Статья:

Добросовестность сделки как основополагающий принцип гражданского законодательства Российской Федерации

Конференция: XXII Студенческая международная научно-практическая конференция «Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Алексеев В.А. Добросовестность сделки как основополагающий принцип гражданского законодательства Российской Федерации // Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. XXII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(22). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_social/11(22).pdf (дата обращения: 28.05.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Добросовестность сделки как основополагающий принцип гражданского законодательства Российской Федерации

Алексеев Владислав Александрович
студент Института экономики и предпринимательства, Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, РФ, г. Нижний Новгород
Ягунова Екатерина Евгеньевна
научный руководитель, канд. юрид. наук, доцент Института экономики и предпринимательства Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского, РФ, г. Нижний Новгород

 

Аннотация. В статье автор рассматривает добросовестность при совершении сделок как основополагающий принцип современного гражданского законодательства; существующие средства реализации принципа, а также предлагает свои средства обеспечения добросовестного поведения участников сделки.

 

Цель работы - рассмотрение вопросов, связанных с добросовестностью сделки.

Для достижения цели были поставлены следующие задачи: рассмотреть существующие определения добросовестности сделки; охарактеризовать методы обеспечения добросовестности; описать возможные варианты недобросовестного поведения участников сделки; предложить свои варианты обеспечения добросовестности.

В современном юридическом сообществе уже нет споров относительно принципов современного законодательства. В тоже время, субъекты, желающие обойти закон, совершенствуют способы противоправного поведения, находят возможность нарушить основные принципы гражданского законодательства, которое является базовой отраслью российского права и регулирует самые разнообразные правоотношения, участниками которых являются не только физические и юридические лица, но и государство.

Несмотря на древние корни принципа добросовестности, которые уходят к истокам римского права, среди позиций учёных нельзя найти единого мнения, а современный законодатель не даёт однозначного определения термина «добросовестность». Гражданский кодекс РФ лишь упоминает данный принцип без точного толкования его сущности. Так, согласно ч. 3 ст.1 ГК РФ принцип добросовестности, обязателен для участников гражданских правоотношений [1].

Согласно Постановлению Пленума Верховного суда РФ № 25 от 23.06.2015 «О применении судами некоторых положений раздела I части I Гражданского кодекса Российской Федерации», добросовестность или недобросовестность поведения сторон будет определяться исходя из поведения, ожидаемого от участника гражданского оборота, который учитывает права и свободы других участников. Добросовестность действий является презумпцией, следовательно, чтобы признать действия стороны недобросовестными, необходимо это доказать [3].

Что же понимается под недобросовестным поведением? Недобросовестным поведением следует считать обман контрагента (сообщение недостоверных сведений или их сокрытие), действия в обход закона с противоправной целью, злоупотребление правом [4]. Следует отметить, что, по мнению автора, к недобросовестному поведению можно также отнести совершение мнимых и притворных сделок (ст. 170 ГК РФ). Данные разновидности ничтожных сделок следует отличать от других видов недобросовестного поведения, так как они предполагают ненадлежащее поведение обеих сторон сделки, что позволяет выделить данные действия в отдельную категорию.

В правоприменительной практике есть несколько методов обеспечения добросовестности поведения контрагентов. Во-первых, эффективно применяется метод восстановления права, когда сделка признается недействительной и пострадавшая сторона может подать иск на восстановление нарушенных прав и возмещение убытков. Однако, данные меры применяются тогда, когда право уже нарушено, к тому же, очень слабо выражена превенция повторного деликта теми же лицами.

К средствам обеспечения исполнения сделок относятся неустойка, залог, задаток, обеспечительный платеж, выступая методами материального стимулирования. Один из контрагентов передает денежные средства, документы или ценные вещи с целью удостоверить серьезность намерений по заключению сделки и гарантирует этим действием исполнение обязательств. Следует отметить, что иногда сумма неустойки, залога, задатка, обеспечительного платежа или стоимость удержанной вещи оказывается ниже суммы, которая может быть получена субъектом в ходе противоправной деятельности (недобросовестного поведения).

Основная проблема применения существующих методов заключается в их низкой эффективности и не направленности на превенцию недобросовестного поведения. Кроме того неустойка, задаток, залог, обеспечительный платеж не всегда обеспечивают исполнение обязательств недобросовестным контрагентом. Например, когда просрочка исполнения договорных обязательств добросовестной стороной вызвана известным стороне форс-мажором, но недобросовестный контрагент требует оплаты неустойки. Видится, что существующих на сегодня средств недостаточно, а отсутствие в Гражданском кодексе РФ превентивных мер следует считать пробелом в праве, который необходимо восполнить для профилактики противоправного поведения.

В качестве нововведений по обеспечению добросовестного поведения сторон сделки предлагаются следующие варианты:

  • При обращении одной из сторон договора в суд с требованием признать сделку недействительной и восстановить нарушенные права в связи с недобросовестным поведением контрагента ответчику назначать в качестве дополнительной санкции выплату штрафа;
  • При вынесении судебного решения о признании сделки недействительной и восстановлении нарушенных прав в пользу истца, запретить ответчику совершать определенные виды сделок в течение определенного времени, при условии, что данный ответчик уже имел такой же статус по другому аналогичному иску. Данная мера аналогична лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в уголовном праве. Подобная мера может помочь стороне осознать неправомерность своих действий и избежать повторного деликта.
  • Ведение реестра недобросовестных контрагентов судами. Подобная мера способна защитить других участников гражданско-правовых отношений от действий нерадивой стороны, направленных на получение выгоды за счет участников гражданских правоотношений, от действия, невправленных на невыполнение условий сделки и так далее.

Рассматривая вопрос добросовестности можно отметить, что надлежащее поведение сторон является основной категорией гражданского законодательства. Заключение любого договора основывается на доверии сторон друг другу. Добросовестное поведение презюмируется Гражданским кодексом и является одним из основных принципов данной отрасли права, но не стоит забывать о мерах предупреждения неправомерного поведения и соответствующих санкциях с определенными правовыми последствиями, которые будут возложены на недобросовестное лицо после вынесения и исполнения решения суда.

 

Список литературы:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 01.10.2019) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 17.10.2019) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.
3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2015. № 140. 
4. Гражданское право: учебник: в 2 т. / О.Г. Алексеева, Е.Р. Аминов, М.В. Бандо и др.;  под ред. Б.М. Гонгало. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2018. Т. 1. 528 с.