Статья:

Образы европейцев в японском обществе

Конференция: XCII Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: История и археология

Выходные данные
Панина Я.А., Кихтенко А.Е. Образы европейцев в японском обществе // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. XCII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 23(92). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/23(92).pdf (дата обращения: 06.03.2021)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Образы европейцев в японском обществе

Панина Яна Андреевна
студент Армавирского государственного педагогического университета, РФ, г. Армавир
Кихтенко Анастасия Евгеньевна
студент Армавирского государственного педагогического университета, РФ, г. Армавир
Назарова Вероника Вячеславовна
научный руководитель, канд. ист. наук, доцент Армавирского государственного педагогического университета, РФ, г. Армавир

 

XIX век – время колонизаторского «открытия» многих стран. В этой связи следует отметить то, что у европейских стран проявлялся особый интерес к Японии в рассматриваемый период. Это было связано в первую очередь с тем, что страна придерживалась политики изоляции на протяжении двух веков, которой способствовало даже природно-географическое расположение.  Вместе с ограничениями «на въезд» был введен и полный запрет на выезд японцев за пределы архипелага.

Первыми европейцами, с которыми был установлен контакт стали торговцы из Португалии. Позднее, уже в 1854 г. произошло «открытие» Японии американцами с заключением торговых договоров.

Естественно, после стольких лет консервации только исконной культуры японского общества взаимодействие с элементами европейской культуры было катастрофическим явлением. Когда японцы смогли оценить ту пропасть в развитии своей страны и странами Европы, то были очень шокированы своей «отсталостью» и «неполноценностью». Такой своеобразный кризис самоидентичности имел проявление во всех сферах жизни общества Японии. Кризисные явления наблюдались в политической, культурной сферах, а также в сфере личностного отношения людей к себе, так как распространенным объяснением стала отсылка к телесному несовершенству и внешнему отличию от колонизаторов. [5]

Интерес к самопознанию и к взаимопознанию предопределил такое диаметрально разное формирование образов двух народов в разрезе существовавшей проблемы «Запад- Восток». При изучении этого вопроса можно столкнуться как с образом идеализированных «чужаков», которые привнесли своим приходом цивилизацию в неразвитое общество, так и с образом чужеродного организма, который паразитирующим образом, разрушая многовековые устои национальной культуры, насаждал свои порядки. Подтверждение этому тезису можно найти в  фольклорном творчестве, где, как правило, просматривались и идеализировались экзотические черты чужой культуры и женщины «новых» национальностей, а образом, порождающим ненависть, обычно служил мужчина-завоеватель. [4]

Характерной чертой японцев при контакте с чужой культурой является выборочное копирование её полезных элементов, которые возможно качественно применять в собственной среде. Данная тенденция уходит корнями еще во времена португальского контакта с японцами. В этой связи, становится понятно, почему некоторое поведение, манеры и взгляды европейцев повергали в шок представителей японского общества. 

Образы европейцев в японском обществе формировались из тесного взаимодействия двух культур:

1. Как уже было отмечено, первое проникновение европейцев на территорию японских островов было совершено португальскими торговцами в 1543 г. Этот контакт интересен тем, что вместе с собой они привезли оружие, которое поразило японцев.  Предприимчивые жители Японии менее чем за год смогли наладить собственное производство мушкетов. Кузнеца- умельца Яита Кимбэй, которому удалось первому сделать рабочий образец, запечатлели в истории с помощью легенды про дочь Вакасаку, которую выдали замуж за португальского торговца, чтобы раздобыть секрет производства и привезти его домой.

2.Голладским торговцам было разрешено контактировать с Японией после ее закрытия в 1639 г. Однако их свободное передвижение было невозможно. Из-за политики изоляции страны в японском обществе сформировалось довольно странное представление о европейском человеке. Этот тезис можно подтвердить тем, что один из японских мыслителей в начале XIX века - Хирата Ацутанэ, описывая голландцев, утверждает, что у них собачьи глаза, они носят каблуки ввиду отсутствия на ногах пяток, они справляют малую нужду, поднимая ногу, как собаки, и столь же похотливы.

3. Еще одним аспектом разности двух культур стала кухня. Японцы наотрез не понимали предпочтений колонизаторов в пище. Так, любовь «белых людей» к мясным продуктам рассматривалась японцами как катализатор их агрессивности и дикости. А употребление в пищу молочных продуктов просто повергало их в шок. Это связано, в первую очередь с тем, что в Японии молоко считалось «белой кровью» и потребление человеком в качестве еды было невозможным. Следует отметить, что  после преобразований  Мейдзи и старта модернизационных процессов изменить это отношение не удалось. Открывшиеся рестораны, в меню которых содержались мясные блюда, оставались без посетителей. [1]

4. Огромное место в традиционной культуре Японии выделяется одежде как основному отличию социальных слоев друг от друга. С модернизацией  Мейдзи связано заимствование многих обычаев европейцев. В первую очередь это касалось внешнего вида и одежды. Затронуло это преобразование военных и чиновников. Было запрещено приходить на службу в кимоно, на смену ему внедрялся европейский костюм. Чтобы подать пример своим подданным император Мейдзи в 1873 и 1888 г. на официальных своих портретах запечатлен в европейском мундире. Европейский человек даже в одежде казался японцам более статным, сильным и могущественным, а родной японский костюм являлся олицетворением слабости. Поэтому в указе, который издал Мейдзи, можно прочесть: «Выглядя слабым, как можно управлять Поднебесной хотя бы один день?». Мужчины носили европейское платье прежде всего на работе и в общественных местах. Оно служило мерилом «цивилизованности». Стоит отметить, что благодаря этому  японцы, конечно, внешне  приблизились к европейцам, но зачастую выглядели в подобных костюмах комично. [6]

5. Европейский человек с его верой, с новым для японца вооружением поменял их  представление не только об окружающем и таком неизведанном мире,но и оказал огромное влияние на японскую моду. Нанбанджины или как португальцев еще называли «южные варвары» (в самом названии, которое присвоили этим людям, можно оценить отношение японцев), хоть и вызывали большое недоверие масс, однако привнесли своим приходом много полезного из европейской моды для простых жителей Японии. Так, у самураев вместе с новым видом вооружения появились новые доспехи с железными пластинами на груди. Что касается простого люда, то здесь входят в моду европейские облегающие подштанники как хорошая и удобная рабочая одежда, также преобразованный португальский плащ, который защищал от непогоды. Эти примеры свидетельствуют о том, что несмотря на явную долю недоверия, присутствующую в умах японцев по отношению к европейскому человеку, все же они шли на контакт и даже перенимали определенные новшества. [3]

6. Вынужденное «открытие» Японии произвело на основную часть его общества чувство культурного шока. Дело было даже не в искусстве и технике, а просто во внешних различиях двух антропологических типах людей. Определение по типу свой/чужой происходило на основании выделения признаков разности. Разумеется, нельзя отбрасывать политических, психологических, умственных и культурных отличий «своих» от «чужих», но чрезвычайно важными следует признать и различия телесные. А в эпоху колониализма эти признаки и вовсе приобретают решающее значение, так как по цвету кожи и телесному строению делались выводы о цивилизованности, культуре или варварстве того или иного государства.  Телесным образцом для японцев долгое время считалось тело европейского человека, так как у них наблюдались более высокий рост и крепкое телосложение, длинные ноги и широкие плечи. Что касается женщин, то их внешний вид был более жизнеспособен и репродуктивен в сравнении с японскими женщинами.   Японцы полагали: для достижения этого идеала следует поместить природного японца в те же условия, в которых проживали европейцы. При этом считалось, что телесное поведение традиционного японца «искусственно», «портит» человеческую «природность» и нарушает «правильную» пропорцию между верхней и нижней частями тела. Самолюбивый и одаренный народ (в лице лучших его представителей) не желал уступать европейцам. [2]

Подводя итог, можно отметить то, что и у японцев, и у европейцев присутствовало множество ошибочных стереотипов относительно друг друга. Каждый считал противоположную сторону недотягивающей до уровня развитой нации и страны. Однако следует отметить, что закончились эти контакты двух абсолютно разных цивилизаций взаимопроникновением культур, где одни научились ценить техническую сторону развития, а другие начали изучать духовное развитие Востока в лице Японии. Одна цивилизация – Европа, за годы изоляции Японии вырвалась вперед в плане технического прогресса, научной революции и, возможно, именно поэтому смотрела на японцев через призму своего развития. А японцы, придерживаясь своих духовных и нравственных основ, во многом не понимали пришедших «варваров». Европейская цивилизация смогла открыть для себя духовность Японии только намного позже. Справедливости ради, стоит отметить, что и японцы при взаимодействии с чужой для них культурой перенимали все, что может быть полезно для их общества и внедряли это в жизнь.  В конечном счете, такой контакт цивилизаций оказал благотворное влияние на развитие обеих сторон в будущем.

 

Список литературы:
1. Кин Д. Японцы открывают Европу. М., 1972. 
2. Мещеряков А. Н. Стать японцем. Топография и приключения тела. М., 2012. 
3. Мещеряков А. Н. Быть японцем. История, поэтика и сценография японского тоталитаризма. М., 2009. 
4. Николаева Н. С. Художественная культура Японии XVI столетия. М., 1986. 
5. История Японии. Под редакцией Д. В. Стрельцова. М., 2015. 
6. Experiences of Japan 2005 — Foreign Images and Experiences of Japan. Vol. 1. First century AD to 1841. Compiled, edited and inpart translated by McOmie W. Folkestone. Global Orientals, 2005