Статья:

Роль сопоставления языков и культур в раскрытии сущности политической культуры

Конференция: LXXXIII Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Филология

Выходные данные
Карагезова М.Г. Роль сопоставления языков и культур в раскрытии сущности политической культуры // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. LXXXIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 14(83). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/14(83).pdf (дата обращения: 19.04.2021)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Роль сопоставления языков и культур в раскрытии сущности политической культуры

Карагезова Милена Гурамовна
магистрант Пятигорского государственного университета, РФ, г. Пятигорск
Ширяева Татьяна Александровна
научный руководитель, Пятигорский государственный университет, РФ, г. Пятигорск

 

COMPARISON OF LANGUAGES AND CULTURES AND ITS ROLE IN REVEALING THE ESSENCE OF POLITICAL CULTURE

 

Milena Karagezova

Master’s sudent, Pyatigorsk State University, Russia, Pyatigorsk

Shiryaeva Tatyana Alexandrovna

scientific director, Pyatigorsk State University, Russia, Pyatigorsk

 

В центре внимания исследователей всегда сосредотачивались проблемы взаимодействия культур, их взаимовлияния, а также соотношения культуры и языка. Если раньше интерес ученых был направлен главным образом на устройство языка, то на данный момент центральное место занимают вопросы о связи языка с миром человека, насколько он зависим от языка и каким образом ситуация общения определяет выбор языковых средств. В результате такой тенденции,  произошел перенос центра тяжести с изучения системы языка на исследование речи. По замечанию В. фон Гумбольдта, между каждым конкретным языком и духом народа существует неразрывная связь и, чем интенсивнее влияние духа на язык, тем закономернее и активнее его развитие. Поэтому, из-за такого тесного взаимодействия, одно обязательно должно становиться следствием другого. Цитируя автора, следует подчеркнуть, что: «язык это внешнее проявление духа народов: язык народа есть его дух, и дух народа есть его язык, и трудно представить себе что-либо более тождественное» [4, с. 68].

Поддерживая вышеизложенное мнение, Тер-Минасова сравнивает язык с зеркалом, где отражается не только внешний мир, окружающий человека, его среда существования, но и непосредственно его национальное сознание, ментальность, образ жизни, традиции, система ценностей, а также восприятие мира [9, с. 38]. Более того, исследователь добавляет, что в пределах собственной культуры создается некий стереотип особого восприятия мира, видение образа жизни и менталитета как единственно возможного и, что самое главное, единственно правильного [8, с. 33].

По справедливому замечанию А. П. Садохина, на сегодняшний день неотъемлемым компонентом изучения иностранных языков и их использования в качестве средства межкультурной коммуникации являются глубокие и разносторонние знания культуры носителей этих языков, их менталитета, национального характера, образа жизни, виденья мира, обычаев, традиций. Только в результете сочетания этих двух видов знания – языка и культуры обеспечивается эффективное и плодотворное общение [7, с. 95].

В настоящее время, как считает Усикова Л. Ф., благодаря повышенной общественно-политической активности, увеличился, в значительной мере, интерес к проблеме политической культуры, которую исследователь рассматривает в качестве общепризнанной сферы, связанной с политикой, политической деятельностью, поведением и сознанием людей. Немаловажным остается и то, что политическая культура накапливает в себе исторический и социальный опыт национальной или наднациональной общности, которая воздействует на формирование ориентаций в политике, политического поведения индивидов,  а также малых и больших групп [10, с. 90].

Считается, что формирование представлений о политической культуре берет свое начало с классической концепции американских политологов
Г. Алмонда и С. Вербы, которые подняли вопрос о политической культуре в плоскость политической теории. Впоследствии, разработанное понятие охарактеризовало политическую культуру  как особое явление сознания, а затем концепция стала основным фактором в изучении и объяснении политической культуры. Поэтому, не удивительно, что базовые идеи этой концепции пользуются актуальностью и сегодня. Стоит добавить, что политическая культура также рассматривается исследователями с точки зрения психологических ориентаций, которые имеют влияние на политические позиции людей и модели их поведения. Поэтому, в качестве особенности данной концепции выделяется субъективистский подход в толковании общественных явлений, который сводит политическую культуру к субъективно-психическим феноменам [1, с. 131].

У А. А. Борисенкова свое мнение на этот счет, он полагает, что политическая культура отражает собой то, как должна осуществляться политическая деятельность в рамках использования политической власти и как следствие в правилах принятия руководящих решений. Автор отмечает, что при рассмотрении общественных явлений, политическая культура выступает в качестве разновидности общественной культуры, а в современной политической науке она сводится к явлениям человеческого сознания и поведения, что совершенно искажает её сущность [2, с. 33].

Современный российский политолог К. С. Гаджиев, объединив все типологии, предложенные западными исследователями, предложил на основе вычленения в них общих черт выделить три типа, иными словами «супертипа» политической культуры: органическую, либерально-демократическую и смешанную [3, с. 78].

Являясь системой, политическая культура имеет свою структуру, представляющую собой совокупность взаимосвязанных элементов, которая включает в себя знания о политике, убеждения, ориентации, ценностные суждения, оценки политических явлений, политическое сознание, характер мышления, признанные в обществе политические нормы, навыки, способы политической деятельности, умения и опыт. Как результат, структурные элементы формируют культуру политического сознания, поведения и функционирования политических институтов [10, с. 94] Важнейшим элементом системы культуры Т. С. Карадже считает психоэмоциональную установку «свои-чужие», которая обуславливает особенности освоения или отторжения  чужой культуры и различных новаций внутри социума. По мнению ученого, в политической культуре имеется особый «защитный пояс», который состоит из идеологии,  политических мифов,  традиций, норм, ритуалов, стереотипов, передаваемых из поколения в поколение и придающих устойчивость культуре. В отношении защиты, автор выделяет три типа: жесткий, эластичный и неустойчивый [5, с. 15].

Безусловно, культура участвует в выполнении всех функций присущих политике в целом, но делает это особым образом – через развитие человека и его гражданской позиции. Она формирует политическое самосознание общества и определенный тип политического поведения и мышления. К числу важнейших О. В. Омеличкин относит функции легитимизации, идентификации, интеграции, ориентации, нормативно-регулятивную; коммуникативную, адаптационную и функцию социализации [6,  с. 9].

Подводя некоторые итоги, стоит отметить, что связь языка и культуры настолько прочна, что в результате они не могут функционировать друг без друга, взаимообуславливая и взаимодополняя друг друга, а политическая культура, со своей стороны, проявляется в культурных свойствах личности и способах ее самовыражения. Культура реализует важнейшие задачи политического формирования и развития человека, а расширение творческого потенциала личности и диапазона ее политических возможностей составляет суть этого процесса. Основными показателями ее культуры являются реально используемые права и свободы. Именно личность является носителем и творцом политической культуры. Таким образом, цель человеческой жизни должна быть сосредоточена не на занятии политикой, а на создании культуры, так как политика выступает в качестве инструмента, который обеспечивает возможность для культурного развития.

 

Список литературы:
1. Алмонд Г. А.  Гражданская культура.  Подход к изучению политической культуры / Г. А. Алмонд, С. Верба. – 2010. – № 2 (57)  – C. 122-144.
2. Борисенков А. А. Политическая культура: сущность, виды и закон / 
А. А. Борисенков // PolitBook. – 2014. – №2. – С. 33-53.
3. Гаджиев К. С. Основные модели политической культуры / Политическая культура: теория и национальные модели. М.: Интерпракс. – 1994. – C. 78-103.
4. Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию / 
В. фон Гумбольдт. – М.: Прогресс. – 1984. – 396 с.
5. Карадже Т. В. Политическая культура как система: содержание, структура и принципы функционирования // Вопросы политологии. – 2014. – №3(15). – С. 9-20.
6. Омеличкин О. В. Структура политической культуры / 
О. В. Омеличкин // Политические науки. – Вестник Кемеровского государственного университета. – 2017. – С. 4-11.
7. Садохин А. П. Введение в теорию межкультурной коммуникации / А. П. Садохин. – М.: Высшая школа. – 2005. – 310 с.
8. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация / 
С. Г. Тер-Минасова. – М.: Слово / Slovo, 2000. – 262 с. 
9. Тер-Минасова С. Г. Война и мир языков и культур : вопросы теории и практики межъязыковой и межкультурной коммуникации / С. Г. Тер-Минасова. – М.: Слово / Slovo, 2008. – 344 с. 
10. Усикова Л. Ф. Политическая культура. / Л. Ф. Усикова // МГГУ им. М. А. Шолохова. – № 1. – 2010. – С. 90-101.