Статья:

Розацеа: обзор новых данных патогенеза и методов лечения

Конференция: XXXV Студенческая международная научно-практическая конференция «Естественные и медицинские науки. Студенческий научный форум»

Секция: Медицина и фармацевтика

Выходные данные
Савельева А.Д. Розацеа: обзор новых данных патогенеза и методов лечения // Естественные и медицинские науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. XXXV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(35). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_nature/1(35).pdf (дата обращения: 21.06.2021)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Розацеа: обзор новых данных патогенеза и методов лечения

Савельева Анна Дмитриевна
студент, ФГБОУ ВО Тверской ГМУ Минздрава России, РФ, г. Тверь
Дубенский Валерий Викторович
научный руководитель, д-р. мед. наук, профессор, ФГБОУ ВО Тверской ГМУ Минздрава России, РФ, г. Тверь
Некрасова Елизавета Георгиевна
научный руководитель, канд. мед. наук, доцент, ФГБОУ ВО Тверской ГМУ Минздрава России, РФ, г. Тверь

 

Розацеа – хронический воспалительный дерматоз, характеризующийся поражением кожи лица в виде эритемы и папуло - пустуллезных элементов, фим и поражения глаз.

Заболевание чаще развивается у лиц женского пола в возрасте 30-50 лет, имеющих определенную генетическую предрасположенность к транзиторному покраснению кожи лица, реже – шеи и, так называемой, зоны «декольте». Считают, что дерматозу чаще подвержены лица 1 и 2 фототипов, однако заболевание может встречаться при любом фототипе кожи. В странах Европы распространенность розацеа составляет от 1,5% до 10%, в России – 5% [1].

На экспертном совете ROSCO в 2016 году были обобщены последние научные данные и было предложено классифицировать розацеа согласно фенотипическим признакам с выделением 4 фенотипов: транзиторная/стойкая эритема и телеангиоэктазии, папулы и пустулы, фиматозные изменения, глазные проявления. К второстепенным признакам относят: жжение, покалывание, отек, ксероз и повышенную чувствительность кожи [2].

К потенциальным причинам возникновения розацеа на данный момент относят: генетическую предрасположенность, врожденную иммунопатологию, нейрососудистые и сосудистые механизмы, роль клеща демодекс и другие теории [3].

В патогенезе розацеа важную роль отводят пептиду кателицидину. Кателицидины это семейство многофункциональных белков, которые обеспечивают в коже защиту первой линии против инфекционных агентов, влияя на местные воспалительные реакции и ангиогенез путем непосредственного воздействия на эндотелиоциты. По данным исследований, у пациентов, страдающих розацеа, в коже лица в 10 раз повышен уровень кателицидинов и в 10 000 раз повышен уровень протеаз, которые их активируют [1, 3].

В исследовании, финансируемом NRS (Национальное общество розацеа), доктор Ричард Галло и его коллеги из Калифорнийского университета в Сан-Диего обнаружили, что кателицидины могут вызывать воспалительные папулы и пустулы, а также сосудистые эффекты, такие как покраснение и видимые кровеносные сосуды, называемые телеангиэктазией [3].

Согласно результатам исследования, опубликованным в научном журнале Nature Medicine, кателицидины и связанные с ними биохимические вещества, могут провоцировать вспышки розацеа после воздействия тепла,  ультрафиолетового излучения солнца и микроорганизмов, таких как Demodex folliculorum [3].

Команда, возглавляемая доктором Анной Динардо, доцентом медицины Калифорнийского университета в Сан-Диего, обнаружила, что тучные клетки играют непосредственную роль в активации некоторых типов кателицидинов. Изучая этот процесс у мышей, команда доктора Динардо установила, что при воздействии нейропептида ПАКАП тучные клетки вырабатывают ферменты, запускающие выработку и активацию кателицидинов.

У мышей, выведенных без тучных клеток, этой реакции не наблюдалось. Команда доктора Динардо в настоящее время проводит дальнейшие исследования того, возвращаются ли тучные клетки и, связанные с ними ферменты, к нормальному уровню при воздействии стабилизирующих агентов  [3].

Анализ транскриптомных профилей наряду с количественным методом полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией показал, что клинические фенотипы розацеа имеют профили генов, которые отличаются от здоровой кожи. С помощью этого анализа подтвердилось наличие нейрососудистых и нейроиммунных механизмов развития первых проявлений розацеа, наряду с воспалительными [4].

Таким образом, эритема и телеангиэктазии считаются следствием развития первичной нейрососудистой воспалительной реакции [5].

Финансируемая NRS, доктор Мина Яар из Медицинской школы Бостонского университета и ее коллеги обнаружили, что воздействие ультрафиолетового излучения на солнечный свет приводит к выработке фактора роста эндотелия сосудов (VEGF), вещества, которое связано с развитием видимых кровеносных сосудов - телеангиэктазией.

Также обнаружено, что в более темной коже затруднено попадание ультрафиолетового излучения в нижние слои кожи. У таких людей, VEGF, как правило, не влияет на кровеносные сосуды [3].

Другими авторами было изучено, что нейроэкспрессируемые каналы TRPV1 могут быть ответственны за активацию кожной сосудистой сети, приводящей к покраснению и эритеме по нейроваскулярному механизму с участием медиаторов нейрогенного воспаления [5].

Появление папуло-пустуллезных высыпаний считается следствием сочетания нейрогенного воспаления и нарушения реактивности врожденного и адаптивного иммунного ответа [4].

Известно, что клещ Demodex folliculorum встречается на коже всех людей, но часто в большем количестве у тех, кто страдает розацеа. До сих пор много споров о том, является ли увеличение их концентрации причиной или следствием розацеа. Однако, появляется все больше свидетельств того, что клещ демодекс может вызвать иммунный ответ у людей с розацеа или что воспаление может быть вызвано определенными бактериями, связанными с клещами [3].

Доктор Фрэнк К. Пауэлл, дерматолог-консультант больницы Mater Misericordiae в Дублине, Ирландия, отметил, что клещи наиболее многочисленны в тех областях лица, где  чаще всего видны проявления розацеа: щеки, нос, подбородок, лоб и что большее количество клещей обнаружено в биоптатах папулопустулезных проявлений розацеа [3].

Согласно исследованиям доктора Мартина Шаллера, доцента кафедры дерматологии Университета Людвига-Максимилиана в Мюнхене, проявления на коже, вызванные клещом демодексом, известные как заболевание демодекоз, может имитировать симптомы розацеа [3].

Высказано предположение, что Demodex folliculorum у больных розацеа может быть связана с особой бактерией, называемой Bacillus oleronius. В исследовании, финансируемом NRS, доктор Кевин Кавана и его коллеги из Национального университета Ирландии обнаружили, что B. Oleronius стимулировали воспалительную реакцию у 79% пациентов с папуло-пустуллезной формой розацеа [3].

Исследователи также отметили, что потенциальная роль бактерий подтверждается тем фактом, что эффективное лечение розацеа включает антибиотики, которые действуют и на  B. oleronius, в то время как антибиотики, которые не действенны на эти бактерии, как правило, не эффективны в лечении розацеа [3].

Генетическая предрасположенность была впервые показана в ретроспективном исследовании, в котором риск развития заболевания у членов семьи больных розацеа был повышен более чем в 4 раза, а также были сообщения о развитии розацеа у монозиготных близнецов [4].

Кроме того, недавнее когортное исследование близнецов с розацеа обнаружило более высокую корреляцию между монозиготными, чем между гетерозиготными близнецами. В другом исследовании генетический анализ продемонстрировал потенциальную значимость полиморфизма гена глутатион-S-трансферазы (GST), у которых обнаружены нуклеотидные генотипы GSTT1 и GSTM1, тесно связанные с повышенным риском заболевания.

Поскольку GST кодирует фермент, необходимый для каталитического восстановления активных форм кислорода (ROS), полиморфизм в GST может приводить к выраженному окислительному стрессу и влиять на патогенез розацеа [4].

Недавние исследования геномной ассоциации выявили три аллеля лейкоцитарного антигена человека (HLA) и два однонуклеотидных полиморфизма (SNPs), ассоциированных с розацеа.

Как оказалось, ассоциированные с розацеа гены HLA связаны с аутоиммунными заболеваниями, включая сахарный диабет I типа и целиакию [5]. В другом исследовании, у пациентов с розацеа была обнаружена генетическая предрасположенность к переносу полиморфного варианта rs3733631 в генах рецептора тахикинина TACR3, который близко располагается к локусу гена TLR2 при 4q25. Поэтому можно предположить, что полиморфизм в TACR3 может быть вовлечен в развитие розацеа путем повышения экспрессии TLR2 [4].

Многочисленные исследования показали улучшение симптомов розацеа после эрадикации Helicobacter pylori, как одного из этиологических факторов заболевания [6]. В опросе Национального общества розацеа приняли участие более 400 пациентов, утверждающих о связи высыпаний с пищевыми пристрастиями. Пациенты, изменившие свой рацион, в 95% сообщили о сокращении рецидивов заболевания.

Наиболее частые триггеры указаны: горячие кофе и чай, алкоголь, включая вино, специи, томаты, шоколад, цитрусовые и молочные продукты [3].

Повышение эффективности лечения данного заболевания связывают с особенностями ухода за кожей.

К общему уходу за кожей пациентов с розацеа относят: использование солнцезащитного крема, гипоаллергенных моющих и увлажняющих средств,  ограничение наружных триггеров [2].

Алгоритм лечения больных розацеа зависит от клинических проявлений заболевания.

По данным авторов, при транзиторной эритеме наиболее эффективны  альфа-адреномиметики (наружно), бета-блокаторы (перорально), внутрикожное введение ботулотоксина, возможно применение лазеров для замедления прогрессирования розацеа [2].

Для лечения стойкой эритемы используют: 0,33% бримонидин гель, 1% оксиметазолин крем, интенсивный импульсный свет (IPL), калий-титанил-фосфатный (КТР) лазер или импульсный лазер на красителе (PDL), инъекции ботулотоксина [5].

В лечении папуло-пустуллезной розацеа, легкой и средней степени тяжести, наиболее эфективны: 15% азелаиновая кислота, ивермектин крем, 0,75% метронидазол гель, пероральный прием тетрациклинов, альтернативным вариантом является прием азитромицина, если тетрациклины неэффективны или плохо переносятся [5]. В лечении тяжелых форм наиболее эффективны системный изотретиноин в дозировке 0,3 мг/кг массы тела [5].

По данным исследований, лечение изотретиноином в дозировке 0,3 мг/кг наиболее эффективно в лечении папуло–пустуллезной форм розацеа, по сравнению с доксициклином в суточной дозировке 50-100 мг. Однако, рецидивы встречаются более часто, по сравнению с применением изотретиноина для лечения акне [5]. В терапии телеангиэктазий эффективно использование лазеров: PDL, IPL, внутрисосудистые инъекции 0,5%-1% этоксисклерола– микросклеротерапия [5].

В лечении фиматозного типа розацеа рекомендуются системные ретиноиды (при начальных проявлениях): изотретиноин 0,1-0,3 мг/кг массы тела перорально в течение 4-6 месяцев. Более тяжелые формы рекомендовано: хирургическое иссечение, электрохирургия, СО2-лазерная терапия [1].

На данный момент лазерные технологии отлично зарекомендовали себя в замедлении прогрессировали заболевания.

Начинают их использование не только со стойкой эритемы и телеангиэктазий, но и для лечения папуло-пустуллезной формы розацеа, так как это вид лечения уменьшает воспаление, снижает активность сальных желез, активирует синтез коллагена, эластина, гиалуроновой кислоты [7].

Розацеа – хроническое заболевание, но в настоящее время существует большой арсенал лекарственных средств и косметологических и лазерных процедур, которые позволяют добиться   стойкой длительной ремиссии, иметь контроль над симптомами заболевания и улучшить качества жизни пациентов с розацеа.

 

Список литературы:
1. Клинические рекомендации: Розацеа/Российское общество дерматовенерологов и косметологов. – Москва, 2020.
2. Schaller M, Almeida LM, Bewley A, Cribier B, Dlova NC, Kautz G, Mannis M, Oon HH, Rajagopalan M, Steinhoff M, Thiboutot D, Troielli P, Webster G, Wu Y, van Zuuren E, Tan J. Rosacea treatment update: recommendations from the global Rosacea COnsensus (ROSCO) panel. Br J Dermatol. 2017 Feb;176(2):465-471. doi: 10.1111/bjd.15173. Epub 2017 Feb 5. PMID: 27861741. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/27861741/
3. National Rosacea Society. https://www.rosacea.org/patients/information
4. Е. В. Агафонова, Л. С. Круглова, М. А. Авагумян Генетические маркеры розацеа // ВНМТ. 2018. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/geneticheskie-markery-rozatsea
5. Rainer BM, Kang S, Chien AL. Rosacea: Epidemiology, pathogenesis, and treatment. Dermatoendocrinol. 2017 Oct 4;9(1): e1361574. doi: 10.1080/19381980.2017.1361574. PMID: 29484096; PMCID: PMC5821167. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/29484096/
6. Schaller M, Almeida LMC, Bewley A, et al. Recommendations for rosacea diagnosis, classification and management: update from the global Rosacea Consensus 2019 panel. Br J Dermatol. 2020; 182(5):1269–1276. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/31392722/
7. Hofmann MA, Lehmann P. Physical modalities for the treatment of rosacea. J Dtsch Dermatol Ges. 2016 Dec;14 Suppl 6:38-43. doi: 10.1111/ddg.13144. PMID: 27869377. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/27869377/