Статья:

Цветосимволизм в крымском тексте Л. Н. Толстого"Севастопольские рассказы"

Конференция: XXXIX Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: Филология

Выходные данные
Шелудько М.И. Цветосимволизм в крымском тексте Л. Н. Толстого"Севастопольские рассказы" // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XXXIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(38). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/10(38).pdf (дата обращения: 23.09.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 16 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Цветосимволизм в крымском тексте Л. Н. Толстого"Севастопольские рассказы"

Шелудько Мария Илларионовна
студент 6 курса, направление подготовки 45.04.01 Филология, магистерская программа «Русский язык», РФ, г. Ялта
Царегородцева Светлана Сергеевна
научный руководитель, канд. филол. наук, доц., Гуманитарно-педагогическая академия ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского», РФ, г. Ялта

 

Крымский текст как продолжение крымского мифа сформировался в литературе XIX века. В условиях возрастающего внимания к сверхтексту крымский текст выходит на первый план проблем современного литературоведения. Обращение к любому аспекту крымского текста как регионального (локального, топического) сверхтекста русской литературы предполагает уяснение творческих интенций русских писателей, обусловленных крымским материалом.

Крым как лингвокультурный феномен повлиял на творчество ряда писателей, а в особенности таких как: М.В. Ломоносов, Г.Р. Державин, С.С. Бобров, А.С. Пушкин, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов. Крымскому тексту посвящено большое количество работ российских и украинских филологов и культурологов: Е.К. Беспаловой, М.П. Билык, И.М. Богоявленской, Л.М. Борисовой, Р.М. Горюновой, В.П. Казарина, О.Л. Калашникова, Н.А. Кобзева, С.О. Курьянова, В.В. Курьяновой, А.П. Люсого, М.А. Новиковой, Л.А. Ореховой, И.В. Остапенко и др.

С.О. Курьянов утверждает, что представление о Крыме у древнерусских книжников проходило опосредованно, как у переводчиков произведений древнерусского происхождения [2, с. 3–5]. Исследователь подчеркивает, что воспринимать крымский текст нужно как совокупность запечатленных в художественных произведениях явлений внехудожественной реальности, связанных с центром (ядром) и на этом основании собирающиеся в воспринимающем сознании в единый сверхтекст [2].

В статье Н.А. Купиной, Г.В. Битенской «Сверхтекст и его разновидности» содержится наиболее лаконичное определение термина: «Сверхтекст – это совокупность текстов, высказываний, ограниченная темпорально и локально, объединенная содержательно и ситуативно, характеризующаяся цельной модальной установкой, достаточно определенными позициями адресанта и адресата, и особыми критериями нормального/анормального» [3, с. 215].

С.О. Курьянов утверждает, что «термин «крымский «явился своеобразной реакцией на работы В.Н. Топорова, а особенно на его книгу «Петербургский текст русской литературы». Термин «крымский текст» ввел А.П. Люсый. Крымский текст в русской литературе исходит из крымской темы и крымского мифа (мифа Тавриды) [4, с. 7]. В. В. Курьянова определяет понятие крымский текст как «семантически связанную с Крымом систему представлений о человеке и мире, которая отражает неповторимости крымской земли, является ее знаковой манифестацией и закреплена в произведениях писателя (писателей)» [2, с. 5].

Внимание реципиента в «Севастопольских рассказах» Л.Н. Толстого привлекает колоративная лексика произведения. Колоративная лексика основывается на базовом концепте «Цвет». Семантически лексема «цвет» обозначает один из видов красочного радужного свечения от красного до фиолетового, а также их сочетаний или оттенков. Цвет на протяжении всего времени существования человечества тесно связан с философским и эстетическим осмыслением мира.

Б.А. Базыма под колоративной лексикой понимает группу слов, выражающую значение цвета. Языковую или речевую единицу, в состав которой входит корневой морф, который на семантическом или этимологическом уровне связан с цветономинацией исследователь называет «колоризмом» [1, с. 26]. На данном этапе развития науки существует несколько направлений исследований цветообозначений: собственно сопоставительный аспект, эволютивный, психолингвистический, словообразовательный, когнитивный. Цветообозначения в художественном тексте выступает отдельным направлением лингвистических исследований. Лингвисты, при изучении вербализации цветового восприятия, подразделяет цвета на основные группы: абсолютные и оттеночные. Абсолютные, в свою очередь, детерминируются на хроматические (красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый) и ахроматические (черный, белый, серый).

В исследуемом произведении используются следующие лексемы для цветообозначения: черный (черная фигура, черная земля, черное небо, черная борода, черное пальто, черная линия горизонта, черный воротник, почернелое лицо и др.); серый (серые солдаты, серое пальто, серенький графин, серые глаза, светло-серый горизонт); белый (белая линия, белое облачко, белый дымок, белая рубашка, белый туман с черного моря, белый затылок, белые блестящие зубы, белый флаг и белая тряпка (в значении флага), белесый арбуз, белокурое личико, белобрысый офицер); желтый (желтая грязь, желтая бумага, желтая сигарочница, желтые горы с производными гипонимами бледно-желтоватое лицо, нездоровый желтоватый загар, желтовато-грязная рубашка); красный (красный воротник, красный платочек, красные губы, красная рубашка, ярко-красное одеяло, красный ярлык); розовый (розовые лучи, розовое платье, розовый гроб, розовая рубашка, розовая лампадка, отрадно-розовый цвет); голубой (голубые глаза, голубое облако); синий (синяя одежда, синее небо, темно-синее небо); лазурный (лазурный, светло-лазурный горизонт); коричневый (коричневое лицо); лиловый (лиловатый цвет шинели, чепец с лиловыми лентами, лиловатые облака); зеленый (позеленелая медь, зеленые ветки, зеленоватые волны); нанковый (нанковый сюртук).

В «Севастопольских рассказах» цветосимвол «черный» наделен негативными характеристиками, такими как: разрушительность, подавление, депрессия, пустота, такой «загадочный цвет» поглощает все цвета вокруг и означает окончание чего-либо. Цветосимвол «серый» соединяет в себе противоположные качества черного и белого, в контексте включает все свои негативные характеристики: боязнь утраты, меланхолия, болезнь, печаль, депрессия. «Белый» как цветосимвол «Севастопольских рассказов» включает в себя как позитивные, так и негативные характеристики: долголетие и жизненная радость, периферия между жизнью и смертью, нейтралитет.

Цветосимвол «желтый» этимологически происходит от латинского «желчь, желчный пузырь». И данный цветосимвол приобретает в тексте негативные характеристики и ассоциируется со старостью, грязью и болезненным состоянием. Цветосимвол красный наиболее характерен для текстов с главным концептом «война» и употребляется с коннотацией лидерства, упорства, борьбы за свои права, созидания, динамичности, настойчивости, физического насилия, нетерпимости, жестокости, разрушения, упрямства.

Лексема «розовый» этимологически происходит от латинского «роза» и цветосимвол имеет значение романтичности, доброты, любви и страсти, в негативном направлении толкования – ослабление влияния красного. Цветосимвол лазурный восходит к ср.-лат «голубой камень» и означает воздух, высоту и духовную свободу.

«Коричневый» по своей цветовой природе имеет коннотацию жизненности, которая потеряла свою активность.

Цветосимвол «лиловый» восходит к др.-инд. «темно-синий» от арабск. «сирень» и оказывает мягкое воздействие.

«Нанковый» цветосимвол ассоциируется с грубостью и войной из-за отнесенности к исходной лексеме «нанк» (о грубой хлопчатобумажной ткани).

В «зеленом» сочетаются покой и неподвижность из-за слияния синего и желтого цветов.

Таким образом крымский текст Л.Н. Толстого «Севастопольские рассказы» как топосный сверхтекст является репрезентантом символьного цветообозначения, которое красочно отражают и наличие концепта «война» в исследуемом произведении.

 

Список литературы:
1. Базыма Б.А. Психология цвета. Теория и практика / Б.А. Базыма. – Спб.: Речь, 2005.
2. Курьянов С.О. На пути к созданию Крымского текста русской литературы. Миф первый. О святости крымской земли – [Электронный ресурс]. / С.О. Курьянов // Филология и литературоведение. – 2014. – № 7. – Режим доступа: http://philology.snauka.ru/2014/07/884. 
3. Купина Н.А., Битенская, Г.В. Сверхтекст и его разновидности / Н.А. Купина Г.В. Битенская // Человек. Текст. Культура. – Екатеринбург, 1994. – С. 214–233.
4. Люсый А.П. Наследие Крыма: география, текстуальность, идентичность [Текст] / Александр Павлович Люсый. – М.: Русский импульс, 2007. – 240 с.
5. Пушкин А.С. Сочинения в трех томах. Стихотворения. Сказки. Руслан и Людмила / А.С. Пушкин. – М.: Художественная литература, 1985. – 735 с.
6. Щитова О.Г. Тюркизмы русских среднеобских говоров в аспекте проблемы сибирского фронтира / О.Г. Щитова // Вестник ТГПУ. – 2011. – Выпуск 3 (105). – С. 20–26.