Статья:

Проблемы эмотивности в поэзии А.К. Толстого

Конференция: XL Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: Филология

Выходные данные
Петрова А.А. Проблемы эмотивности в поэзии А.К. Толстого // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XL междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(39). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/11(39).pdf (дата обращения: 19.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Проблемы эмотивности в поэзии А.К. Толстого

Петрова Анна Александровна
студент 4 курса, филологический факультет, направление русский язык и литература, БГУ им. И.Г. Петровского, г. Брянск
Федорова Татьяна Владимировна
научный руководитель, канд. филол. наук, доц. БГУ им. И.Г. Петровского, г. Брянск

 

Эмотиология как наука возникла на стыке психологии и языкознания и продолжила активно развиваться с 80-х гг. прошлого столетия, что подтверждается наличием большого количества работ, посвященных эмотивности языка (см. Н.А. Лукьянова, В.И. Шаховский, В.И. Вольф, И.В. Арнольд, Э.С. Азнаурова, С.Б, Берлизон, Е.М. Галкина-Федорук, М.Д. Городникова, В.А. Мальцева, Н.М. Михайловская, Н.М. Павлова и др.). К базовым эмоциям в психологии относят: интерес, радость, удивление, горе, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вина (К. Изард). Выражение человеческих эмоций в языке разнообразно. В языке эмоции могут быть репрезентированы единицами почти всех уровней от фонетических средств (например, благозвучие (эвфония), неблагозвучие (какофония), аллитерация, ассонанс), словообразовательных (суффиксы субъективной оценки -к-, -ок-, -ек-, уменьшительно-ласкательные суффиксы -еньк-, оньк-, -иньк-, ушк-, юшк-, степени сравнения наречий и т.д.), синтаксических (обособленные конструкции, вводные предложения, вставные конструкции и т.д.). И на лексическом уровне слово в процессе своего функционирования получает эмоционально-окрашенные оттенки значения. Следовательно, мы можем говорить об эмотивной составляющей языка, а за единицу эмотивной лексики считать эмотивную сему [5, с. 24]. Эмотивность по В.И. Шаховскому – это «имманентно присущее языку свойство выражать системой своих средств эмоциональность как факт психики; отраженные в семантике языковых единиц социальные и индивидуальные эмоции» [5, с. 24]. Традиционно выделяют и эмосему – специфический вид сем, соотносимых с эмоциями говорящего и представленных в семантике слова как совокупность семантического признака «эмоция» и семных конкретизаторов <…>, список которых открыт и которые варьируют упомянутый семантический признак (спецификатор) в разных словах по-разному [6, c. 55].

Придерживаясь полевого подхода при лексическом анализе, мы будем считать категориально-лексическую сему эмотивности (КЛСЭ) ядром лексического поля эмоций, как основу психической реальности человека. Например, откровение – откровенное признание, сообщение (КЛС сообщение) [3, c. 462]; курьез – смешной, забавный случай (КЛС событие) [3, c. 306]. Ближайшую периферию будет составлять дифференциально-эмотивная лексика (эмотивы-номинации с включенными в них эмотивными смыслами, являющиеся различными семантическими разновидностями дифференциально-эмотивных сем). Дальнейшая периферия – коннотативно-эмотивная лексика (эмотивные экспрессивы с сопутствующими эмотивными смыслами, выраженные в системе лексикографических помет). Например, попирать – топтать кого-, что-либо, наступать на кого-либо (с презрением) ~ топтать кого-, что-либо и испытывать при этом презрение [3, c. 552].

Цель нашего исследования – анализ эмотивной лексики в поэтических текстах А.К. Толстого. Отличительная особенность лирики А.К. Толстого в искреннем, доверительном тоне лирического героя, скрывающем сильную, талантливую, но скромную натуру этого своеобразного поэта. Лирика А.К. Толстого многогранна. Поэт мастерски касается самых потаенных сторон души другого человека. В поэтических текстах А.К. Толстого наиболее ярко представлены следующие микрополя: радость, печаль (грусть), восхищение, любовь и т.д. В нашем исследовании мы обратимся к микроплю радости. На его примере мы проанализируем языковую реализацию данной эмоции в поэтическом тексте, а также способы ее выражения. Ядром данного микрополя выступает лексема – радость. В словаре С.И. Ожегова дается такое определение слову радость:

Радость, -и, ж. 1. Веселое чувство, ощущение большого душевного удовлетворения. 2. То, что (тот, кто) вызывает такое чувство. 3. Радостное, счастливое событие, обстоятельство [3, с. 630]. Как мы видим, слово имеет три значения. В данном случае мы примем за основу лексического поля первое значение, которое является основным, а за средства выражения этого микрополя не только корневые семы радость, но и суффиксы субъективной оценки, а также риторические восклицания. К ближайшей периферии данного микрополя мы отнесем синонимичные лексемы слову радость: восхищение, восторг, ликование, счастье [1, с. 411], которые имеют следующие значения. Восхищение. -я, ср. Высшее удовлетворение, восторг [3, с. 96]. Восторг. -а, м. Подъем радостных чувств, восхищение [3, с. 97]. Счастье. -я, ср. 1. Чувство и состояние полного, высшего удовлетворения. 2. Успех, удача [3, с. 772]. Ликование (ликовать). Торжественно радоваться, переживать состояние восторга [2, c. 127].

«Чем окончится наш бег?//Радостью ль? Кручиной?» [4, с. 18] это предложение мы отнесли бы к центру данного микрополя, так как подчеркнутое слово употреблено в прямом значении и имеет корневую сему радость, но присутствие частицы ль, имеющей коннотативную сему неуверенности, заставляет нас отнести этот пример и к микрополю сомнения.

И пел он так нежно и страстно

Как будто хотел он сказать:

«Утешься, не сетуй напрасно –

То время вернется опять!» [4, с. 22]

А в этом примере значение ЛП радость выражает риторическое восклицание: «Утешься, не сетуй напрасно – // То время вернется опять!», а также ЛЗ языковых единиц в данном предложении. Утешить – успокоить чем-н. радостным, облегчить кому-н. горе, страдание [3, с. 829]. В то время как значение же глагола сетовать – жаловаться, роптать [3, c. 705] перечеркивается отрицательной частицей не. А глагол вернется употреблен в своем основном значении – «прийти обратно; появиться вновь» [3, c. 70]. Следовательно, контекстное значение радости создается при помощи ЛЗ данных языковых единиц, а не корневой семой, как было в примере выше.

Разорвав тоски оковы,

Цепи пошлые разбив,

Набегает жизни новой,

Торжествующий прилив [4, с. 50].

В данном примере сема радости выражается такими лексическими единицами как: «разорвав, разбив; новой, торжествующий; жизни, прилив». Рассмотрим значения глаголов разорвать и разбить. Согласно словарю Ожегова С.И., глагол разорвать имеет 3 значения: 1. Резким движением, рывком разделить на части, нарушить цельность чего-н. 2. Перен. что. Прекратить, прервать. 3. что. Взорвать изнутри, разнести на части [3, c. 644]. В данном примере лексема разорвав имеет первое (оно же основное) значение – разделить на части, нарушить цельность чего-либо (цепей). Глагол разбить также многозначный: 1. Бить, то же что и ударять, т.е. нанести удар кому-либо, чему-либо. 2. Разделить, расчленить. 3. Планируя, устроить, а также вообще расположить что-н. 4. Повредить, разрушить, нарушить. 5. Победить, нанеся поражение [3, c. 631]. В данном контексте у лексемы разбив реализуются значения 1, 2, 4, 5, но как нам кажется, в данном отрывке наиболее уместно значение 5. Ведь лирический герой побеждает, освобождается от «оков тоски» и «пошлых цепей», следовательно, именно значение 5 выступает здесь основным. Эмоция радости реализуется в данном примере не только благодаря глаголам, но и прилагательным новой и торжествующий. Эти лексемы имеют следующие значения: «Новый – возникший, появившийся недавно, взамен прежнего. Торжествующий – то есть имеющий успех» [3, c. 406]. То есть, лирический герой торжествует от того, что его бытие обновляется благодаря «торжествующему приливу новой жизни», который разрывает «тоски оковы» и «разбивает пошлые цепи». Как мы видим, ни одно слово из данного отрывка не имеет корневой семы радость, но относится к данному ЛП, выражая значение восторга и ликования в данном эмотивном поле благодаря своим лексическим значениям.

Рассмотрим следующий пример, где контекстуальное значение радости реализуется не только с помощью ЛЗ, но и суффиксов степеней сравнения.

Звонче жаворонка пенье,

Ярче вешние цветы,

Сердце полно вдохновенья,

Небо полно красоты [4, с. 50].

Рассмотрим ЛЗ выделенных слов. Звонкий – 1. Звучный, громкий; 2. Способный издавать, производить звон. // Способный хорошо отражать звуки; гулкий. // Такой, в котором хорошо распространяются звуки [3, c. 223]. Яркий – 1. Дающий сильный свет, сияющий. 2. Резкий по чистоте и свежести тона (о цвете, краске). 3. перен. Сильный и впечатляющий [3, c. 899]. Данные лексемы употреблены в своем основном ЛЗ, а сравнительная степень, выраженная суффиксом -е, лишь усиливает положительную коннотацию. Абстрактные существительные (вдохновенье, красота) благодаря своим лексическим значениям также являются средством выражения эмотивной семы «радости». Вдохновение – творческий подъем, прилив творческих сил [3, c. 67]. Красота – 1. ед. Все красивое, прекрасное, все то, что доставляет эстетическое и нравственное наслаждение. 2. мн. Красивые, прекрасные места (в природе, в художественных произведениях). 3. красота!, в знач. сказ. О чем-н. очень хорошем, впечатляющем, блеск (в 3 знач.) (разг.) [3, c. 296]. Лексемы красота и вдохновение употреблены в своем основном значении. Таким образом, в данном примере, используя не только основное ЛЗ данных слов, но и суффиксы сравнительной степени имени прилагательного, автор рисует перед нами картину духовного очищения через единение с природой. И, следовательно, мы относим этот пример к периферии данного микрополя со значением восхищение, восторг, счастье.

Также значение ЛП радость может достигаться в поэзии А.К. Толстого при помощи риторических восклицаний, междометий, эпитетов и форм повелительного наклонения, например: «А этот вечер? О, взгляни, // Какое мирное сиянье!» [4, с. 40–41]. Лексема красота, также как и лексема вдохновение употреблена в своем основном значении. Таким образом, используя основное ЛЗ данных слов, автор рисует перед нами картину духовного очищения через единение с природой, а междометие о, форма повелительного глагола взгляни и эпитет мирное лишь дополняют своими оттенками значения семантику данного предложения и относят к периферии ЛП радость со значениями восторг и восхищение.

Как мы видим, эмотивные значения в поэтических текстах довольно гибки, и не всегда мы можем четко структурировать те или иные языковые единицы. Таким образом, мы можем говорить о том, что в художественном поэтическом тексте эмотивность реализуется по-разному, т.е. на различных языковых уровнях. А причастность к тому или иному эмотивному микрополю определяется эмотивными смыслами, которые выражаются не только в корневых семах лексем, но и в формальных показателях (например, суффиксы субъективной оценки). И на основании лексических значений мы можем причислять слова к тем или иным эмотивным микрополям.

 

Список литературы:
1. Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка: Практический справочник: Ок. 11 000 синоним. рядов. – 11-е изд., – М.: Рус. Яз., 2001. – 568 с. 
2. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. – М.: Русский язык, 2000
3. Ожегов С.И. Толковый словарь Русского языка: издание 4-е, доп. – М., 2001.
4. Толстой А.К. Избранное. – М.: Правда, 1986. – 477 с.
5. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. Воронеж, 1987. – С. 24.
6. Шаховский В.И. Эмотивная семантика слова как коммуникативная сущность. Сб.: Коммуникативные аспекты значения. – Волгоград: Волгр. пед. ин-т, 1990. – 349 с.