Статья:

Анализ особого порядка судебного разбирательства с позиции критериев уголовно-процессуальной деятельности

Конференция: XII Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Гузов А.С., Стручалина О.А. Анализ особого порядка судебного разбирательства с позиции критериев уголовно-процессуальной деятельности // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. XII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(12). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/11(12).pdf (дата обращения: 12.08.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Анализ особого порядка судебного разбирательства с позиции критериев уголовно-процессуальной деятельности

Гузов Александр Сергеевич
студент, Юридический институт Сибирского федерального университета, РФ, г. Красноярск
Стручалина Ольга Александровна
студент, Юридический институт Сибирского федерального университета, РФ, г. Красноярск

 

Анализируя уголовно-процессуальную деятельность, нами были выделены предпосылки и содержание уголовно-процессуальной деятельности, попытаемся определить наличие данных категории применительно к особому порядку судебного разбирательства.

Начать следует с предпосылок к ним отнесены субъект и субъективные категории. Субъект иначе деятель, хозяин уголовно-процессуальной деятельности был определен для целей настоящей работы, как органы государства, осуществляющие уголовно-процессуальную деятельность в силу публичности российского уголовного процесса, которые реализуют цели, поставленные перед ними государством. Субъект «втягивает» в орбиту своей деятельности участников процесса. [1, с. 312]

Применительно к особому порядку, исходя из положений главы 40 УПК РФ, мы можем выделить двух представителей органов государства: государственного обвинителя и судью. Кто же из них субъект? Кто осуществляет деятельность?

Роль государственного обвинителя сведена к даче согласия или выражении возражения по вопросу рассмотрения уголовного дела в особом порядке, а также, в случае рассмотрения в таком порядке, изложению предъявленного обвинения. Сомневаюсь, что в этих действиях отражается весь смысл особого порядка.

Субъект должен быть хозяином своей деятельности, он должен её инициировать, решая задачи, ведомый целью прийти к необходимому результату. Особый порядок инициируется ходатайством обвиняемого, прекращается и рассмотрение переходит в общий порядок в случае заявления, обвиняемого, потерпевшего или государственного обвинителя. Получается, что деятельность суда, если он деятель и её хозяин, достаточно легко прекращается. Да и действия сведены к вынесению приговора.

Возможно, определиться с субъектом поможет цель уголовно-процессуальной деятельности. Если особый порядок – уголовно-процессуальная деятельность, то его целями должны стать установление обстоятельств, подлежащих доказыванию и соблюдение прав и свобод всех участников уголовно-процессуальных отношений, причем не одна из, а обе.

Вновь обращаемся к источнику норм об особом порядке судебного разбирательства – УПК РФ, на наш взгляд, единственная цель, которую можно выделить из положений 40 главы – постановление приговора без проведения судебного разбирательства, следовательно, результатом деятельности станет не полученное знание – а, собственно говоря, сам приговор, поставленный без проведения судебного разбирательства, без установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, т.е. без реализации цели уголовно-процессуальной деятельности. Если исходить из смысла особого порядка, то потребность получить приговор без судебного разбирательства, без долгих судебных тяжб, имеет обвиняемый, по различным мотивам, он выбирает для себя такую цель, например, по мотиву получить менее строгое наказание, или же по мотиву скорее начать отбывание наказания. Для органов государства, по сути, не должно быть разницы в каком порядке им выполнять свою работу, главное в строгом соответствии с нормами закона. Мы не считаем возможным признавать их субъектами, в понимании субъекта, изложенного в настоящей работе.

Исходя из вышеперечисленного, по нашему мнению, в особом порядке судебного разбирательства, как деятельности, уже отсутствуют предпосылки уголовно-процессуальной деятельности, следовательно нет того, что дало бы ей старт. Тем не менее продолжим свои рассуждения, переходя к содержанию уголовно-процессуальной деятельности.

В содержании нами были выделены: объект, средства, система действий, образующих способ работы с объектом.

Действие всегда осуществляется посредством чего-либо, т.е. пригодных средств, в зависимости от специфики объекта, которые применяются к нему определенным способом, совокупностью действий. Повторимся, что поставив цель, субъект обращается к действительности, выделив из нее следы субъект для снятия информации использует средства – следственные действия, как результат информационное доказательство, т.е. объект другой природы, начинается новый этап, устанавливая связь между ними субъект получает вывод, способом в этом случае ему служит формальная логика.

Обращаясь к особому порядку судебного разбирательства, к сожалению, не удается обнаружить вышеуказанных категорий, так как единственное, что в идеале исследуется это осознанность заявленного ходатайства и правовых последствий, наступающих при рассмотрении дела в таком порядке. Следовательно, нет в этой деятельности и содержания уголовно-процессуальной деятельности.

Нами были выделены два обязательных критерия уголовно-процессуальной деятельности. Для того, чтобы признать деятельность уголовно-процессуальной необходимо наличие деятельности по доказыванию и осуществление деятельности разрешенными УПК РФ средствами.

Если отсутствует критерий, связанный с разрешенными средствами, то вопрос об отнесении деятельности к уголовно-процессуальной снимается автоматически, так как эта деятельность незаконна. Не следует путать законность порядка и законность средств, с помощью которых субъект воздействует на объект, решая определенную задачу, направленную на приближение его к результату, который он желал получить, поставив себе цель. Средств при рассмотрении в данном порядке попросту нет, нет возможности решить основные вопросы уголовного дела: доказать деяние и вину.

Вопрос вызывает критерий наличия доказывания. В теории две диаметрально противоположные позиции. Первая доказывание есть, но в усеченной форме, судья в силу ч.7 ст. 316 должен прийти к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по делу. Этот вывод позволяет судье постановить обвинительный приговор. [3, с. 26] Вторая точка зрения заключается в том, что в особом порядке деятельности по доказыванию нет вовсе, усеченным доказывание быть не может, так как не может быть усеченным познание. [2, с. 144] Доказывание не может быть опосредованным. Опровергает автор, хотя и не ссылается на неё, позицию Д.В. Зотова о том, что в связи с проведенным надлежащим образом предварительным расследованием по делу, можно утверждать, что доказывание было. В рамках предварительного следствия, так же как и в рамках изучения судом обоснованности обвинения, доказательства рассматриваются только с позиций относимости, допустимости и достаточности. Достоверность можно установить только при непосредственном исследовании в судебном разбирательстве.

В настоящей работе, мы склонны считать, что доказывания в особом порядке отсутствует.

Вообще, в теории уголовного процесса практически не встретить работ, посвященных тому, что особый порядок судебного разбирательства это не уголовно-процессуальная деятельность. Во-первых, из-за чисто позитивистского подхода, т.е. особый порядок по существу своему деятельность, закреплена в Уголовно-процессуальном кодексе, следовательно, уголовно-процессуальная деятельность. Во-вторых, если эта деятельность не уголовно-процессуальная, то тогда какая? Отсутствие ответа на этот вопрос, заставляет игнорировать все проблемы отнесения данной деятельности к уголовно-процессуальной.

Следует согласиться с позицией А.А. Брестера, это деятельность по назначению уголовного наказания. [2, с. 142] В рамках судебного разбирательства исследуются личность виновного и в определенных случаях смягчающие и отягчающие обстоятельства. Еще раз замечу, что каким образом исследуются нигде не указано.

Конечно, институт особого порядка судебного разбирательства во многом ускоряет производство по уголовному делу, но и предоставляет большой соблазн для правоприменителя халатно относиться к своей работе. Считаем невозможным существование института состязательного процесса в рамках публичного процесс, от применения особого порядка судебного разбирательства в российском уголовном процессе следует отказаться.

 

Список литературы: 
1. Барабаш А.С. Публичное начало российского уголовного процесса. / А.С. Барабаш. – Спб. : Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс». 2009. – 418 с.
2. Брестер А.А. Об ошибочном отнесении особого порядка принятия судебного решения к уголовно-процессуальной деятельности // Актуальные проблемы российского права. - 2015. - №12. - С.140-146.
3. Петрухин И.Л. Роль признания обвиняемого в уголовном процессе // Российская юстиция. - 2003. - №.2. - С. 24-26.