Статья:

Проблемы эффективной оккупации в международном праве

Конференция: XLI Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Чугунов И.Д. Проблемы эффективной оккупации в международном праве // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XLI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(41). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/1(41).pdf (дата обращения: 22.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Проблемы эффективной оккупации в международном праве

Чугунов Иван Дмитриевич
студент, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», РФ, г. Москва

 

На протяжении долгого времени оккупация вновь открытых территорий осуществлялась символичным установлением флага страны-первооткрывателя, что также сопровождалось соответствующим заявлением. Подобный способ приобретения территории получил название «окулярной оккупации». Однако позже было признано, что один лишь факт нотификации, т.е. публичного объявления об открытии и присоединении той или иной территории, не создает титула на земли.

Так в международное право было введено понятие «эффективной оккупации», т.е. хозяйственного, практического освоения таких территорий, что явилось обязательным требованием при установлении территориального суверенитета.

«Эффективная оккупация» предполагает управление территорией и действенный контроль. Международно-правовой практике известны дела о рассмотрении территориальных споров, на основе рассмотрения которых и были сформулированы основные правила «эффективной оккупации», в том числе, споры об о. Пальмас, о Восточной Гренландии, об о. Клиппертон, об о-вах Менкье и Экреос.

Впервые, в судебном порядке, подобный спор был разрешен в 1925 г. арбитром Постоянной палаты третейского суда Максом Хубертом [4, с. 40–43] относительно островов Палмас (между Нидерландами и США), где были обозначены основания занятия «ничей земли» (occupation of terra nullius).

Во-первых, территория на момент открытия и присоединения не должна уже иметь население, органы власти, также должны отсутствовать знаки, указывающие, что занимаемая территория принадлежит кому-то (камни с надписями, флаги). Таким образом, во время акта мирной оккупации территория должна быть землей nullius.

Во-вторых, государству необходимо проявить волю занять определенную территорию, то есть обозначить каким-либо образом, что территория принадлежит ему (например, установка того же флага).

В-третьих, необходим эффективный контроль занимаемой территории, что подразумевает мирную и непрерывную демонстрацию власти на территории, установление своей юрисдикции. Сюда же можно отнести и защиту ее от пиратов и иных захватчиков, постройка городов, фортов и общее администрирование.

В деле по островам Палмас, именно совпадение всех трех условий позволило Хуберту разрешить данный спор в пользу Нидерландов.

Данные принципы были восприняты для дальнейшего разрешения дел подобного характера. Так, в деле между Данией и Норвегией по поводу острова Гренландия в 1933 году, Дания основывала свои требования именно на «демонстрации желания быть верховным» и на мирном и непрерывном показе власти, что относится к эффективному контролю. Решение суда было в пользу Дании.

Рассмотрим данный спор более подробно.Гренландия, которую Норвегия считала собственной территорией с незапамятных времен и которая входила в состав т.н. средневековой норвежской «империи», была присвоена Данией по Кильскому договору 1814 г.[1].

Однако в обстановке разгоревшегося национализма и действий различных групп давления норвежцы развернули бурную деятельность на востоке Гренландии, куда были направлены одна за другой несколько экспедиций и где были сооружены временные стоянки. В 1930 г. норвежское правительство наделило руководителей экспедиций полицейскими полномочиями, что привело к обострению политической обстановки относительно спорной территории. Спор был передан на рассмотрение Международного суда.

Невыигрышный для Норвегии аспект состоял в том, что она поднимала вопрос о датском суверенитете над Восточной Гренландией, в то время как главные норвежские экономические интересы были связаны со стоянками для рыболовецких судов, расположенными в юго-западной части острова.

Решение суда от 5 апреля 1933 г.[5] было вынесено в пользу Дании с указанием, что:

«Притязание на суверенитет, основанное на каком-либо конкретном законе или правовом титуле, например на договоре уступки, а не просто на проявлении власти, сопряжено с двумя элементами, наличие каждого из которых необходимо продемонстрировать: намерение и готовность действовать в качестве суверенной власти и какое-либо фактическое осуществление или проявление такой власти».

Таким образом, основываясь на заявленной позиции, Суд принял во внимание наличие у Дании договоров с другими государствами и указал, что «в той мере, в которой эти договоры представляют собой признание суверенитета Дании над Гренландией в целом, Дания вправе основываться на них».

«Еще одним обстоятельством, которое должно быть принято во внимание любым судом, которому предстоит вынести решение относительно притязания на суверенитет над какой-либо конкретной территорией, является тот факт, в какой степени на такой суверенитет претендует какая-либо другая держава».

Однако суды в своем решении должны принимать в качестве доказательств только те действия и факты, которые возникли до признания спора сторонами (т.н. критические даты). Исходя из данной позиции, действия Норвегии, а именно прокламация, опубликованная ею 10 июля 1931 г., была признана недействительной. Дания в свою же очередь свои суверенные права на спорной территории осуществляла по меньшей мере 10 лет до указанной «критической даты».

Не в пользу Норвегии в данном споре сыграло и заявление, сделанное министром иностранных дел Норвегии Н.-К. Ихленом 22 июля 1919 г. относительно датского суверенитета над Гренландией. Министр Ихлен устно передал датскому визави, что «… планы королевского [датского] правительства сохранить датский суверенитет над всей Гренландией … не встретят возражений со стороны Норвегии» [3].

Таким образом, рассмотренные споры – Палмас и Восточная Гренландия – помогают сформулировать правила эффективной оккупации:

1.  мирный характер;

2.  практическое осуществление суверенных действий;

3.  осуществление суверенных действий в степени, соответствующей территориальному верховенству;

4.  непрерывность осуществления данных действий.

Отметим, что указанные дела заложили прецедентную основу принципов определения суверенитета и в настоящее время стали правовыми обычаями, а значит полноправными источниками международного права. Международный суд ООН, при разрешении схожих дел неоднократно использовал их в качестве основу для вынесения решений.

Также не стоит забывать, что в современном праве в качестве основополагающего принципа для разрешения международных территориальных споров провозглашается принцип мирного разрешения международных споров, который закреплен в Уставе ООН. Согласно п. 3 ст. 2 Устава «все Члены Организации Объединённых Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость» [2, п. 3 ст. 2].

 

Список литературы:
1. Текст шведско-датского мирного договора 1814 г. (на шведском и французском языках). URL: http://hem.passagen.se/klas. hasselstig/w_tryck/fred1814.html (дата обращения: 27.11.2016 г.).
2. Устав ООН. 26 июня 1945 г. Сан-Франциско. URL: http://www.un.org/ru/charter-united-nations/index.html (дата обращения: 26.11.2016 г.).
3. Contemporary Issues in the Law of Treaties. Front Cover. Malgosia Fitzmaurice, Olufemi Elias. Eleven International Publishing, 2005 – Law – 398 pages.
4. Permanent court of international justice. Island of Palmas case. 1925. P. 40–43. URL: http://legal.un.org/riaa/cases/vol_II/829-871.pdf (дата обращения: 27.11.2016 г.).
5. Permanent court of international justice. XXVIth session. Legal status of Eastern Greenland. April 5th, 1933. URL: http://www.icj-cij.org/pcij/serie_AB/AB_53/01_Groenland_Oriental_Arret.pdf (дата обращения: 28.11.2016 г.).