Статья:

Проблемы реализации прав граждан на свободу реализации информации применительно к заведомо недостоверной общественно значимой информации

Конференция: XLIV Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Лякруа К.А. Проблемы реализации прав граждан на свободу реализации информации применительно к заведомо недостоверной общественно значимой информации // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. XLIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 14(44). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/14(44).pdf (дата обращения: 15.09.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Проблемы реализации прав граждан на свободу реализации информации применительно к заведомо недостоверной общественно значимой информации

Лякруа Кристина Алексеевна
студент, Красноярский государственный аграрный университет, РФ, г. Красноярск
Фастович Галина Геннадьевна
научный руководитель, старший преподаватель Юридического института ФГБОУ ВО Красноярский ГАУ, РФ, г. Красноярск

 

На данный момент отечественный законодатель осуществляет активное нормотворчество в информационной сфере общественных отношений, направленное на установление административной ответственности за распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, создавшее угрозу причинения вреда жизни и здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, если эти действия лица, распространяющего информацию, не содержат уголовно наказуемого деяния. В данной связи возникает ряд вопросов относительно противоречия данной нормы и ее квалифицирующих вариаций Конституции РФ, а также отдельным международно-правовым актам в области информационных отношений.

В соответствии со ст. 29 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируется свобода мысли и слова; каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, за исключением сведений, составляющих государственную тайну. Как видно из формулировки, исключение составляют лишь сведения, составляющие государственную тайну, т. е. по сути, перечень исключений является закрытым, кроме того, при условии сохранении действующей Конституции РФ, в силу ч. 1 ст. 135 Конституции РФ, изменить ст. 29, не представляется возможным.

Исходя из Указа Президента РФ «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации» от 05.12.2016 г. № 646, одними из национальных интересов в информационной сфере являются обеспечение и защита конституционных прав и свобод человека и гражданина в части, касающейся получения и использования информации; деятельность государственных органов по обеспечению информационной безопасности основывается на законности общественных отношений в информационной сфере и правовое равенство всех участников таких отношений, основанные на конституционном праве граждан свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

В соответствии с ч. 9 ст. 13.15 «Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ, административная ответственность возникает за распространение заведомо недостоверной общественно значимой информации, в то время как ч. 1 ст. 15.3 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ предполагает ограничение доступа к недостоверной общественно значимой информации. В данной связи остается непонятным, по каким критериям Роскомнадзор и прокуратура, определяют недостоверность такой информации.

Кроме того, проблемным моментом является незамедлительность удаления анализируемой информации с момента получения от федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, уведомления исходя из ч. 1.2 ст. 15.3 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», поскольку она предполагает исключение всякого промедления с удалением информации, однако, не исключены случаи такого промедления по техническим причинам, обстоятельствам систематических перерывов в работе информационного ресурса. При этом, в виду распространенности протокола информационного ресурса https, блокировка будет осуществляться применительно ко всему сайту.

Исходя из анализируемых актов, составление протокола о данном административном правонарушении при условии удаления соответствующей информации, не освобождает лицо от ответственности.

По мнению Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, формулировка «заведомо недостоверная информация» предполагает, что привлеченное к административной ответственности физическое, должностное или юридическое лицо обладало точным знанием, что распространяемая им информация не соответствует действительности, в связи с чем между понятиями «недостоверная информация» и «информация, не соответствующая действительности», имеется весьма существенное различие. Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации «не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения».

Обратимся к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в соответствии с которым: «Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок».

Недостоверность, думается, предполагает такие утверждения о фактах и событиях, которые не достойны того, чтобы верить в их соответствие действительности, т. е. категория достоверности информации имеет весьма косвенное отношение к объективной истинности информации и значительно большее – к доверию источнику информации. Исходя из этого, не исключены случаи привлечения лиц к административной ответственности, когда они верили в действительность распространяемой ими информации. Данное обстоятельство выглядит еще более незаконно и несправедливо, когда точная, всесторонняя и объективная информация отсутствует по конкретному явлению.

Особенно актуальным для РФ является ситуация, когда СМИ сообщают о завышенном числе погибших военнослужащих в военных операциях, которое в реальности имеет место быть, однако, поскольку численность военного контингента и места его базирования являются государственной тайной в соответствии со ст. 5 Закона РФ от 21.07.1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне», возникает вопрос об установлении уголовной ответственности. В данной связи не исключено, что СМИ может заблуждаться, в таких случаях применение норм УК РФ и КоАП РФ носит необоснованный характер. Проще обстоит дело с разглашением сведений о проводимых военных операциях, применительно к таким лицам наступает уголовная ответственность, в данной связи имеет место конкуренция данных норм, поскольку данное обстоятельство может привести к общественным волнениям в государстве.

Следует отметить трудность установления причинно-следственной связи между распространением недостоверной информации  и возникновением угроз жизни и здоровью граждан, а равно массовым нарушением общественного порядка, общественной безопасности, прекращением функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, если такие события произойдут или возникнет угроза их возникновения, при этом, определение последней также порождает ряд вопросов.

В соответствии с ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ограничение на реализацию лицами информации может осуществляться в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. Как видно, критерия недостоверности информации в акте, нет.

Размер санкции применительно к квалифицированным видам анализируемого правонарушения является внушительным (на граждан в размере от трехсот тысяч до четырехсот тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения или без таковой; на должностных лиц - от шестисот тысяч до девятисот тысяч рублей; на юридических лиц - от одного миллиона до одного миллиона пятисот тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения или без таковой (ч. 11 ст. 13.15 КоАП РФ)), при этом, налицо риск ухудшения имущественного положения граждан и разорения юридических лиц.

Применительно к тем юридическим лицам, которые осуществляют свою работу, находясь в сотрудничестве с иностранными организациями в российском информационном сегменте, для последних данная ситуация будет приводить к нецелесообразности такого сотрудничества, а к российским компаниям – к угрозе ее ликвидации. В виду тех ошибок и необоснованной практики правоприменения анализируемых норм, данная ситуация может возникнуть в ближайшее время.

Кроме того, дискриминация российских компаний и сетевых ресурсов по сравнению с иностранными снижает конкурентоспособность отечественной экономики и препятствует росту высокотехнологичного сектора.

Данные нововведения влекут за собой перегрузку государственных органов в сторону не соответствующей Конституции РФ, бессмысленной, необоснованной и несправедливой работы.

Государственной власти надлежит определиться со своим подходом к правам человека и гражданина, связанным с реализацией информации: 1) идти по пути ограничений и неизбежных противоречий ст. 29 Конституции РФ, при этом, как известно, ст. 135 Конституции РФ запрещает вносить изменения в Главу 2 Конституции РФ, следовательно, данный вариант будет являться незаконным; 2) идти по пути соблюдения прав и свобод человека и гражданина в информационной сфере.

Основным и эффективным средством борьбы с дезинформацией является оперативное предоставление обществу официальными органами власти максимально полной информации, а также наличие независимых экспертных мнений.

В свете вносимых законопроектов о внесении изменений в КоАП РФ применительно к ограничению прав и свобод граждан РФ на свободу информации, наблюдается явление цензуры, недопустимое в демократическом государстве.

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека полагает, что российское гражданское общество демонстрирует в настоящее время уже достаточно высокий уровень информационной компетентности и способность разобраться в качестве аргументов в ходе открытой и свободной дискуссии. Принятие управленческих решений без должного общественного обсуждения лишь повысит социальную нестабильность в обществе.

На данный момент наблюдается неверная трактовка законодателем норм международно-правовых актов, в частности европейских, презюмирующих обеспечение прозрачности источников информации и ее разнообразия, включая поддержку высококачественной журналистики и повышение медийной грамотности граждан.

Таким образом, действующая редакция ст. 13.15  КоАП РФ видится как не соответствующая Конституции РФ, в связи с чем, она подлежит отмене. Безусловно, что решение этого вопроса остается за Конституционным судом РФ.

 

Список литературы:
1. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Консультант плюс: Законодательство (дата обращения: 12.04.2019).
2. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 01.04.2019) // Консультант плюс: Законодательство (дата обращения: 12.04.2019).
3. Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ (ред. от 18.12.2018) // Консультант плюс: Законодательство (дата обращения: 13.04.2019).
4. Закон РФ от 21.07.1993 г. № 5485-1 (ред. от 29.07.2018) «О государственной тайне» // Консультант плюс: Законодательство (дата обращения: 13.04.2019).
5. Указ Президента РФ «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации» от 05.12.2016 г. № 646 // Консультант плюс: Законодательство (дата обращения: 13.04.2019).
6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // Консультант плюс: Законодательство (дата обращения: 13.04.2019).
7. «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (Заключена в г. Риме 04.11.1950) // Консультант плюс: Законодательство (дата обращения: 13.04.2019).