Статья:

К вопросу о цели уголовно-процессуальной деятельности

Конференция: X Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Гузов А.С., Стручалина О.А. К вопросу о цели уголовно-процессуальной деятельности // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. X междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9(10). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/9(10).pdf (дата обращения: 23.09.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

К вопросу о цели уголовно-процессуальной деятельности

Гузов Александр Сергеевич
студент, Юридический институт Сибирского федерального университета, РФ, г. Красноярск
Стручалина Ольга Александровна
студент, Юридический институт Сибирского федерального университета, РФ, г. Красноярск

 

В УПК РФ отсутствует какое-либо указание на цели уголовного судопроизводства, имеется лишь указание на цели доказывания, однако, в ст. 6 имеется назначение уголовного судопроизводства. Назначением законодатель считает: защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод. Имеется в статье и ч.2 – «Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождения их от наказания, реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию».

Важно определиться, что вкладывается законодателем в понятие «назначение» и как это связано с целью. На первый взгляд, читая ст.6 УПК, можно принять её положения за цель уголовного судопроизводства, однако такое мнение будет являться ошибочным.

«Назначение» и «цель» относительно самостоятельные категории. Самостоятельны они потому, что в сущности своей означают разное, так назначение определяет, для чего вообще нужна какая-либо деятельности, а цель определяет, что ожидается в результате какой-либо деятельности. Относительность этой самостоятельности проявляется в том, что содержание конкретных целей деятельности обуславливается её назначением.

Анализируя доктринальные источники, можно объединить все точки зрения ученых о цели уголовно-процессуальной деятельности в четыре большие группы: 1) цель деятельности – реализация норм уголовного закона; [1, с. 45] 2) цель – изобличение и наказание виновного; [2, с. 47] 3) цель – достижение истины по уголовному делу; [3, с. 6] 4) цель – борьба с преступностью.

Что касается первой группы, видящей цель в реализации норм уголовного закона. Безусловно, уголовно-процессуальная деятельность должна давать пригодный материал для применения уголовно-правовых норм, и с этим не было бы никаких проблем, если бы в законодательстве содержались четкие требования относительно того, что из себя должен представлять данный пригодный материал для всех случаев применения той или иной нормы уголовного права. Данная цель реализуется в рамках квалификации.

Вторая группа ученых, поставив целью уголовно-процессуальной деятельности изобличение и наказание виновного, во-первых, объединила две самостоятельные деятельности, одна из которых, наказание виновного, т.е. процесс определения вида и размера наказания, которые диктуются рамками уголовного права, уголовно-процессуальной деятельностью может быть охвачен только процессуальный момент вынесения приговора, в котором содержится наказание. Во-вторых, речь идет только об установлении виновности, забывая о том, что в качестве одного из назначений уголовного судопроизводства является, даже в той редакции, которую предложил законодатель, имеется указание на защиту личности от «незаконного и необоснованного обвинения». А назначения как указывалось выше, это то, для чего существует судопроизводство, то, что влияет на формирование целей, поэтому указание только лишь на изобличение виновных было бы не правильным.

Третья группа ученых, указывая, что цель процесса – достижение истины по уголовному делу, вызывает немало споров, относительно того, а возможно ли вообще достижение истины и правильно ли оперировать таким понятием применительно к уголовному процессу. О данной цели можно было бы вообще начинать разговор, если бы все мы точно и строго понимали, что такое истина.

Четвертая группа ученых считает, что цель процесса – борьба с преступностью. На наш взгляд, эти ученые вывели слишком абстрактную цель, но, тем не менее, очень амбициозную, даже весьма политизированную.

Конечно, преступность явление отрицательное и необходимо предпринимать все меры по её устранению.

Но в рамках процесса нет никакой борьбы с преступностью, есть расследование преступления, судебное разбирательство, ни слова ни о какой борьбе. Да и способна ли на это одна лишь отрасль права – уголовно-процессуальное право?

Ответ очевиден – нет.  В качестве аргументов приведу некоторые положения: Во-первых, борьба как цель сформировано неправильно, получается действие для достижения действия. Победа – цель борьбы, следовательно, сторонникам позиции надо было формулировать цель как победу над преступностью.

Во-вторых, УПК РФ не содержит понятие «преступность», более того нет этого определения и в УК РФ, понятие преступности можно обнаружить лишь в доктринальных источниках по криминологии, приводить его не считаем необходимым.

В-третьих, возникает вопрос, а с кем бороться?  С преступностью как категорией не имеет смысла.

Если с лицами, совершившими преступление, т.е. преступниками, то в рамках уголовно-процессуальной деятельности это неосуществимо, статус преступника приобретается после вынесения и вступления в силу обвинительного приговора суда. До этого момента преступников нет, а деятельность, получается, осуществляется без цели – это абсурд.

В-четвертых, согласно уголовному праву, целями наказания является предупреждение совершения новых преступлений, так называемые общая и специальная превенции.

Общая реализуется посредством уголовного закона, а вот специальная может реализовываться и посредством УИК РФ и правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений. Спорным является вопрос о действительном существовании превенций, на наш взгляд, это фикция. Нет ничего, что могло бы заставить лицо не совершать преступления. Только он сам может себя остановить.

Элемент устрашения также не оправдывает результативности превенций. Всем известен факт, что наибольшее количество карманных краж в средневековой Англии совершалось во время публичной казни вора.

Да и вообще, если бы цель общей превенции была бы достигнута хотя бы единожды, то преступность как явление должно было уже быть искоренено. То есть цель наказания как общая и частная превенция вообще сформулирована с нарушением правил целеполагания, выбрана заранее недостижимая цель.

Следовательно, борьба с преступностью не цель уголовного процесса, это даже не цель криминальных отраслей права, на мой взгляд, это некая политическая категория, возможно, одна из целей деятельности государства, правоохранительных органов.

В данной работе мы исходим из того, что цель уголовно-процессуальной деятельности совпадет с целью доказывания, точка зрения основывается на позиции А.С. Барабаша, который утверждает, что доказывание есть стержень уголовно-процессуальной деятельности, следовательно, установление обстоятельств, перечисленных в статье 73 УПК РФ – одновременно и цель доказывания, в соответствии со ст. 85 УПК РФ, и цель уголовно-процессуальной деятельности. [4, с. 122]

 

Список литературы: 
1. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России в вопросах и ответах: Учебное пособие. – М., 2000. – 480 с. 
2. Гришин С.П. Охрана чести и достоинства личности при производстве по уголовному делу // Уголовно-процессуальная деятельность и правоотношения в стадии предварительного расследования. – Волгоград, 1981. – 80 с.
3. Духовской М.В. Из лекций по уголовному процессу. – М., 1895. – 224 с.
4. Барабаш А.С. Природа российского уголовного процесса, цели уголовно-процессуальной деятельности и их установление. – СПб. : Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. – 257 с.