Статья:

Учение о государстве Н. Макиавелли

Конференция: XXXIX Студенческая международная научно-практическая конференция «Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Носков А.А. Учение о государстве Н. Макиавелли // Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. XXXIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(39). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_social/6(39).pdf (дата обращения: 02.12.2021)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Учение о государстве Н. Макиавелли

Носков Андрей Андреевич
студент, Тольяттинский государственный университет, РФ, г. Тольятти

 

Актуальность выбранной темы опосредована содержанием учения Макиавелли и бесспорной возможностью применения его идей в современной политике, а также отражением ряда описанных им принципов в действующем национальном и международном праве. Кто-то негативно оценивает его учения, кто-то положительно, но равнодушным к идеям Макиавелли остаться невозможно.

Считается, что его произведение «Государь» положило начало правовой идеологии Нового времени. «Государь» был признан кодексом тирании. Доктрину, основанную на зловещих принципах – «цель оправдывает средства» и «победителей не судят», назвали макиавеллизмом [1].

Основными целями настоящего исследования стали:

1) рассмотрение взглядов ученых на идеи Макиавелли;

2) описание основных идей учения о государстве Макиавелли;

3) анализ использования идей Макиавелли в современном праве;

Философия Макиавелли была, главным образом, политической. Он не был классическим философом, его рассуждения скорее стали отражением его профессиональной деятельности в политике.

Николло Макиавелли стал автором нескольких книг, но наибольшей популярностью по сей день пользуется «Государь» 1513 года.

Термин макиавеллизм обычно связывают с беспринципностью в политике, с тем, что не учитываются нормы морали и религии, и последние используются как инструменты политического воздействия.

Учение Макиавелли уже многие годы порождает поле для дискуссий ученых.

Традиционно учение Н. Макиавелли анализируется с критических позиций. Если Г. Г. Водолазов категорически не принимает неправедные средства [2], а С. Б. Поляков говорит, что государственная власть по Макиавелли есть орудие реализации корыстных устремлений ее обладателей, то Г. П. Гребенник склонен к признанию существования аморальных действий [3]. В свою очередь, Б. Г. Капустин указывает, что не следует путать стратегию политической морали с аморальными стратегиями [4], тогда как И. И. Кравченко объясняет проявление «макиавеллизма» условиями кризиса и дисфункций общества [5]. Как обоснованно отмечает С. Е. Реженцев, указанные авторы рассматривают дилемму целей и средств, обозначенную Н. Макиавелли, через рациональное целеполагание, определяющее моральные обязательства и моральный долг. Расхождения в оценках способов решения противоречия между моралью и политикой связаны с определением моральной природы политики [6]. Однако, как указывает А. А. Гусейнов, «то, что именуется аморализмом Макиавелли, вытекает из аксиологической установки его политической философии, согласно которой благо государства выше блага составляющих его частей, отдельных граждан и их группы» [7]. Выводы А. А. Гусейнова близки к идеям, высказанным представителями кембриджской школы истории политической мысли, которые настаивают, что любую политическую мысль необходимо оценивать в двух контекстах: в историческом и в идеологическом. историк политической мысли из Новой Зеландии Джон Покок подчеркивал особую актуальность идей Маккивавелли в период развития государства, который он условно обозначил как «момент Макиавелли» или время столкновения молодой республики с кризисом провозглашенных ею ценностей и институтов [8]. Он устанавливает связь между республиканской мыслью во Флоренции начала XVI в., описанной Макиавелли, и гражданской войной в Британии, а также американской революцией. В этой связи Джон Покок делает вывод о том, что Америка родилась из страха перед коррупцией и желания продвигать классическую добродетель. Немецко-американский политический философ Лео Штраус, в свою очередь, называл Макиавелли «учителем зла», но восхищался им, его идеями и стилем изложения мысли. Итальянский коммунист А. Грамши черпал вдохновение из сочинений Макиавелли по вопросам этики и морали, их отношения к государству и революции. Они использовались в его работах о пассивной революции и при объяснении того, как обществом можно манипулировать, контролируя популярные представления о морали [9].

И среди российских ученых не утихает полемика относительно идей Макиавелли. Одни сравнивают личностную характеристику государя, описанную Макиавелли, с историческим личностями ХХ в. Например, А. Г. Авторханов приводит слова биографа Сталина Б. Суварина, который писал о нем: «Комбинация хитрости и насилия, предложенная Макиавелли на пользу Государя, практикуется генеральным секретарем ежедневно» [10].

М.А. Юсим приводит цитату В. Ленина в письме В. Молотову, где он разделяет методы насилия, предложенные Макиавелли: «Один умный писатель по государственным вопросам справедливо сказал, что если необходимо для осуществления известной политической цели пойти на ряд жестокостей, то надо осуществлять их самым энергичным образом и в самый кратчайший срок, ибо длительного применения жестокостей народные массы не вынесут» [11]. Автор указывает на сходство политических методов Макиавелли и Ленина, выделяя их радикализм и «якобинизм». Юсим обращает внимание на увлечение идеями Макиавелли Б. Муссолини, а также А. Гитлера, для которого работа Макиавелли была настольной книгой, он сам признавал себя его учеником. Осуществленный Н.А. Бердяевым [12] анализ ленинских идей о революции и государстве диктатуры пролетариата указывает, как отмечает С. С. Федулов, на их значительное совпадение с идеями Макиавелли (диктаторство, борьба за сильное, централизованное государство, «цинически равнодушное отношение к людям», антигуманизм и т. д.) [13].

В. И. Добреньков рассматривает Макиавелли как прототип современного эмпирического ученого, строившего обобщения на опыте и исторических фактах, подчеркивавшего бесполезность теоретизирования, которое сродни воображению. В лице Макиавелли социология и политология, по его мнению, обрели новое измерение, они стали наукой о поведении людей в обществе. Учение Макиавелли сегодня принято квалифицировать как политический реализм [14]. Что касается основных идей Макиавелли, то, в первую очередь, следует обратить внимание на представление Макиавелли о смешанной республике как об идеальной форме правления.

Особенность учения Макиавелли в том, что смешанную республику он считал результатом и средством согласования стремлений и интересов борющихся социальных групп. «В каждой республике всегда бывают два противоположных направления: одно – народное, другое – высших классов; из этого разделения вытекают все законы, издававшиеся в интересах свободы».

Макиавелли стремился опровергнуть общее мнение историков о порочности народа. Народные массы постояннее, честнее, мудрее и рассудительнее государя. Если единоличный правитель лучше создает законы, устраивает новый строй и новые учреждения, то народ лучше сохраняет учрежденный строй. Народ нередко ошибается в общих вопросах, но очень редко – в частных. «При избрании должностных лиц, например, народ делает несравненно лучший выбор, нежели государь». Даже взбунтовавшийся народ менее страшен, чем необузданный тиран: мятежный народ можно уговорить словом – от тирана можно избавиться только железом; бунт народа страшен тем, что может породить тирана, – тиран уже наличное зло; жестокость народа направлена против тех, кто может посягнуть на общее благо, «жестокость государя направлена против тех, кто, как он опасается, может посягнуть на его собственное, личное благо» [15]. В этой связи особое место в управлении государством Макиавелли, как это ни странно, отдавал народу. Политика у Макиавелли всегда шла впереди морали. Но при этом одной из основных идей Макиавелли также является принцип компромисса. Рассуждения о природе человека (индивида), существовавшие в тот период, Макиавелли существенно дополняет исследованием общественной психологии социальных групп, борющихся за влияние в государстве. В истории Флоренции раздоры простого народа (пополанов) и знатных людей (нобилей) с самого начала носили бескомпромиссный характер; этим обусловлена непрочность Флорентийской республики [16] Принцип компромисса рассматривался Макиавелли как «некая медиана между добром и злом» [17] или иными словами идея связанности государственной власти правом, которая сегодня является практически общепризнанной. Ясная формулировка главного противоречия государства сформулировано Макиавелли следующим образом: «...в каждой республике всегда бывают два противоположных направления: одно - к пользе народа, другое - к выгодам высших классов» [18]. Поиск первого направления, олицетворяемого в праве, - удел юридической науки по ее определению. Приоритет правителей, нацеленных на второе направление, удержание власти.

Эти противоречия вечны, и каждому поколению предстоит решать их применительно к своей жизни, хотя бы и провозглашено «правовое государство» [19]. Как писал Р. Иеринг: «До тех пор, пока право будет подвергаться нападению со стороны неправа, а это будет продолжаться, пока существует мир, - оно не будет избавлено от необходимости борьбы» [20].

В настоящее время во многих государствах, в том числе и в России, институт компромисса является составной частью многих отраслей законодательства. Это дает основание сделать вывод, что, несмотря на повсеместное тиражирование идеологических призывов на непримиримую, бескомпромиссную борьбу с преступностью, законодатель всегда допускал определенный компромисс в борьбе с ней, хотя об этом, естественно, в нормах закона не всегда упоминал [21].

Примечательно, что современный правовой компромисс в Российской Федерации закреплен в Уголовном кодексе Российской Федерации и Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, в Гражданском кодексе Российской Федерации и Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации, а также в ряде других отраслей законодательства. К примеру, действующий Уголовный кодекс Российской Федерации содержит более широкий в сравнении с Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР перечень норм, позволяющих органам, уполномоченным на осуществление уголовного судопроизводства, идти на разумный компромисс с подозреваемым (либо обвиняемым) в обмен на позитивное посткриминальное поведение указанного лица, а также соглашение между потерпевшим и лицом, совершившим преступление при соблюдении условий, предусмотренных ст 76 Уголовного кодекса Российской Федерации «Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением сторон» [22], находящих свое процессуальное воплощение в нормах ст. 25 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации «Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон». Кроме того, яркими примерами компромиссного подхода между властью и подозреваемым или обвиняемым в уголовно-процессуальном праве является применение норм главы 40 «Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением» и главы 40.1 «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [23]. В этой связи следует согласиться с мнением С. Н. Некига о том, что компромисс присущ как материальному, так и процессуальному праву, в контексте как императивных, так и диспозитивных норм и является его неотъемлемым структурным элементом, то есть имманентным свойством права, что, в свою очередь, указывает на неразрывность права как явления социальной реальности и компромисса как способа существования в ней [24]. Ведь только благодаря компромиссам, как отмечают А. А. Гамалей и М. А. Мусинова,  члены общества разрешают конфликты, достигают согласия, заключают «общественный договор», который и является основным его содержанием [25].

Также Макиавелли с особым интересом изучал и описывал положения римского права в своих научных произведениях. Причем, он подчеркивал, что римские законы были такими хорошими, что они смогли сохранить у римлян «столько добродетелей, сколько не сохранилось ни в одном городе, ни в одной республике» [26]. Притом «все порядки, существовавшие в Риме прежде, более соответствовали гражданскому и свободному строю, нежели строю абсолютистскому и тираническому» [27]. Религию же наряду с правом Макиавелли рассматривал как вещь совершенно необходимую для поддержания цивилизованности [27]. Кроме того, Макиавелли обращал особое внимание на важность последовательной политики государства в отношении порядка наследования и иных имущественных прав граждан. Макиавелли подчеркивал связь наследства и государственного развития, говоря, что народы могут забыть порабощение, завоевание, убийство отца, но они никогда не забудут утерянного наследства. И именно каждая семья в отдельности через наследственное правопреемство определяет будущее своей страны. И от того, как предсказуемо будет осуществляться переход прав, зависит будущее отдельной личности, а это, в свою очередь, определяет предсказуемость развития общества и государства [28].

Следует упомянуть и об инструментальности в государственном строительстве. Указанный подход воплощен в известной поговорке: «цель оправдывает средства». Он советовал нынешним правителям строить власть одновременно на любви и страхе: первая для своих, второй для чужих. Согласно Макиавелли, отношения, основанные на страхе, продолжаются дольше, так как индивид должен добровольно подвергнуть себя санкциям перед окончанием взаимоотношений. Чтобы быть эффективным, он должен иногда жертвовать краткосрочными отношениями (любви) ради долговременного уважения (страха), если его интересует развитие и рост людей, с которыми он работает. Лидер должен быть осторожен, если он хочет, чтобы страх не перешел в ненависть. Для ненависти характерно открытое поведение в терминах отношения, разрушения и стремления ниспровергнуть. Кроме того, примечательна идея Макиавелли о том, что насилие необходимо для успешной стабилизации власти и внедрения новых правовых институтов. Силы могут быть использованы для устранения политических конкурентов, принуждения народа к подчинению властям или очищения общества от преступников или врагов. Но при этом стоит отметить, что Макиавелли негативно относится к наемникам. Так, рассуждая о войске, которым государь защищает свою страну, он говорил: «Наемные и союзнические войска бесполезны и опасны; никогда не будет ни прочной, ни долговечной та власть, которая опирается на наемное войско» [26].

Отметим, что негативно отмечена роль наемников и с точки зрения действующего международного права. Учитывая их роль в вооруженных конфликтах, в Дополнительном протоколе I к Женевским конвенциям 1949 г. наемникам не предоставлено прав на статус комбатанта и военнопленного. Они лишены каких-либо правовых гарантий. В нем установлены критерии, позволяющие квалифицировать лицо в качестве наемника: «Наемник - это любое лицо, которое:

a) специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте;

b) фактически принимает непосредственное участие в военных действиях;

c) принимает участие в военных действиях, руководствуясь, главным образом, желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и функций, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны;

d) не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории контролируемой стороной, находящейся в конфликте;

e) не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте; и

f) не послано государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил» [29].

Для того чтобы квалифицировать лицо в качестве наемника, необходимо чтобы вышеперечисленные критерии соблюдались в совокупности [30]. Таким образом, не вызывает сомнений тот факт, что произведения Макиавелли оказали громадное влияние на последующее развитие политико-правовой идеологии. Несмотря на множество негативных оценок его учения из-за преобладания идей силовой политики, представляется верным поддержать его сторонников, поскольку многие из принципов, сформулированных Макиавелли были в числе прочего положены в основу не только ряда российских правовых норм (незыблемость частной собственности (ст. 35 Конституции Российской Федерации), безопасность личности и имущества, республика как наилучшее средство обеспечения свободы (ст. 1 Конституции Российской Федерации), ряд норм, регламентирующих порядок уголовного судопроизводства: прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон, особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением; особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве), но и норм международного права.

 

Список литературы:
1. Поляков С.Б. Самообеспечительная функция судебной власти // Арбитражный и гражданский процесс. 2018. №  5. С. 3.
2. Водолазов Г.Г. Идеалы и идолы. Мораль и политика: история, теория, личные судьбы. М., 2006. С. 325.
3. Гребенник Г.П. Проблема отношений политики и морали. Одесса, 2007. С. 51.
4. Капустин Б.Г. Критика политической философии. М., 2010. С. 365.
5. Кравченко И.И. Бытие политики. М., 2001. С 163-166.
6. Руженцев С.Е. Этическая позиция Н. Макиавелли и преодоление христианской моральной традиции в политике // Общество: философия, история, культура. 2018. № 4. С. 54.
7. Гусейнов А.А. Мораль и политика: урок Макиавелли // Философский журнал. 2014. № 2. С. 11.
8. Джон Гревилл Агард Покок. Момент Макиавелли: Политическая мысль Флоренции и атлантическая республиканская традиция. М: Новое Литературное Обозрение. Серия «Интеллектуальная история». 2020. 
9. Landy M. Culture and Politics in the work of Antonio Gramsei // Antonio Gramsei: Intellectuals, Culture, and the Party. Ed. J. Martin. N.Y.: Routledge, 2002.
10. Авторханов А.Г. Сталин и Макиавелли [Электронный ресурс] // Авторханов А.Г. Технология власти. 1991. Гл. III. URL: http://lib.ru/POLITOLOG/AWTORHANOW/tehnologiq.txt_with-big-pictures.html (дата обращения: 20.05.2021)
11. Юсим М.А. Макиавелли и марксизм [Электронный ресурс]. URL: http://www.srednieveka.ru/upload/journal/58.112- 132.pdf (дата обращения: 20.05.2021).
12. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990. С. 37.
13. Федулов С.С. Учение Н. Макиавелли: политический реализм или политический цинизм? // Общество: философия, история, культура. 2017. № 3. С. 35-40
14. Добреньков В.И. Политический реализм или политический прагматизм в международных отношениях // Гуманитарий Юга России. 2019. № 1. С. 20.
15. История политических и правовых учений: Учебник / Под ред. О. Э. Лейста. М.: Юридическая литература, 1997. С. 131.
16. Макиавелли Н. Государь. М., 1998. С. 46.
17. Макиавелли Н. Государь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. О военном искусстве. М.: Феникс, 1996. С. 124.
18. Поляков С.Б. Роль юридической науки в обеспечении законности / под ред. О.А. Кузнецовой, В.Г. Голубцова, Г.Я. Борисевич, Л.В. Боровых, Ю.В. Васильевой, С.Г. Михайлова, С.Б. Полякова, А.С. Телегина, Т.В. Шершень // Пермский юридический альманах. Ежегодный научный журнал. 2018. № 1. С. 44.
19. Иеринг Р. Борьба за право. СПб.: Издательство Вестника знания, 1912. С. 15.
20. Аликперов Х.Д. Компромисс как имманентное свойство уголовного права. URL: http://crimpravo.ru/blog (дата обращения: 10.05.2021)
21. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (в ред. от 05.04.2021, с изм. от 08.04.2021) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
22. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (в ред. от 30.04.2021, с изм. от 13.05.2021) // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.
23. Некига С.Н. Компромисс как составляющая механизма действия права // Ученые записки Таврического национального университета имени В.И. Вернадского. Сер.: Юридические науки. 213. Т. 26. № 2-2 (65). С. 37.
24. Гамалей А.А., Мусинова М.А. Компромиссные нормы в праве: общие характеристики и возможности использования // Российский следователь. 2020. N 8. С. 37 - 41.
25. Макиавелли Н. Владар. Размышления о первой декаде Тита Ливии. Военное искусство. Татран. - Братислава, 1992. С. 38.
26. Ахрамеева О.В. Унификация и гармонизация института наследования // Нотариус. 2018. № 7. С. 36.
27. Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12.08.1949, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I) (СССР ратифицировал данный документ с заявлением (Постановление ВС СССР от 04.08.1989 N 330-I)) // Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов.- М.: Юридическая литература, 1990. С. 636 - 647.
28. Королькова Е.Е. Проблема квалификации сотрудников частных военных и охранных компаний в качестве наемников по международному и национальному праву // Международное уголовное право и международная юстиция. 2019. № 1. С. 31.