Статья:

ОБЪЕКТ И ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА КРАЖИ

Конференция: CLVI Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Рогозин Н.С. ОБЪЕКТ И ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА КРАЖИ // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. CLVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(156). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/5(156).pdf (дата обращения: 01.12.2022)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ОБЪЕКТ И ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА КРАЖИ

Рогозин Николай Сергеевич
магистрант, АНО ВО «Российский новый университет», РФ, г. Москва
Лиана Ильгизовна Гадельшина
научный руководитель, АНО ВО «Российский новый университет», РФ, г. Москва

 

OBJECT AND OBJECTIVE SIDE OF THEFT

 

Nikolai Rogozin

Undergraduate, ANO VO "Russian New University", Russia, Moscow

Liana Gadelshina

Scientific director, ANO VO "Russian New University", Russia, Moscow

 

Аннотация. В статье рассматриваются объективные признаки состава преступления по статье 158 УК РФ - кража. Выявлены характеристики объекта и предмета заявленного неправомерного вмешательства, проведен криминальный анализ объективной стороны композиции и его особенности.

Abstract. The article examines the objective signs of a crime under Article 158 of the Criminal Code of the Russian Federation - theft. The characteristics of the object and the subject of the declared illegal interference are revealed, a criminal analysis of the objective aspect of the composition and its features is carried out.

 

Ключевые слова: кража, преступление, объективные признаки, объект и предмет преступления.

Keywords: theft, crime, objective signs, object and subject of the crime.

 

Постановка проблемы. Защита всех форм собственности является одной из важных функций российского государства. Вопросам защиты права собственности уделяется значительное внимание органами власти. Актуальность исследования проблем установления, дифференциации и реализации уголовной ответственности за кражи чужого имущества обусловлена высоким удельным весом данных преступлений в общем числе корыстных преступлений. Мировой экономический кризис затронул и российскую экономику, что повлекло за собой снижение уровня жизни россиян и рост преступлений против собственности. Как показывает показатели преступности МВД России, в 2019 г. в стране совершено 2 526 305 преступлений, из которых 296 808 краж, что составляет 36,6%, то за 2020 г. было зарегистрировано более 4 миллионов преступлений, где кражи составляют 36,7% [7,c.532].

Цель статьи заключается в исследовании объекта и объективной стороны кражи. Изложение основного материала исследования необходимо начать с того, что основной объект преступлений главы 21 УК РФ – это отношения собственности. Существо этих отношений определяется их объектом – они складываются по поводу присвоения и обращения материальных благ. Непосредственным объектом хищения можно признать отношения собственности в узком, юридическом, смысле слова. Как правило, эти преступления нарушают право собственности, хотя есть исключения. В качестве хищений квалифицируются деяния, связанные с нарушением чужого владения, и в том случае, когда это владение не является правомерным. Под родовым объектом преступлений против собственности понимаются общественные отношения, охраняющие должное функционирование экономической системы как хозяйственного комплекса, а видовым объектом – в целом отношения собственности. Согласно дефиниции статьи 158 УК РФ, кража – это тайное хищение чужого имущества. Объект кражи – отношения собственности, т. е. общественные отношения в сфере распределения материальных благ коллективного или индивидуального пользования. Предметом кражи нельзя считать объекты интеллектуальной собственности, кроме того – электрическая и тепловая энергия.

При этом к имуществу предъявляются следующие требования, оно должно отвечать ряду признаков:

1) являться либо движимым либо недвижимым;

2) являться предметом из материального мира, либо в естественном состоянии, либо изготовленным трудом человека;

3) иметь определяемую и обоснованную экономическую ценность;

4) должно быть чужим.

Как недвижимое имущество Гражданский кодекс называет : земельные участки, недра, водные объекты, леса, здания, подлежащие государственной регистрации, воздушные и морские суда, космические объекты и другое, т. е. объекты, перемещение которых без нанесения ущерба их предназначению невозможно. Иное имущество, не относящееся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, является движимым имуществом (ст. 130 ГК) [15,c.8].

Деньги – это билет Банка России либо иностранный денежный знак, ценные бумаги, драгоценные металлы, природные драгоценные камни, а также жемчуг. Предмет хищения могут составлять различные проездные документы, которые удостоверяют проезд на каком-либо виде транспорта.

Объектом хищения является собственность, а предметом – непосредственно имущество. Вопрос об отношениях собственности, имуществе и предмете хищения хорошо известен науке гражданского и уголовного права и в значительной мере исследован. В современном гражданском праве вещами признаются материальные предметы, часть внешнего по отношению к человеку окружающего мира. Важнейший признак вещей, благодаря которому они и становятся объектами гражданских прав, заключается в их способности удовлетворять потребности людей.

Исходя из сказанного выделяют ряд признаков вещи, имеющих правовое значение:

– материальность вещи;

– телесность вещи;

– доступность обладанию или дискретность вещи;

– способность вещи удовлетворять те или иные потребности людей.

В следственной и судебной практике возникает немало спорных вопросов, связанных с применением квалифицирующих признаков кражи, что также требует своего научного осмысления, недостаточная изученность спорных вопросов в фундаментальных исследованиях. Тем не менее в сегодняшней уголовно-правовой литературе все чаще стал обсуждаться вопрос о том, что объекты права собственности в условиях современного информационного общества не обязательно должны иметь материальную природу, потому как отношениям собственности в юридическом и экономическом смысле подвержены и нематериальные блага .  

А. В. Шульга справедливо отмечает, что к понятию имущества следует также относить вещи, которые имеют духовную ценность. Вещи и иные предметы могут удовлетворять различные потребности человека. Значит, и сама вещь может представлять как материальную, так и духовную ценность.

Можно сделать вывод, что предмет преступлений против собственности в настоящий период утрачивает свои материальные признаки [2,c.73].

Данная ситуация характерна для предмета имущественных преступлений в целом, но не для хищений в классической трактовке этого понятия. Между тем право придает значение не материальности как таковой, а характеру физического обособления, заменяемого при невозможности указанного обособления необходимыми регистрационными процедурами [5,c.28]. Если явление отвечает признакам материальности и физической обособленности, то оно является объектом вещных прав, при отсутствии указанных признаков – объектом других имущественных прав: обязательственных, корпоративных или интеллектуальных. Таким образом, предметом хищения является  самостоятельная вещь, обладающая индивидуально-определенными признаками, обусловливающими установление вещно-правового режима.

Объектом хищения является собственность, а предметом – имущество.

Сложным к для рассмотрения вопросом остается правомерность распространения признаков хищения на иные деяния, в случае формального отсутствия одного какого-либо признака кражи. В случаях кражи имущества, запрещенного в гражданском обороте или используемого с ограничениями (к такому относится оружие, наркотики), преступник не преследует корыстную цель, а это должно быть обязательным при хищении, что прямо установлено в примечании 1 к ст. 158 УК РФ. Показателен пример Уголовного кодекса Республики Беларусь, в котором имеется состав «хищение огнестрельного оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ, радиоактивных веществ, наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров» (ст. 294, примечание к гл. 29). В данных случаях в отличие от посягательств на имущество, когда сумма ущерба влияет на квалификацию деяния, в случае хищения предметов, изъятых из гражданского оборота, размер ущерба не так важен [6,c.38]. Объективная сторона хищения выражается в противоправном безвозмездном изъятии и (или) обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Размер имущественного ущерба при хищении определяется стоимостью похищенного, выражающейся в его цене. При определении стоимости похищенного имущества следует исходить из фактической стоимости на момент совершения преступления. К признакам объективной стороны кражи относится тайный способ хищения. В фундаментальных исследованиях по теории вопроса справедливо отмечается, что хищение будет тайным, когда оно происходит в отсутствие потерпевшего либо иных посторонних лиц, либо же в их присутствии, но незаметно. Следующий объективный признак кражи – способ изъятия имущества. Хищение считается тайным, если оно совершается:

– в отсутствие кого бы то ни было;

– в присутствии потерпевшего или посторонних лиц, но незаметно для них;

– в присутствии посторонних, видящих процесс изъятия имущества, но не понимающих противоправности совершаемых действий и значения;

– в присутствии каких-либо лиц, наблюдающих действия преступника, понимающих и правильно оценивающих их характер, но не обнаруживающих себя, преступник уверен, что он действует тайно;

– в присутствии каких-либо лиц, которые наблюдают за действиями преступника, адекватно оценивают их направленность и не скрывают своего присутствия, для преступника это не посторонние личности [1,c.158].

В число посторонних не включаются соучастники вора, а также родственники, приятели и иные близкие люди, при совершении кражи такие лица не препятствуют хищению имущества, в последующем не будут способствовать изобличению похитителя. То есть похититель совершает кражу в присутствии родственников или знакомых с их молчаливого согласия, попустительства, что не исключает признака тайности преступления. В качество примера приведем дело Захарищева, по приговору Южно-Уральского городского суда был признан виновным в том, что вместе со своей знакомой Макеевой пришел в комнату, где ранее бывал с разрешения знакомой Ляпиной, и похитил стереомагнитолу с четырьмя кассетами. Учитывая совершения преступного деяния с молчаливого согласия своей знакомой, органы предварительного следствия и суд квалифицировали их как открытое хищение.

Верховный Суд РФ переквалифицировал действия осужденного, указав, что Макеева – знакомая Захарищева. Договорившись между собой, они пришли в комнату, где раньше бывал Захарищев, с целью распить спиртное и остались там ночевать. Захарищев, увидев под кроватью магнитолу, предложил Макеевой совершить кражу, но она отказалась и впоследствии безразлично отнеслась к его преступным действиям. Таким образом, к свидетелю Макеевой не относится понятие «постороннего или другого лица», в присутствии которого совершена кража личного имущества [3,c.18].

Тайность совершения хищения в присутствии каких-либо незнакомых лиц, однако скрытно от них, предполагает  совершение особых действий, применение отточенного воровского мастерства, как к примеру, у воров-карманников, которые похищают бумажники, наручные часы, вещи из карманов либо украшения с одежды и т. п. Преступник должен обладать ловкостью рук  и умением незаметно подойти к потерпевшему, затем скрыться с ворованным имуществом. Как третий вариант тайности приведем пример, что посторонние лица видят изъятие имущества, однако не понимают незаконности действий преступника, здесь тайной является не практическое осуществление противоправных действий, а их истинный умысел. Иногда похититель пользуется малолетством, умственной неполноценностью, опьянением либо другими признаками присутствующих лиц, по причине чего последние не воспринимают преступный характер изъятия имущества и истинное значение, иногда – это неосведомленность присутствующих о собственнике имущества (кража вещей на вокзалах), иногда – преступник создает видимость того, что он забирает собственное имущество. Являясь свидетелями похищения предметов, посторонние лица не понимают, что имеет место противоправное действие, считают, что имущество забирается его законным обладателем. В данных примерах зачастую допускается ошибочная квалификация деяний, так как имеет место открытое похищение и, учитывая объективность вменения, такое преступление больше походит на грабеж, его признаки отличаются от  кражи. Следует учитывать в данных случаях не объективный, а субъективный признак – понимание вором того, что он действует тайно. Сделаем вывод: тайность хищения определяется на основании объективного, то есть внешнего по отношению к преступнику (отсутствие свидетелей преступного деяния либо имеются обстоятельства, вводящие в заблуждение присутствующих лиц, или же присутствующие не понимают преступный мотив события, на что и направлен преступный умысел), и субъективного критерия, т. е. внутреннего, в основании которого находится убеждения преступника в том, что деяние производится незаметно или не понято окружающими. Здесь главным для понятия тайности выступает субъективный признак – убеждение виновного в том, что имущество похищается незаметно для всех. Напомним, что по формам хищения подразделяются исходя из способа изъятия имущества. В УК РФ отражено шесть форм : кража – тайное хищение чужого имущества; мошенничество – завладение имуществом с помощью способов обмана или злоупотребления доверием; присвоение и растрата вверенного имущества; грабеж – открытое хищение имущества; разбой – хищение имущества связанное с применением насилия. Приведем пример. Братским городским судом за совершение преступление, предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК, Ш. был приговорен к 5 годам лишения свободы. Судебная коллегия Иркутского областного суда, изменяя приговор, отметила, что в соответствии со ст. 62 УК срок и размер наказания осужденному не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК. Максимальное наказание может быть 7 лет лишения свободы, а три четверти от этого наказания составляют четыре года и шесть месяцев. Следовательно, Ш. не могло быть назначено наказание, превышающее четыре года и шесть месяцев. Приговор был изменен и наказание Ш. было смягчено до указанного срока.

Выводы. Таким образом, сложным для рассмотрения вопросом остается правомерность распространения признаков хищения на иные деяния, в случае формального отсутствия одного какого-либо признака кражи. В случаях кражи имущества, запрещенного в гражданском обороте или используемого с ограничениями (к такому относится оружие, наркотики), преступник не преследует корыстную цель, а это должно быть обязательным при хищении, что прямо установлено в примечании 1 к ст. 158 УК РФ. В случае похищения ранее угнанного автомобиля имущественный вред потерпевшему возмещает виновное в угоне лицо, в результате действий (бездействия) которого были созданы условия для последующей утраты собственником его автомобиля.

 

Список литературы:
1. Бойцов, А. И. Преступления против собственности / А. И. Бойцов. – СПб. : ЮЦП, 2020. – 240 с.
2. Винокуров, В. Н. Объект преступления и предмет уголовно-правового регулирования / В. Н. Винокуров // Современное право. – 2020. – № 5. – С. 71-79.
3. Вишнякова, Н. В. Момент окончания продолжаемых хищений чужого имущества / Н. В. Вишнякова // Законы России : опыт, анализ, практика. – 2020. – № 6. – С. 20-22.
4. Гладун, Д. В. Особенности использования термина «хищение» в тексте юридических документов / Д. В. Гладун // Мировой судья. – 2020. – № 8. – С. 14-18.
5. Долгих, Т. Н. Понятие и особенности квалификации действий соучастника преступления в форме пособничества / Т. Н. Долгих // Законность . – 2020. – № 8. – С. 27-29.
6. Нечепуренко, А. А. Современные тенденции применения мер уголовной ответственности за кражи / А. А. Нечепуренко // Законы России : опыт, анализ, практика. – 2020. – № 6. – С. 37-39.
7. Уголовное право России. Части Общая и Особенная : учебник / под ред. А. В. Бриллиантова. – М. : Проспект, 2020. – 825 с.