Статья:

Правовое регулирование ответственности за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Конференция: IX Студенческая международная научно-практическая конференция «Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Макарова А.С. Правовое регулирование ответственности за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности // Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. IX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9(9). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_social/9(9).pdf (дата обращения: 16.09.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Правовое регулирование ответственности за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Макарова Анастасия Сергеевна
магистрант Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), Россия, г. Москва

 

В современной правоприменительной деятельности перед законодательной ветвью власти стоит непростая задача формирования социально обусловленных правовых норм в области охраны экономической безопасности, обеспеченных государственным контролем за осуществлением предпринимательской деятельности в сфере неисполнения договорных обязательств. Первая попытка законодателя при дополнительной криминализации мошеннических действий в сфере предпринимательства не увенчалась успехом, в частности потому, что ст. 159.4 Уголовного кодекса РФ была признана не соответствующей Конституции РФ в отношении наказания, так как существовали расхождения в категории преступлений при аналогичных действиях виновных лиц в той или иной сфере, т. е. был допущен некритичный подход к формулированию уголовно-правовых норм.

Напомним, что статья 159.4 Уголовного кодекса РФ, предусматривающая ответственность за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, была введена Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. как норма, посвященная одной из специальных разновидностей мошенничества. Законодатель одновременно с нею ввел еще и ст. 159.1, 159.2, 159.3, 159.5 и 159.6, которые предусматривали наказание за мошеннические действия в других сферах экономики и социальной жизни [3]. Незадолго до этого в средствах массовой информации популяризировалась идея усиления ответственности за мошенничество, поскольку по мере развития массовых коммуникаций получили широкое распространение случаи обмана граждан с применением электронной техники, а также другие способы «сравнительно честного отъема денег у населения», по выражению одного известного литературного героя. Кроме того, в пояснительной записке к проекту данного закона необходимость изменений и дополнений объяснялась развитием в стране экономических отношений, отрасли страхования, инвестиционной деятельности, информационных и промышленных технологий, модернизацией банковского сектора и предоставлением новых видов услуг, которые неизбежно порождают новые схемы и способы хищения чужого имущества либо приобретения права на него. По логике вещей такие деяния должны признаваться уж никак не менее опасными, чем обман людей при живом общении с ними, поскольку они дают возможность преступникам с легкостью изымать у доверчивых граждан или у организаций большие суммы денег и стали весьма распространенными, причиняя в совокупности огромный ущерб потерпевшим. Однако данная концепция была реализована, на наш взгляд, ошибочными методами: выделение в законе специальных составов преступлений, как правило, свидетельствует о повышенной общественной опасности подобных деяний (чаще всего по признакам предмета преступления либо его объективной стороны), следовательно, санкции должны быть более строгими, нежели они предусматривались в основном составе (в нашем примере - за «классическое» мошенничество по ст. 159 УК РФ). Именно по такому принципу в законе формулировались специальные составы преступлений (или, используя другое выражение, вводились специальные уголовно-правовые нормы) в ст. 142.1, 222.1, 226.1, 242.1, 258.1, 327.1, 285 и 290 и др. Правда, нередко в УК РФ выделяются новые составы не в порядке усиления репрессии за более опасные разновидности деяния, а равноценные по наказуемости составы преступлений с присвоением соответствующего номера сразу за основным составом, а также еще и составы, в которых санкция даже ниже, чем в основном, - например, ст. 106 по отношению к ст. 105, ст. 151.1 по отношению к ст. 151. Такие составы в теории уголовного права часто тоже именуют специальными, но, по нашему мнению, их вернее было бы называть привилегированными, чтобы не путать с теми, которые усиливают ответственность (или ввести какую-то иную четкую терминологию). И уж, во всяком случае, идея введения новых составов мошенничества вряд ли была связана с либерализацией уголовно-правовой охраны собственности от корыстных посягательств[4].

Перечисленные выше меры наказания предусмотрены статьей 159.4 Уголовного кодекса РФ, действие которой официально не отменено. Однако, в силу постановления Конституционного суда РФ № 32-П от 11.12.2014 года, ряд ее положений признан несоответствующим основному уголовно-правовому принципу – соразмерности наказания преступлению и, как следствие, Конституции России.

Так, максимальные санкции частей 2 и 3 статьи, устанавливающих ответственность за мошенничество в сфере предпринимательства с последствиями в виде крупного и особо крупного ущерба соответственно, составляют 3 и 5 лет заключения. То есть оба преступления отнесены к категории средней тяжести.

В то же время верхний предел наказаний по частям 3 и 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ (аналогичные деяния в общеуголовной сфере) достигает 6 и 10 лет соответственно, что относит эти преступления к категории тяжких [5].

Таким образом, высшая судебная инстанция России предписывает квалифицировать деяния, являющиеся мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности, причинившее крупный или особо крупный ущерб, по частям 3 и 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ соответственно.

Указанное решение Конституционного суда Российской Федерации применяется исключительно к преступлениям, совершенным после 12.06.2015 года – именно с этой даты фактически прекращено действие частей 2 и 3 статьи 159.4 Уголовного кодекса РФ. По причине отсутствия у закона обратной силы предприниматели-мошенники, допустившие намеренное неисполнение договора ранее, несут ответственность в соответствии с более мягкими нормами, то есть со статьей 159.4 Уголовного кодекса РФ.

Последствия действий, охватываемых статьей 159.4 Уголовного кодекса РФ «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности», варьируются от штрафа в размере до 500 тыс.  рублей и до 5 лет тюремного заключения. Наименее строгие санкции предусмотрены для неотягченных преступлений – максимум, что может грозить мошеннику, это 1 год исправительных работ.

Если в результате обмана контрагенту причинен крупный ущерб, то есть превышающий 1 500 тыс. рублей, речь может пойти о наказании в виде лишения свободы – до 3 лет. До 5 лет тюрьмы грозит совершение аналогичного преступления,причинившего особо крупный ущерб (свыше 6 млн. рублей).

В соответствии с принятыми поправками ст. 159 Уголовного кодекса РФ была дополнена частями 5, 6 и 7, которыми были установлены составы мошенничества в сфере предпринимательства. Указанные составы были конкретизированы: «сопряженные с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности». В примечании к этой статье указано, что речь идет только об индивидуальных предпринимателях и коммерческих юрлицах, то есть для квалификации по этой статье необходимо, чтобы и совершившие преступление, и пострадавшие были предпринимателями [1].

В результате поправок были кратно увеличены размеры ущерба, после которого наступает уголовная ответственность для бизнеса, – значительный размер ущерба установлен от 10 тыс. руб., крупный размер ущерба – от 3 млн руб., особо крупный размер – свыше 12 млн руб. Также, как и в ст. 159.4, были убраны квалифицирующие признаки, такие как «группа лиц», «организованная группа» и т. д.

Принятие этих поправок должно положительно сказаться, в частности, на применении запрета на заключение предпринимателей под стражу. При этом санкции в данных составах остаются такими же, как и в обычном мошенничестве.

3 июля 2016 г. статья 159 УК РФ была дополнена частями 5-7, которые фактически воспроизводили положения недействующей ст. 159.4 [5]. Легко убедиться, что в ч. 7 ст. 159 особо крупный размер увеличился по сравнению с отмененной ст. 159.4 вдвое - до 16 млн руб., но и санкция также возросла вдвое - с 5 до 10 лет, т. е. масштаб наказуемости (за что и была раскритикована Конституционным Судом РФ одиозная статья 159.4 УК РФ) остался прежним. И деньги в ч. 7 данной статьи так и остались в 12 раз менее ценными, нежели в ч. 4 этой же статьи, которая посвящена «классическим» способам мошенничества [2]. В это трудно поверить, но, по существу, Государственная Дума РФ демонстративно игнорировала претензии высшей судебной инстанции и фактически сохранила в новом обличье все недостатки этой злосчастной нормы закона.

Вполне обоснованные претензии высшего судебного органа России к положениям статьи 159.4 УК РФ - это, на наш взгляд, только первый звоночек. Нельзя исключить, что еще какой-нибудь российский суд пошлет запрос в Конституционный Суд РФ, аналогичный рассмотренному нами выше, но теперь уже это будет запрос о соответствии основному закону страны положений ст. 159.1, 159.3, 159.5 и 159.6, скроенных по образу и подобию «почившей в Бозе» статьи о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности. И тогда противостояние Государственной Думы РФ и Конституционного Суда РФ станет еще более острым, а последствия его - просто непредсказуемыми для российской правовой сферы.

 

Список литературы:
1. Безверхов А.Г. Мошенничество и его виды: вопросы законодательной регламентации и квалификации // Уголовное право. - 2017. - N 5.-С.38-41.
2. Голикова А.В. Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности: вариант расшифровки диспозиции // Библиотека уголовного права и криминологии. - 2016. - N 3. - С. 66 - 73.
3. Лопашенко Н.А. Законодательная реформа мошенничества: вынужденные вопросы и вынужденные ответы // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2015. Т. 9. N 3. - С. 504 - 513.
4. Шеслер А. Мошенничество: проблемы реализации законодательных новелл // Уголовное право. - 2013. - N 2. - С. 67 - 71.
5. Южин А.А. Мошенничество и его виды в российском уголовном праве: Дис. ... к. ю. н. М.: Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА), 2016. 238 с.