Статья:

Применение условно-досрочное освобождение от отбывания наказания

Конференция: XCIV Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Осканов М.Н. Применение условно-досрочное освобождение от отбывания наказания // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. XCIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 25(94). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/25(94).pdf (дата обращения: 25.09.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Применение условно-досрочное освобождение от отбывания наказания

Осканов Магомед-Амин Нажмудинович
магистрант, Волго-Вятский институт (филиал) Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), РФ, г. Киров

 

APPLICATION OF CONDITIONAL EARLY RELEASE FROM SERVING A SENTENCE

 

Oskanov Magomed -Amin Nazhmudinovich

Master student, Volgo-Vyatka Institute (branch) University named after O.E. Kutafina (Moscow State Law Academy), Russia, Kirov

 

Аннотация. В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы, возникающие при применении норм института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. Вынесены на обсуждения предложения по совершенствованию отечественных и зарубежных авторов. Внесены предложения по корректировке конкретных норм.

Abstract. the article deals with theoretical and practical problems arising in the application of the norms of the institution of parole. Proposals on improvement of domestic and foreign authors were submitted for discussion. Proposals were made to adjust specific rules.

 

Ключевые слова: условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, проблемы, практика, нарушения, вина, ущерб.

Keywords: conditionally-early release, problems, practice, violation, fault, damage.

 

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (далее – УДО) является межправовым комплексным институтом. Вопрос об основаниях и порядке применения УДО решается как в соответствии со ст. 9 и 175 УИК РФ [1], так и с учетом положений ст. 397, 399 УПК РФ [2], статьями 79, 93 УК РФ [3].

Условно-досрочное освобождение (далее – УДО) является одним из самых применяемых институтов уголовного права, регламентирующих досрочное освобождение от отбывания наказания.

Общим для УДО на протяжении всего исторического развития является наличие действенного механизма контроля за поведением лиц, находящихся на свободе в порядке УДО, и высокие требования к должностным лицам, осуществляющим институт УДО на всех его этапах (работа в исправительных учреждениях, рассмотрение вопроса об УДО, контроль и помощь условно освобожденным) [4, c. 23].

Условно-досрочное освобождение-это своего рода освобождение от наказания. Суть его заключается в том, что осужденные освобождаются от дальнейшего отбывания наказания при условии обязательного соблюдения ряда правил, перечисленных в законе и установленных судом в соответствии со ст. 79 и 93 УК РФ [5, c. 2].

Вопросы применения УДО остаются предельно актуальными, так как ни один другой аспект исполнения уголовных наказаний не вызывает столь живого интереса у осужденных к лишению свободы и сотрудников уголовно-исполнительной системы.

Именно поэтому в представленной статье будут рассмотрены проблемы применения института УДО и перспективы его совершенствования в России [7].  

Детализируя положения ст. 79 УК, уголовно-исполнительное законодательство в ст. 9 УИК РФ определяет, что исправление - это формирование у осужденных уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам, традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения, а в ст. 175 УИК закрепляет обстоятельства, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании наказания (полное или частичное возмещение вреда, раскаяние в содеянном, данные, характеризующие личность осужденного и его поведение за весь период отбывания наказания).

При этом закон не устанавливает, имеет ли какое-либо из перечисленных оснований приоритетное значение; необходимо ли соблюдение всех указанных требований; влияет ли отсутствие одного из них на возможность принятия судом положительного решения об условно-досрочном освобождении (например, осужденный не имеет ни одного поощрения или не раскаялся в содеянном).

Относительно последнего обстоятельства имеются противоречия.

Раскаяние в содеянном - одно из условий, свидетельствующих о том, что для исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного наказания.

Вместе с тем в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» есть разъяснение, согласно которому суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, среди которых непризнание осужденным вины.

Несмотря на то что раскаяние в содеянном и признание вины не тождественны, многие юристы сходятся во мнении, что раскаяние - понятие более широкое и включает в себя признание вины в содеянном. Лицо, раскаявшееся в преступлении, всегда признает вину, но лицо, признавшее свою вину, может и не раскаяться. Следовательно, непризнание вины означает отсутствие раскаяния.

В связи с этим вопрос о том, как вести себя правоприменителю в случае, если осужденный, обратившийся с ходатайством об условно-досрочном освобождении, не признал вину в совершении преступления (что не должно учитываться), т.е. не раскаялся в содеянном (что должно учитываться), остается спорным.

Корректировки требует такое обязательное основание условно-досрочного освобождения, как возмещение вреда. При этом в ч. 4.1 ст. 79 УК содержится более развернутая формулировка: суд должен учитывать то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления.

Сделанное законодателем уточнение (полное или частичное возмещение вреда) не вносит ясности о необходимом минимальном размере той части вреда, которую необходимо возместить осужденному для получения права на условно-досрочное освобождение.

Во взаимосвязи с отменой условно-досрочного освобождения находится вопрос о том, нужно ли засчитывать время нахождения, осужденного на свободе до отмены условно-досрочного освобождения в фактически отбытый срок наказания?

Нередко осужденные, в отношении которых решения суда об условно-досрочном освобождении отменены по кассационным представлениям (и они направлены в исправительную колонию для дальнейшего отбывания наказания), указывают на необходимость зачесть в срок наказания промежуток времени, в течение которого они находились на свободе.

С одной стороны, осужденный не уклонялся от исполнения возложенных на него в соответствии с ч. 2 ст. 79 УК обязанностей, никаких правонарушений не совершал. Однако на протяжении условно-досрочного освобождения осужденный не продолжает отбывать наказание. Исходя из правовой природы этого института освобождения, он включает в себя понятия «условно» - освобождение от наказания под определенным условием - и «досрочно» - до указанного в приговоре срока полного отбытия наказания.

Поэтому в период нахождения на свободе осужденного, освобожденного условно-досрочно, он наказание не отбывает, так как не находится в местах лишения свободы, приговор в этой части временно не исполняется, за ним сохраняется часть срока наказания, которая не отбыта.

Нерешенными остаются проблемы, связанные с порядком назначения и проведения судебного заседания при рассмотрении вопроса об УДО от отбывания наказания. Например, необходимо ли участие в заседании осужденного; обязательно ли участие представителя администрации ИУ? Если говорить о необходимости участия в судебном процессе осужденного и представителя администрации исправительного учреждения, то, по нашему мнению, это является обязательным. Причем представителем администрации должно быть лицо, которое по своим должностным обязанностям ежедневно и непосредственно общается с осужденными и знает их не формально (не только по материалам личного дела). Это может быть: начальник отряда, инспектор ОВР, воспитатель, начальник ОВР, инспектор ГСЗ. Кроме того, лицо, представляющее осужденного в суде при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении, должно обладать определенными деловыми и профессиональными качествами. Важно, чтобы не получилось так, что из-за неграмотных и непрофессиональных действий представителя администрации ИУ, который не смог (не захотел) должным образом представить достойного осужденного к УДО, последний остался в местах лишения свободы [8, c. 131].

Участие самого осужденного необходимо, так как, несмотря на то, что суд не несет ответственности (в правовом смысле этого слова) перед обществом за освобождение или не освобождение осужденного, нельзя исключать фактор моральной ответственности. Каждый судья, вынося свое решение, должен тщательно взвесить все за и против и сам лично, а не только по представленным документам, убедиться в исправлении осужденного. Это отмечено и в определении Конституционного Суда РФ от 11.07.2006 N 351-О [9], в котором сказано: «Части вторая и третья статьи 399 УПК Российской Федерации в части, касающейся разрешения в судебном заседании вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания, предполагают, что при наличии соответствующей просьбы осужденного суд обязан обеспечить его участие в судебном заседании для изложения своей позиции и представления необходимых доказательств».

Законодатель не устанавливает, что какое значение при условно-досрочном освобождении наказание приобретают те или иные обстоятельства, предоставляя суду право решать достаточны ли содержащиеся в ходатайстве и в иных материалах данные для признания, осужденного не нуждающимся в полном отбывании назначенного судом наказания

Вывод о наличии или отсутствии оснований для осуществления будущего условно-досрочного освобождения в решении суда должно быть оправдано ссылками на конкретные фактические условия, рассмотренные на заседании суда.

Мы считаем, что для устранения имеющихся недостатков в деятельности по осуществлению условно-досрочного освобождения от отбывания наказания необходимо сделать вывод о законности и применимости данного института в суде и определить четко разработанные критерии, на основании которых они регулируются законодательством Российской Федерации.

Перечисляя проблемы условно-досрочного освобождения, нужно обратить внимание на неформальную дискриминационную практику судов по отказу от освобождения осужденных за особо тяжкие преступления (особенно убийства), а также на тех, кто остается на большой срок (обычно более 2-3 лет).

Закон не предусматривает таких оснований для отказа. Кроме того, срок, предусмотренный для права на условно-досрочное освобождение, уже учитывает категорию преступлений, совершенных осужденным.

Действующий закон предполагает, что при решении вопроса об условно-досрочном освобождении суды учитывают отношение осужденных к совершенным им действиям. Суды, вопреки рекомендациям Конституционного суда, интерпретируют эти нормы как требование для заключенных признать свою вину. Однако, на наш взгляд, освобождение не должно быть связано с каким-либо признанием преступления, ни возвратом ущерба, это требование является возможностью устранить УДО для осужденного в результате судебной ошибки, а также облегчает достижение УДО осужденного по экономическим преступлениям со значительными имущественными последствиями (ярким примером может быть дело Евгении Васильевой, освобожденной в рамках дела «Оборонсервиса») [6].

В части компенсации ущерба эта позиция не должна пониматься как «для условно-досрочного освобождения не требуется компенсировать ущерб», а как «категорически недостаточно для условно-досрочного освобождения простая компенсация вреда, слабо отражающего отношение к совершенному поступку».

Помимо реформирования существующего механизма условно-досрочного освобождения, есть более радикальное предложение разделить институт условно - досрочного освобождения на досрочное освобождение, это будет применяться к людям, которые доказывают свои исправления и не сопровождается специальными ограничениями для освобожденного, и условное освобождение тех, чье дальнейшее исправление возможно без полного отбытия ими наказания в виде лишения свободы, если они будут соблюдать установленные условия освобождения.

Сегодня необходимость решения многих проблем законодательного регулирования и реализации этого института, похоже, назрела. Рассмотрение уголовных дел показало, что есть много случаев, когда суды отказываются удовлетворять ходатайство об условно-досрочном освобождении, не основывают решение на законе, мотивируют отказ тяжестью преступления и повышенной общественной опасностью совершенного преступления, непризнание вины осужденных.

 

Список литературы:
1. «Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации» от 08.01.1997 N 1-ФЗ (ред. от 27.12.2019) // «Российская газета», N 9, 16.01.1997.
2. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 07.04.2020) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.04.2020) // «Ведомости Федерального Собрания РФ», 01.01.2002, N 1, ст. 1.
3. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 07.04.2020) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.04.2020) // «Российская газета», N 113, 18.06.1996, N 114, 19.06.1996, N 115, 20.06.1996, N 118, 25.06.1996.
4. Барыгина А. А. Процессуальные проблемы применения института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания // Российская юстиция.  2014.  № 2.  С. 23-26.
5. Дроздов А. И., Орлов А. В. Актуальные вопросы практики применения условно-досрочного освобождения // Ведомости уголовно-исполнительной системы.  2013.  № 6 (133).  С. 2-6.
6. Теслова Е. Условно-досрочное освобождение привяжут к возмещению ущерба // Сайтгазеты «Известия» от 22.10.2013. URL: http://izvestia.ru/news/559204 (дата обращения: 10.04.2020).
7. Трепашкин М. Как освободиться по УДО? // Российский тюремный журнал. URL: http://www.zashitazk.org/reference/8247E33/1260515255.html (дата обращения: 10.04.2020).
8. Червоткин А. С. Проблемы судебной практики рассмотрения ходатайств об условно-досрочном освобождении лиц, отбывающих лишение свободы // Уголовное право.  2015.  № 3.  С. 131-138.
9. Определение Конституционного Суда РФ от 11.07.2006 N 351-О «По жалобе гражданина Слюсаря Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями частей второй и третьей статьи 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // «Российская газета», N 262, 22.11.2006