Статья:

Юридическая ответственность судей по законодательству Российской Федерации

Конференция: X Студенческая международная научно-практическая конференция «Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Киселева И.И. Юридическая ответственность судей по законодательству Российской Федерации // Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. X междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(10). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_social/10(10).pdf (дата обращения: 07.02.2023)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Юридическая ответственность судей по законодательству Российской Федерации

Киселева Иннеса Ильсуровна
магистрант, Поволжский институт (филиал) Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)» в г. Саратове, РФ, г. Саратов
Милушева Татьяна Владимировна
научный руководитель, д-р юрид. наук, доцент, Поволжский институт (филиал) Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)» в г. Саратове, РФ, г. Саратов

 

Аннотация. Рассмотрены вопросы юридической ответственности судей. Автор проанализировал виды, понятие, принципы исследуемой категории.

Ключевые слова: Юридическая ответственность судей; виды, цели, принципы; порядок наступления.

 

В последнее время среди исследователей активизировались научные дискуссии относительно понимания и специфики ответственности судей.

В случае совершения противоправного деяния судья может быть привлечен к различным видам юридической ответственности, каждый из которых (конституционная, гражданско-правовая, административная, уголовная, материальная и т.д.) обладает как общими признаками, так и специфическими особенностями.

Конституционно-правовая ответственность отражает один из важнейших признаков статуса субъектов конституционных правоотношений.

В последнее время многими авторами изучению особенностей конституционной ответственности, субъектами которой являются участники конституционно-правовых отношений, уделяется пристальное внимание. Полагая, что самостоятельное выделение конституционной ответственности как вида юридической ответственности обусловлено необходимостью осуществления охраны Конституции, обеспечения практической реализации конституционных положений.

Правовой статус судей предопределяется тем, что судьи осуществляют публично-правовые задачи судебной власти, представителями которой они являются. В тоже время ни в одном нормативном правовом акте не говорится о возможности привлечения судей к конституционно-правовой ответственности. Хотя многие авторы настаивают на том, что в случае совершения судьей поступка, не совместимого с его высоким публично-правовым статусом и влекущим применение такой санкции, как досрочное прекращение полномочий, действуют нормы конституционно-правовой ответственности[1,c 95-102].

Как верно отмечает М.И. Клеандров, «нарушение судьей собственных конституционно-статусных требований к должности судьи должно влечь конституционно-юридическую, а не уголовную, не административную, не дисциплинарную, а также не этическую ответственность»[2c 1-8].

Конституционно-правовую ответственность необходимо разграничивать от государственно-правовой ответственности, применение которой регламентируется норами парламентского, административного и иных отраслей права. Государственно-правовую ответственность Н.В. Витрук относит наряду с муниципальной ответственностью к отраслевым видам публичной ответственности, в то время как конституционно-правовая ответственность, по мнению автора, носит надотраслевой характер[3,c 33].

Основными целями конституционно-правовой ответственности «являются обеспечение верховенства, высшей юридической силы, прямого действия Конституции, охраны и защиты действия и реализации Конституции.

Специфической особенностью реализации конституционных санкций заключаются в том, что наступление конституционно-правовой ответственности является возможным и перед государством, и перед гражданами.

В свою очередь, субъект, к которому применяется конституционная ответственность, виновно нарушил правовую норму и за это претерпевает негативные последствия, а в случае же отмены правового акта факт виновного противоправного поведения какого-либо субъекта вообще не выявляется, устанавливается лишь факт несоответствия конкретного правового акта конституции, закону или иному нормативно-правовому акту либо правовому принципу.

К сожалению, в действующем законодательстве в недостаточной степени регламентированы основания и процессуальные аспекты привлечения судей к конституционно-правовой ответственности.

Рассмотрим еще один вид ответственности такой как дисциплинарная ответственность судей являеющееся одним из самых дискуссионных и неоднозначных как на практике, так и в теории. Общее несовершенство современного организационно-правового механизма дисциплинарной ответственности судьи рассмотрено в научной литературе[4, c6-10].

Действующее законодательство также не содержит легальной дефиниции понятия дисциплинарной ответственности судей.

Данный пробел законодательства восполняется в научной литературе.

Так, под дисциплинарной ответственностью традиционным понимается принуждение, применяемое к судье, совершившему нарушение должностных обязанностей, и влекущее неблагоприятные для него последствия[5,c 98-101].

После внесения в 2013 г. изменений в Закон «О статусе судей в Российской Федерации» дисциплинарным проступком судьи стало считаться его виновное действие (бездействие) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате которого были нарушены положения названного Закона и (или) Кодекса судейской этики, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи.

Такая формула позволяет привлекать судью к дисциплинарной ответственности вплоть до досрочного прекращения его полномочий и за нарушение положений лишь Кодекса судейской этики, т.е. за чисто этический проступок.

К тому же существует проблема дисциплинарной ответственности судей - руководителей судов, для которых дисциплинарная ответственность за совершение дисциплинарного проступка в сфере их чисто властно-организационных, а не судейских полномочий вообще не предусмотрена.

За совершение дисциплинарного проступка согласно п. 1 ст. 12.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания, предупреждения, досрочного прекращения полномочий судьи.

Исследователи проблем дисциплинарной ответственности судей нередко обращают внимание на близость и необходимость разделения дисциплинарной и конституционно-правовой ответственности, например, посредством более четкого формулирования понятия дисциплинарного проступка, определения критериев его тяжести, вынесения за пределы дисциплинарной и отнесения к числу конституционно-правовой ответственности такой санкции, как досрочное прекращение полномочий судьи. из этого можно сделать выводы, что досрочное прекращение полномочий признается мерой и дисциплинарной ответственности, о чем свидетельствуют нормы Закона о статусе судей (ст. 12.1 и др.), и конституционно-правовой (примером служат нормы о досрочном прекращении полномочий Президента РФ - ст. 92 Конституции РФ). Другими словами, досрочное прекращение полномочий может выступать мерой не одного вида ответственности.

Субъектом, обладающим правом на применение такой санкции, как досрочное прекращение полномочий, является квалификационная коллегия судей (п. 7 ст. 12.1 Закона о статусе судей): она же выступает в роли одного из административных органов по отношению к судьям, т.е. отношения между квалификационной коллегией судей и конкретным судьей представляют собой властеотношения (разумеется, в рамках, обусловленных возможностью судьи по самостоятельному принятию решения при осуществлении возложенных на него полномочий). В тех случаях, когда ответственность субъекта наступает перед органом, с которым у него отсутствуют властеотношения, определяющие его деятельность в соответствующей должности, ответственность уже будет носить иной характер. Ответственность перед представительным органом (не важно, будет ли он являться законодательным органом или органом, специально образованным для оценки соответствия поведения публично-правового субъекта морально-этическим нормам) следует признать конституционно-правовой, так как ответственность публично-правового субъекта перед представительным органом, являясь специфическим элементом конституционного права, представляет собой конституционно-правовую ответственность.

Следует отметить, что гражданско-правовая ответственность судьи базируется на соответствующих нормах ГК РФ. Необходимость в защите гражданских прав возникает в случае их нарушения, но в тоже время действующее гражданское законодательство не содержит легального определения понятия гражданско-правовой ответственности. Данный пробел законодательства восполнен теорией гражданского права, где приводятся самые разнообразные трактовки гражданско-правовой ответственности.

В соответствии с ч. 2 ст. 152 ГПК РФ предварительное судебное заседание проводится судьей единолично. Стороны извещаются о времени и месте предварительного судебного заседания. Информационное обеспечение участников гражданского процесса в ходе подготовки гражданских дел к судебному разбирательству в современных условиях приобретает особую актуальность по целому ряду обстоятельств. Среди них - обусловленное законодательством требование доступности правосудия, соблюдение принципов состязательности и диспозитивности, предписания процессуальной экономии и соблюдения сроков рассмотрения дел. Данные проблемы продиктована также серьезными нарушениями в информационном обеспечении участников процесса как со стороны суда, так и со стороны сотрудников почтовой связи.

Согласно ч. 3 ст. 113 ГПК РФ лицам, участвующим в деле, судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчетом, чтобы указанные лица имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд. В этой связи суду необходимо соблюдать процессуальные требования к извещению лиц, участвующих  в деле. Как отмечено в Апелляционном определении Ставропольского краевого суда от 17.02.2016 по делу № 33-1032/2016[6].

Согласно ч. 1 ст. 6.1 ГПК РФ судопроизводство в судах и исполнение судебного постановления осуществляются в разумные сроки. Право на судопроизводство в разумный срок по своему содержанию - это субъективное процессуальное право, которое подлежит защите.

Нарушение разумных сроков можно трактовать как правонарушение, обладающие признаками: 1) вредоносность; 2) противоправность; 3) виновность; 4) наказуемость (применение к правонарушителю мер государственного воздействия); 5) причинно-следственная связь.

Указанные признаки раскрываются в составе правонарушения. Состав гражданского процессуального правонарушения, являясь разновидностью конструкции состава правонарушения, выработанной общей теорией права, представляет собой совокупность четырех элементов - объекта, объективной стороны, субъекта, субъективной стороны.

Объект гражданского процессуального правонарушения является сложным, поскольку, с одной стороны, его образуют отношения, складывающиеся при отправлении правосудия по гражданским делам, а с другой - субъективные права участников гражданского процесса.

Суды, как правило, отказывают в принятии исковых заявлений о взыскании ущерба, причиненного в результате нарушения сроков рассмотрения гражданских дел в суде, нарушения права доступа к правосудию и т.д., ссылаясь на то, что п. 2 ст. 1070 ГК РФ обусловливает возможность взыскания ущерба наличием установленной вступившим в законную силу приговором вины судьи в совершении преступления, а УК РФ предусматривает в качестве оснований такой ответственности только несколько умышленных преступлений, например предусмотренное ст. 305 УК РФ «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта».

В тоже время само по себе указание в п. 2 ст. 1070 ГК РФ на наличие вины судьи не может рассматриваться как противоречащее конституционной обязанности государства возместить вред, причиненный при осуществлении правосудия судом как органом государственной власти или судьей как его должностным лицом. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 25.01.2001 № 1-П[7] указал на то, что такое специальное условие ответственности за вред, причиненный при осуществлении правосудия, связано с особенностями функционирования судебной власти, закрепленными гл. 7 Конституции РФ и конкретизированными процессуальным законодательством (состязательность процесса, значительная свобода судейского усмотрения и др.), а также с особым порядком ревизии актов судебной власти. Как замечается в судебной практике, законодатель связывает ответственность государства с преступным деянием судьи, совершенным умышленно  или по неосторожности[8].

В совместном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 30, Пленума ВАС РФ № 64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»[9] отмечено, что суд вправе вынести решение об отказе в удовлетворении заявления о присуждении компенсации, если неисполнение заявителем процессуальных обязанностей (например, непредставление доказательств по гражданскому делу, неоднократная неявка в судебное заседание по неуважительным причинам) привело к нарушению разумного срока судебного разбирательства.

По мнению А.А. Кирилловых значение гражданско-правовой ответственности состоит в наступлении последствий, носящих неблагоприятный характер для правонарушителя в виде утраты определенной части принадлежащего ему имущества [10,c159].

По утверждению В.П. Мозолина, гражданско-правовая ответственность обладает имущественным характером, что позволяет ее применять как самостоятельно, так и в совокупности с иными правовыми санкциями, например, уголовно-правовыми, административными[11,c 33-40].

Уголовная ответственность судей выступает самым строгим видом юридической ответственности.

Привлечение судей к уголовной ответственности как за совершение преступлений в связи с осуществлением профессиональной деятельности, так и за преступления, ответственность за которые наступает на общих основаниях, усложнено, что объясняется гарантиями их должностной неприкосновенности.

Как устанавливает ст. 125 Конституции РФ, судьи неприкосновенны. Судья не может быть привлечен к уголовной ответственности иначе как в порядке, определяемом федеральным законом.

Судьи признаются специальными субъектами уголовного права. Так, ст. 305  УК РФ предусматривает уголовную ответственность за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Н.В. Романенко приводит данные, что три четверти (более 75% преступлений судей) связаны с их профессиональной деятельностью[12, c15-20].

Согласно ч. 8 ст. 448 УПК РФ не допускается возбуждение в отношении судьи уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, в случае, если соответствующий судебный акт, вынесенный этим судьей или с его участием, вступил в законную силу и не отменен в установленном процессуальным законом порядке как неправосудный.

Согласно ч. 3 ст. 16 Закона о статусе суде решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу принимается:

– в отношении судьи Конституционного Суда Российской Федерации - Председателем Следственного комитета Российской Федерации с согласия Конституционного Суда Российской Федерации;

– в отношении судьи Верховного Суда Российской Федерации, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, военного суда, арбитражного суда - Председателем Следственного комитета Российской Федерации с согласия Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации;

– в отношении судьи иного суда - Председателем Следственного комитета Российской Федерации с согласия квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта Российской Федерации.

В качестве несовершенства действующего законодательства в части привлечения судей к уголовной ответственности Н.В. Романенко называет то обстоятельство, что должностные преступления судей, как правило, относятся к категории преступлений небольшой или средней тяжести, и по наиболее распространенной «судейской» ч. 1 ст. 305 УК РФ срок давности составляет в соответствии со ст. 15, ст. 78 УК РФ 6 лет, по сопряженной с ней ч. 1 ст. 292 УК РФ - 2 года. Вследствие чрезмерной длительности стадии возбуждения уголовного дела в отношении судей около 20% возбужденных уголовных дел прекращаются за давностью на досудебных или судебных стадиях уголовного судопроизводства. Еще 20% дел, дошедших до судебных стадий, хотя и заканчиваются вынесением обвинительного приговора, однако осужденные судьи вследствие истечения давностных сроков освобождаются судом от отбывания назначенного наказания.[13,28-32].

Кроме того, действующим законодательством предусматриваются следующие ограничения в вопросе применения мер уголовно-процессуального принуждения к судьям:

1) ограничения на задержание судьи (ст. 449 УПК РФ, п. 5 ст. 16 Закона о статусе судей);

2) ограничения на принудительное доставление судьи в государственные органы (п. 5 ст. 16 Закона о статусе судей);

3) ограничения на личный досмотр судьи (п. 5 ст. 16 Закона о статусе судей);

4) ограничения на досмотр используемых судьей личных и служебных транспортных средств, принадлежащих ему документов, багажа и иного имущества (ч. 1 ст. 122 Конституции РФ, п. 1 ст. 16 Закона о статусе судей);

5) ограничения на заключение судьи под стражу (ст. 450 УПК РФ, п. 6 ст. 16 Закона о статусе судей).

В практике имеются случаи, когда судья, в отношении которого инициируется уголовное преследование за совершение деяния, содержащего признаки того или иного преступления, продолжает осуществление правосудия.

По мнению Д.А. Липинского, Е.В. Чукловой, субъектами процессуальной ответственности не могут быть любые субъекты процесса. В частности, субъектом процессуальной ответственности не может быть судья[14,c 39-61].

М.Н. Гальперин также указывает на невозможность суда выступать субъектом процессуального правонарушения, поскольку, не может быть ответственности перед самим собой[15,c 108].

Полагаем что данная точку зрения является необоснованной, поскольку законодательство возлагает на суд обязанности по неукоснительному соблюдению норм процессуального права при рассмотрении дел.

Обобщая изложенное, отметим, что необходимо обратить внимание  на причины нарушения судьей процессуальных сроков рассмотрения дел или сроков изготовления судебных актов, хотя следует выяснять, не обусловлены ли эти нарушения обстоятельствами, затрудняющими служебную деятельность судьи (чрезмерная нагрузка судьи, ненадлежащая организация работы суда и иные заслуживающие внимания обстоятельства, не позволившие судье выполнить свои должностные обязанности в течение установленных законом сроков).

В этой связи предлагаем дополнить Закон о статусе судей статьей 12.2 «Обстоятельства, смягчающие и отягчающие дисциплинарную ответственность» следующего содержания:

«1. При наложении на судью взысканий за совершенный дисциплинарный проступок должны учитываться обстоятельства, смягчающие ответственность, и обстоятельства, отягчающие ответственность.

2. Обстоятельствами, смягчающими ответственность, признаются:

1) совершение дисциплинарного проступка впервые;

2) совершение дисциплинарного проступка в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;

3) явка с повинной и добровольное сообщение о совершенном им дисциплинарном проступке;

4) признание вины;

5) наличие положительных характеристик, наград, поощрений;

6) иные, смягчающие обстоятельства, которые могут быть признаны при рассмотрении дела.

3. Обстоятельствами, отягчающими ответственность, признаются:

1) совершение дисциплинарного проступка группой судей;

2) неоднократность (два и более раза);

3) причинение значительного ущерба государству;

4) совершение дисциплинарного проступка в состоянии опьянения».

В заключение можно отметить, что действующее законодательство в части закрепления ответственности судей и механизмов ее реализации требует определенных изменений и дополнений, которые могли бы послужить делу дальнейшего совершенствования правосудия, укреплению законности и правопорядка.

 

Список литературы:
1. Агеева Г.Е., Бурцев С.А. Дисциплинарная ответственность судей в общей системе юридической ответственности // Юридическая наука. 2017. № 1. С. 95 - 102.
2. Клеандров М.И. Конституционная ответственность судьи - дело послезавтрашнего дня? // Журнал конституционного правосудия. 2012. № 2. С. 1 - 8.
3. Витрук Н.В. Конституционная ответственность: вопросы теории и практики // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. С. 33.
4. Клеандров М.И. Дисциплинарный проступок судьи - что это такое сегодня? // Российский судья. 2014. № 6. С. 6 - 10.
5. Аулов В.К., Туганов Ю.Н. Процедура привлечения судей к дисциплинарной ответственности: пути дальнейшего совершенствования // Современное право. 2014. № 1. С. 98 - 101.
6. 12 Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 17.02.2016 по делу № 33-1032/2016 // СПС «КонсультантПлюс».
7. Постановление Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 № 1-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова» // Российская газета, № 30, 13.02.2001.
8. Апелляционное определение Липецкого областного суда от 06.08.2014 по делу № 33-2111/2014 // СПС «КонсультантПлюс».
9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 30, Пленума ВАС РФ № 64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Российская газета, № 5, 14.01.2011.
10. Кирилловых А.А. Защита прав потребителей: вопросы правового регулирования. - М.: Деловой двор, 2012. С. 159.
11. Мозолин В.П. Гражданско-правовая ответственность в системе российского права // Журнал российского права. 2012. № 1. С. 33 – 40.
12. Романенко Н.В. Приостановление и прекращение статуса судьи после совершения преступления // Мировой судья. 2017. № 8. С. 15 - 20.
13. Романенко Н.В. Истечение сроков давности привлечения судей к уголовной ответственности // Мировой судья. 2018. № 2. С. 28 - 32.
14. Липинский Д.А., Чуклова Е.В. Процессуальное правонарушение: понятие и признаки // Вестник гражданского процесса. 2017. № 4. С. 39 - 61.
15. Гальперин М.Л. Ответственность в гражданском судопроизводстве. М.: Волтерс Клувер, 2011. С. 108.