполняют функции защиты от внешних воздействий с помощью нужных операций воздухообмена. Так. «фу» - это физиологический аналог чихания, резкий выброс воздуха с целью защиты от отрицательных воздействий.

«Oh» - стимуляция глубокого вдоха, гипервениляция легких с целью дополнительной подачи кислорода в головной мозг, чтобы смягчить шок или неприятные эмоции; долгое «o-o-oh» - компенсация усталости, физического дискомфорта.

“O-o-oh”, cried Mrs Aouda, pressing  his hand to her heart (J.Verne. “Around the world in 80 days”).

Таким образом, мы можем разделить междометия, выражающие эмоции на две основные группы:

1. Связанные с физиологической регуляцией “oh”, “o-o-oh”, “фу”.

2. Связанные с мимикой “wow”, “yuk”, “Ah” и продиктованные выражениями лица. Следует отметить, что первая группа менее выразительна по сравнению со второй, задействующей такие паралингвистические факторы, как мимические средства выражения эмоций.

В данной статье мы рассмотрели как сами эмоции, так и пришли к таким выводам: несмотря на все многообразие выражений и описаний эмоций мы можем видеть определенные закономерности их существования в языке.

Так, представление эмоции может идти на каждом из выделенных в работе уровней языка, начиная с междометий, где предельно важна мимика человека, и заканчивая фразеологизмами, где метафорический смысл описания эмоций может изменяться при переводе на другой язык.

Когда эмоции представлены в речи путем номинации, можно выделить несколько основных видов описания эмоций: буквально - физиологический, где говорящий описывает физиологические проявления той или иной эмоции с тем, чтобы слушатель понял, о какой эмоции идет речь; и метафорический, где говорящий сравнивает эмоции со знакомыми слушателю объектами и явлениями.

Таким образом, мы получили стройную систему представления эмоций в языке, что и было главной целью нашего исследования.

 

Список литературы:
1. Апресян Ю. Д. Образ человека по данным языка: Попытка системного описания // Вопросы языкознания. – Москва : Наука 1995. - №1. - 166 с.
2. Арнольд И. В. Стилистика современного английского языка. - Москва : Наука, 1990. - 300 с.
3. Иорданская Л. Н. Попытка лексикотрафического толкования группы русских слов со значением чувства / Машинный перевод и прикладная лингвистика. – Москва: Просвящение, 1970. - 278 с.
4. Collins A. Collins Cobuild English Language Dictionary. - Cambridge, 1988. – 560 р.
5. Wierjbicka A. The Semantics of Emotions Fear and its Relatives in English / Australian journal of languishes. – Canberra, 1990. – 290 p.