Статья:

Исследование связи механизмов психологической защиты и акцентуаций характера у юношей и девушек

Конференция: LXXXII Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Психология

Выходные данные
Щетинина М.В. Исследование связи механизмов психологической защиты и акцентуаций характера у юношей и девушек // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. LXXXII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 13(82). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/13(82).pdf (дата обращения: 16.07.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Исследование связи механизмов психологической защиты и акцентуаций характера у юношей и девушек

Щетинина Мария Витальевна
студент, НИУ Белгородский государственный университет, РФ, г. Белгород

 

В процессе социальной адаптации на человека негативно воздействует множество факторов окружающей среды, что влияет на его самочувствие и психологическое состояние. Современный мир переполнен стрессорами и для того, чтобы уберечь себя от неврозов, человек использует психологические защиты. Особенно актуальна эта проблема для юношеского возраста, так как социальная ситуация развития личности в юности обладает своей спецификой, которая связана с тем, что в подростковый возраст завершается переживанием необходимости собственной целостности, подросток стоит на пороге вступления в самостоятельную жизнь. Ему только предстоит выйти на путь трудовой деятельности и определить свое место в жизни. В свою очередь, согласно Л.И. Божович [1], ключевыми новообразованиями юношеского возраста являются самоопределение, в том числе профессиональное, и самосознание. В этот период складывается система представлений о самом себе, которое представляет собой психологическую реальность, влияющую на поведение, порождающую те или иные переживания. Ввиду этих причин, мы можем говорить о механизмах психологической защиты. Структура защитного поведения зависит от характера, который связан с системой отношений юноши или девушки с окружающей действительностью и обуславливает типичные для него или неё стратегии поведения. Акцентуация, как чрезмерно выраженная черта характера по определению К. Леонгарда [5], имеет более сильное влияние на выбор стратегии поведения, чем другие его черты. Это позволяет говорить о возможности существования закономерности между акцентуацией характера и определенным механизмом психологической защиты, однако эта проблема до сих пор недостаточно изучена. 

Юношеский возраст характеризуется прежде всего личностным и профессиональным самоопределением, с чем и связаны наиболее характерные для этого возраста стрессовые ситуации. Механизмы защиты и способы преодоления стрессовых ситуаций уже сформированы и применяются в полной мере, причем преобладают более продуктивные механизмы. Акцентуированные черты личности, согласно К. Леонгарду, могут быть выражены, однако в юношеском возрасте это будет характеризовать наличие трудностей в адаптации у данных юношей и девушек [5]. Гармонично развитая личность в юношеском возрасте характеризуется отсутствием выраженной акцентуации, использованием всех механизмов психологических защит с преобладанием в сторону более продуктивных, наименее относящихся к сфере бессознательного, а также стремлением к самоопределению [3; 7].

Мы предполагаем, что существует связь между типами акцентуаций характера и механизмами психологической защиты, а именно: между гипертимным типом акцентуации и механизмом отрицания, между циклотимическим типом и механизмом компенсации, показателями общего уровня напряженности механизмов психологической защиты, между экзальтированным и эмотивным типами и механизмом компенсации.

Эмпирическое исследование проводилось на базе факультета психологии НИУ «БелГУ». В исследовании приняли участие студенты второго курса. Объем выборки составил 36 человек, в возрасте от 18 до 22 лет, среди них 12 юношей и 24 девушки.

Для диагностики механизмов психологической защиты и акцентуаций характера у юношей и девушек нами были использованы следующие методики: 1. Опросник «Индекс жизненного стиля» (Плутчик–Келлерман–Конт); 2. «Методика изучения акцентуаций личности» (К. Леонгард), модификация С. Шмишека.

При исследовании акцентуаций характера мы ориентировались на теорию акцентуированных личностей К. Леонгарда. Мы обнаружили, что среди юношей и девушек преобладает аффективно-экзальтированный тип акцентуации характера (35%, 13 человек), яркой чертой которого является способность к восхищению. Вероятно, это связано с тем, что, по утверждению П. Якобсона, юность – это возраст специфической эмоциональной сенситивности [9]. Именно в юности интенсивно реализуются и расцветают при благоприятных условиях все те потенции эмоциональности человека, которые заложены в его натуре. Этим же, вероятно, объясняется процент юношей и девушек с эмотивной акцентуацией характера (15%, 5 человек), которая схожа аффективно-экзальтированной, но проявления её не так ярко выражены.

В результате сопоставления выраженности акцентуации характера у девушек и у юношей, мы обнаружили, что количество юношей с дистимической акцентуацией характера значительно преобладает над количеством девушек с этой акцентуацией (17%, 6 человек и 8%, 3 человека соответственно). В то же время, соотношение между девушками с гипертимической акцентуацией и юношами с этой же акцентуацией практически аналогично (17%, 6 человек и 6%, 2 человека соответственно). Возможно, это связано с особенностями воспитания девочек и мальчиков, а именно с процессом гендерной социализации. Усвоение гендерных ролей идет в возрасте 5-7 лет, когда ребенок становится воссоздателем гендерной схемы, то есть ориентируется на взрослых, обучается содержанию этой схемы, приобретает навыки полоролевых отношений, организует собственное поведение, самооценку в соответствии с представлением о мужском и женском [3].

Нами также было обнаружены акцентуации, которые представлены только одним полом. Так, девушек с тревожно-боязливой акцентуацией характера было выявлено 13% (5 человек), в то время как юношей с данной акцентуацией нет совсем. Вероятно, это связано с тем, что пугливость, неуверенность в себе, обидчивость, робость, покорность, неумение отстоять свою позицию в споре, характеризующие тревожно-боязливый тип акцентуации личности, идёт вразрез с существующим в современном обществе образом мужчины, в то время как с образом женщины вышеперечисленные качества сочетаются. Данные личностные черты, согласно исследованиям Валиуллиной Е.В., подавляются мальчиком в самом себе и, следовательно, не превращаются в акцентуированную черту личности [2]. Более того, у 4% (1 человек) девушек выражена педантичная акцентуация характера, в то время как среди юношей представителей данной акцентуации не обнаружено. Однако, среди юношей 6% (2 человека) характеризуются демонстративным типом акцентуации, а девушек с данной акцентуацией нет совсем. Предполагаем, это объясняется тем, что для гендерной схемы девушек более характерно долгое переживание травмирующих ситуаций, пунктуальность, скурпулезность, частые самопроверки и формализм, что, в свою очередь, свойственно педантичному типу акцентуации. Юноши же в этом отношении характеризуются скорее подвижностью, живостью и эмоциональной лабильностью при отсутствии глубоких чувств, что соответствует демонстративной акцентуации [2].

По результатам исследования механизмов психологической защиты, мы выяснили, что наиболее распространенной психологической защитой является отрицание (26%, 9 человек). Как механизм психологической защиты отрицание направлено на отвержение мыслей, чувств, желаний, потребностей или реальности, которые неприемлемы на сознательном уровне. В чуть меньшей степени юношами и девушками используется механизм проекции (21%, 8 человек), которая подразумевает под собой, что неосознаваемые и/или неприемлемые для личности чувства и мысли локализуются вовне, приписываются другим людям и таким образом становятся как бы вторичными. Возможно, это связано с тем, что согласно исследованию Тулупьевой Т.В., проекция становится преобладающим механизмом защиты в юношеском возрасте [7], а вот отрицание, согласно Черных О.Н., наиболее характерно для подросткового возраста [8]. Мы предполагаем, что данные юноши и девушки находятся на этапе ранней юности, когда молодой человек, только начинает вступать в юношескую пору.

Сопоставив юношей и девушек по предпочтению ими механизмов психологической защиты, мы отметили, что процент девушек, использующих механизм отрицание, значительно превосходит процент юношей, использующих этот механизм (32%, 12 человек и 15%, 5 человек соответственно). Полученные результаты противоречат распространённому мнению, которое в частности подтверждают исследование А.В. Яковлевой [10] и исследование Н.В. Дворянчикова [3], что отрицание является типичным для юношей механизмом психологической защиты. Можно предположить, что это связанно с тенденцией к андрогинной гендерной идентификации среди современных девушек, что обозначает в своём исследовании Н.В. Дворянчиков [3].

Процент юношей, для которых характерен механизм интеллектуализации, выше процента девушек (23%, 8 человек и 4%, 1 человек соответственно). Эти различия связаны, вероятно, с тем, что, согласно Дворянчикову Н.В., интеллектуализация является типично мужским механизмом психологической защиты. Согласно этому же исследованию, регрессия относится к типично женским [3], что объясняет отсутствие юношей с этим механизмом защиты и 8% девушек (3 человека), для которых характерен механизм защиты регрессия.

Исследуя уровень общей напряженности механизмов психологической защиты, мы ориентировались на данные В.Г. Каменской: нормативные значения ОНЗ для городского населения России равны 40-50% [4]. Мы выяснили, что у большинства юношей и девушек высокий уровень общей напряженности механизмов психологических защит (58%, 21 человек), что отражает наличие у них реально существующих, но неразрешенных внешних и внутренних конфликтов. Мы предполагаем, что это может быть связано с тем, что юноши и девушки в данный момент находятся в некомфортной для себя ситуации. Это может обуславливаться проблемами профессионального или личностного самоопределения или в области взаимоотношений со сверстниками, т.е. в тех областях, которые имеют особую важность в юности. Сопоставляя юношей и девушек для ОНЗ, мы не обнаружили значительного различия в процентном соотношении, то есть половых различий по отношению к ОНЗ либо не существует, либо они незначительны.

Для анализа связи между особенностями эмпатии и акцентуациями характера был использован линейный коэффициент корреляции r-Пирсона, потому что он позволяет определить, какова сила корреляционной связи между двумя показателями, измеренными в количественной шкале. Этот критерий был нами выбран, так как данная выборка характеризуется нормальным распределением, а анализируемые переменные измерены в метрических шкалах.

Нами был проведен анализ характера связи между механизмами психологической защиты и акцентуациями характера, а также между общим уровнем напряженности механизмов защиты и типами акцентуаций. Нами было выявлено существование сильной связи между отрицанием и гипертимическим типом акцентуации характера (r = 0,471; р = 0,011), отрицанием и демонстративным типом акцентуации (r = 0,467; p = 0,004), компенсацией и циклотимическим типом (r = 0,440; p = 0,007), замещением и циклотимическим типом (r = 0,527; p = 0,001), замещением и застревающим типом (r = 0,465; p = 0,004), проекцией и демонстративным типом (r = 0,438; p = 0,007), а также мы выявили тесную связь между общий уровнем напряженности механизмов психологической защиты и циклотимической акцентуацией характера (r = 0,573; p = 0,000).

Из полученных результатов корреляционного исследования мы делаем следующие выводы. К отрицанию как к механизму психологической защиты склонны юноши и девушки с гипертимической и демонстративной акцентуациями характера, а к замещению – с циклотимической и застревающей. Для циклотимической акцентуации также характерен такой механизм защиты как компенсация и высокий уровень общей напряженности психологических защит. «Демонстративные» юноши и девушки склонны проецировать неприемлимые чувства и мысли на окружающих, делая их тем самым как будто вторичными. 

В целом современных юношей и девушек, исходя из результатов исследования, можно охарактеризовать как личностей с негармонично развитыми чертами характера, что говорит не только об их трудностях в социальном взаимодействии, но и о не до конца прожитых кризисах на прошлых этапах развития, а также об усилении будущих возрастных кризисов. Они также характеризуются высокой сенситивностью и острым переживанием эмоций, что не было ранее присуще юношескому возрасту [6]. Современные молодые люди отличаются инфантильностью, при этом юноши предпочитают более продуктивные механизмы защиты, что говорит о их большей личностной зрелости, по сравнению с девушками. Они находятся в некомфортной для себя социальной ситуации и испытывают трудности профессионального или личностного плана. Это может негативно сказаться на их дальнейшем ходе развития и требует коррекции.

Подводя итог проделанной работы, мы можем говорить о существовании связи между определенными механизмами психологической защиты и акцентуациями характера в юношеском возрасте, современные представители которого демонстрируют дисгармоничное личностное развитие и высокий уровень напряженности психологических защит.

 

Список литературы:
1. Божович Л.И. Проблемы формирования личности – Воронеж: НПО «МОДЭК», 2001. – 352 с.  
2. Валиуллина Е.П. Гендерные особенности психических состояний в юношеском возрасте – М.: Концепт, 2016. – С. 106-112.
3. Дворянчиков Н.В. Взаимосвязь психологических защит и полоролевой идентификации в пубертатном периоде – М.: Психолого-педагогические исследования, 2010. – С. 38-54.
4. Каменская В. Г. Психология конфликта. Психологическая защита и мотивации в структуре конфликта – М.: из-во Юрайт, 2018. – 150 с. 
5. Леонгард К.Л. Акцентуированные личности – М.: Феникс, 1989. – 780 с. 
6. Омарова М.К. Связь структурно-содержательных характеристик Я-концепции с акцентуациями характера в раннем юношеском возрасте - СПб, 2001. – 164 с.
7. Тулупьева Т.В. Психологическая защита и особенности личности в юношеском возрасте: автоматизация обработки данных исследования и их статистический анализ // Труды СПИИРАН. Вып. 3, т. 2. – СПб.: Наука, 2006. – С.224-234. 
8. Черных О.Н. Механизмы психологической защиты в подростковом возрасте – СПб: Психология XXI века, 2005. – С.24-27. 
9. Якобсон П.М. Психология чувств и мотивации – М.: Институт практической психологии, 1998. – 304с. 
10. Яковлева А.В. Полоролевая идентификация и механизмы психологических защит у старших подростков // Системная психология и социология – М., 2013. – С. 5-9.